facebook
Поиск
Понедельник 21 Октября 2019
  • :
  • :

После бунта

После бунта

Беспорядки эфиопской общины приостановлены. Надолго ли?
Нас обокрали грубо, подло, по-африкански. Как грабят наивных туристов в некогда красивой и развитой стране ЮАР. Теперь эта страна, сбросив “оковы апартеида”, стала одной из самых криминальных и нищих стран мира.
Но обокрали не только меня лично, не левых и не правых, не ортодоксов или светских – вчера обокрали саму нашу идею. Идею безопасного дома для всех евреев, идею того места, где раньше гонимый человек мог рассчитывать на защиту государства. Было пробито дно – национальная идея поругана, а будущее страны поставлено под угрозу. Страна получила обрезком железной трубы по голове от пригретого ею же бандита…
Война была объявлена не государственной структуре, война была против всего народа.
Политиканы всех мастей, от левых до якобы правых, – вы можете праздновать победу.
Ваша пропаганда ненависти к еврейскому народу достигла своей цели. Вчера на улицах городов и на трассах, соединяющих города, это было продемонстрировано с наглой ухмылкой и звериной жестокостью. Беснующаяся толпа повредила 6 машин скорой помощи и реанимобилей, 4 мотоцикла парамедиков скорой помощи. На въезде в Афулу эфиопской толпой был подожжен придорожный кустарник и ранен камнем сотрудник полиции. На развязке Гиват-Ольга был также ранен сотрудник полиции, а на развязке Полег и в Ашдоде – сожжены патрульные автомобили. В Кирьят-Малахи были повреждены все автомобили полицейского участка. В Тель-Авиве и многих других городах были разгромлены автобусные остановки. Половина страны стояла в пробках. Кто-то вовремя не попал на работу или домой с работы, а кто-то к врачу. Кто-то не успел вовремя забрать ребенка из садика, а кто-то не смог вовремя принять лекарство. Кому-то стало плохо от обезвоживания во время многочасового стояния в пробке, а какого-то водителя, пытавшегося прорвать заслон, чуть не линчевали, а его машину сожгли.
Мы все забываем, что делегируя государству часть своих свобод, можем рассчитывать на его защиту и помощь в соблюдении наших прав.
Жгли не машины полиции, это горели наши налоги на абсорбцию фалашмура, на бесплатные машканты для них. А ведь эти налоги могли бы пойти на здравоохранение, на пенсии нашим старикам.
Это экзамен государства на состоятельность.
Если лидеры эфиопской общины не осудят погромщиков, долг каждого нормального человека бойкотировать те партии, которые захотят ввести в Кнессет представителя “черной сотни”.
Полиция должна стоять на страже закона и применять оружие для его защиты, иначе наступит закон-тайга, медведь-хозяин и мы потеряем сначала порядок, а потом вообще все. В нашем случае, правда, наступит закон джунглей.
Нужно немедленно остановить пропаганду ненависти, к чертовой матери разогнать секторальные партии и, наконец, поменять прогнившую политкорректную систему. Лидер должен думать об интересах страны, а не о том, как посмотрит и одобрит ли “мировая общественность”. Она, эта пресловутая “мировая общественность”, навязала нам прием десятков тысяч эфиопских евреев. Евреев? Это явление не имело никакой основы ни в законодательстве государства, ни в религиозном праве. Но это было эффектно, нравилось публике за океаном и в Европе, и помогало бороться с навязанным левыми клеймом колонизаторов и националистов.
Но, как всегда в таких случаях, “грех влечет грех”, и за десятками тысяч фалашей начали завозить десятки тысяч фалашмура, которые уже не исповедовали даже эфиопской версии иудаизма, и претендовали лишь на отдаленную биологическую связь уже с самими фалашами.

Этот погром показал, насколько мелка и вонюча наша секторальная возня. Заложниками погромщиков стали левые и правые, религиозные и светские, а главное – наши дети, не попавшие на выпускные вечера в школах, плачущие младенцы на руках у матерей под палящим солнцем на дорогах, солдаты, идущие пешком домой и рабочие, которые вместо того, чтобы отдыхать перед следующим рабочим днем, дабы заработать на пособие для черных банд, стояли до ночи в пробках.
Власть, ау! Ты где? За что мы тебе платим?
Илья Левин, общественный деятель, руководитель амуты “Шаарей тарбут”




comments