facebook
Поиск
Вторник 11 Декабря 2018
  • :
  • :

“УКОЛЫ КРАСОТЫ”: что, где, кому, когда?

Автор:
“УКОЛЫ КРАСОТЫ”: что, где, кому, когда?

Что колоть – ботокс или гиалуроновую кислоту? Когда выбрать время для инъекций и как определить, действительно ли ты выйдешь из процедурного кабинета красоткой? Обо всем честно и без прикрас рассказывает Юлия Яковлева, врач эстетической косметологии клиники K-medic.

– Юлия, ты совсем недавно вышла замуж и на собственном опыте испытала все переживания невесты. Какие инъекции советуешь пройти девушкам перед свадьбой, чтобы выглядеть великолепно в свой самый важный день?

– Зависит от того, в каком возрасте невеста. Я в принципе не советую делать какие-либо инъекции девочкам, моложе 18- 20 лет. А вот после 20 лет – все зависит от типа кожи, от генетики и как вообще человек следит и ухаживает за кожей лица. Кому-то это нужно делать инъекции в 23 года, а кому-то можно начинать в 30 лет. Существует процедура «скинбустер» (skinbooster): гиалуроновая кислота маленькими папулами закалывается по всей коже лица. Кожа моментально получает заряд гиалуроновой кислоты, витаминов, пептидов. И если сделать 2-3 таких процедуры, то мелкие мимические морщинки заполняются, кожа выглядит сияющей изнутри, подтянутой, упругой – эффект восхитительный. И все это без какого-либо вреда или изменений во внешности: можно оставаться самой собой и при этом обновленной, а эффект держится до полугода. Это одинаково хорошо как для женщин, так и для мужчин независимо от возраста. Вот эту процедуру я бы рекомендовала сделать перед свадьбой.

 

– За сколько дней до мероприятия стоит делать инъекции?

– Все процедуры перед важными торжественными событиями, неважно – свадьба ли это, день рождения или просто отпуск, желательно делать за 2-3 недели до события. После инъекций могут оставаться микросиняки, кровоподтеки, или просто общая отечность лица.

– В условиях жаркого израильского лета почти круглый год все эти процедуры спокойно переносятся?

– Конечно, после того, как провели процедуру, не рекомендуется сразу выходить на солнце. Но так как мы с вами постоянно живем в таких условиях, то нужно стараться избегать прямых солнечных лучей и защищать кожу не только когда заколоты гиалуроновая кислота и ботокс, а вообще всегда, и не только кожу лица, но и всего тела. Я рекомендую своим пациентам дней десять не ходить на море, а после уколов именно ботокса – не заниматься спортом первые 5-6 дней, не употреблять алкоголь, не посещать сауну и избегать ситуаций, которые могут привести к повышенной потливости. Ничего критического не произойдет, просто с потом препарат выводится из организма быстрее и эффект его воздействия ослабевает. А ведь всем нам хочется удержать красоту максимально долго. Поэтому соблюдайте рекомендации врачей, мы не просто так их даем.

– В чем разница между инъекциями ботокса и гиалуроновой кислоты?

– Здесь все просто: существуют зоны, на которых кожа легче корректируется с помощью гиалуроновой кислоты, и зоны, на которых эффект от ботокса проявляется лучше. Верхняя треть лица, в основном, закалывается ботоксом. Если мы спускаемся ниже по лицу, то там уже идет в основном гиалуроновая кислота. Но еще раз повторюсь, что все индивидуально. Людям, которые приходят с проблемой «мне мешают мои морщины», в большинстве своем рекомендуется ботокс. Например, лоб: если это мимические морщины, «гусиные лапки» под глазами – они образуются при общении – мы все поднимаем брови, хмуримся, смеемся  – это все лечится ботоксом.

А когда есть явные мешки или синяки под глазами (и это не одно и то же!), носогубные складки, морщины от уголка губ к подбородку, как у марионетки, еще встречаются люди с атрофией подглазничной области, то здесь поможет гиалуроновая кислота. После 21 года, чем раньше начать делать инъекции ботокса, тем дольше можно сохранить кожу молодой, особенно если все делать правильно и аккуратно. Это не миф: пока у нас только мимические поверхностные морщинки, очень легко с помощью инъекций сделать так, чтобы их было не видно. Когда приходит пациентка, которой 45 лет, например, и она впервые прибегает к уколам ботокса, то на коже уже сформированы достаточно глубокие морщины, от которых трудно быстро избавиться.

Я слышала, что с помощью инъекций можно преобразить практически любую часть лица, это правда?

– Да, очень здорово это работает и позволяет обойтись без операционного вмешательства. Многим девушкам хочется подчеркнуть скулы, чтобы они были ярко выраженными, как у моделей. Или изменить форму носа, губ и даже овал лица – это тоже все работа с гиалуроновой кислотой.

– И в Израиле это тоже можно сделать?

– Конечно! Клиник сейчас в Израиле много разных, я могу отвечать только за себя. Я принимаю пациентов в клинике K-medic в Тель-Авиве (http://www.kmedic.co.il/), она ориентирована на эстетическую косметологию в целом: все, что касается проблем с кожей, в том числе и дерматологические заболевания вроде псориаза, нейродермита, а так же лечения болей иглоукалыванием, ведет врач альтернативной и холистической медицины Кфир Пурьян, а в зоне моей ответственности – эстетика и красота. У нас все больше и больше клиентов, уже приезжают из-за границы, записываются и становятся постоянными клиентами. Мне кажется, нашу клинику из многих выделяет уют и такое теплое, домашнее отношение. К своим пациентам я отношусь максимально искренне и делаю инъекции так, как сделала бы самой себе.– То есть если человек приходит с каким-то запросом, а ты видишь, что это ему не подойдет или не нужно, то ты можешь его отговорить делать то, что он хочет?

– Да, запросто. Я даже не то, что отговариваю, я просто не делаю, если не считаю нужным это делать. Потому что я считаю, что каждый пациент – это мое лицо. Моя цель, чтобы пациент от меня вышел еще более красивым, чем был, а не чтобы все видели, что я его где-то там заколола. Важно, чтобы человек оставался естественным и моя задача – просто продлить его молодость, дать ему юности, свежести, уверенности в себе, какого-то внутреннего вдохновения. Я не хочу, чтобы от меня уходили с надутыми губами и с лицом-маской, когда люди не могут двигаться, не могут говорить – настолько мышцы лица заморожены. Мне это лично не нравится, поэтому я это не делаю. Да, многих пациентов теряю таким образом, но это мой принцип, мое жизненное кредо: я не потакаю ни молоденьким девочкам, у которых нет показаний, ни тем, у кого нет чувства меры. Есть пациенты, которые, не решая своих психологических проблем, просто подсаживаются на инъекции.

– Как с ними быть?

– С точки зрения эстетической – никак, к сожалению. Когда приходит пациентка в очередной раз увеличить губы, а я вижу, что там еще не рассосался материал, а губы и так уже “на нос лезут”, я честно говорю, что ничего делать не буду. Каждый врач имеет полное право отказать, когда он видит, что это неправильно, неэтично. И такие пациенты уходят, а я потом их снова встречаю и понимаю, что они нашли специалиста, который за них взялся. Но это уже остается на совести другого врача.

-Мамы, довольные результатом, приводят дочек?

– Да, недавно мама привела дочку, но уже относительно взрослую (23-24 года). У девушки была асимметричность губ, и мы просто это исправили. Получилось естественно и красиво. Когда я вижу, что пациенту действительно что-то мешает, да та же самая асимметрия, и понимаю, что это можно скрыть и сделать незаметным для других, а у него поднимется самооценка и ему станет легче жить, то я за! С удовольствием! Главное – подчеркнуть красоту, а не испортить. Я сама делаю себе инъекции и не стесняюсь об этом говорить. Но когда увлечение инъекциями переходит уже границы естественности, то мне, конечно, печально на это смотреть.

– А если приходят с фотографией и вроде бы ничего особенного не хотят, всего лишь просят изгиб брови как у Галь Гадот, или скулы как у Скарлетт Йохансон?

– Бывает такое. И тут врачу важно внушать доверие, пациент должен верить, что врач плохого не посоветует. Иногда случается, что человек смотрит на картинку и ему кажется, что именно вот так ему будет очень красиво, а я вижу, что не будет. Пытаюсь, конечно, объяснить и донести мысль. И если не создается с пациентом контакта, и ему нужно одно, а он хочет абсолютно другое, то я, опять же, стараюсь не браться за подобную работу: заранее понимаю, что человек выйдет от меня недовольным, а я этого не хочу, при этом, если я соглашусь и сделаю то, что он хочет, недовольной останусь я, а этого я тоже не хочу. Ну а если все гармонично может получится, то и проблемы нет.

– Как считаешь, эти эстетические процедуры уже вошли в обиход современной девушки, вроде как зубы чистить?

– Наверное, в Израиле еще нет, это только приходит. Когда эстетическая медицина едва начала занимать свои позиции в нашей стране, это было настолько гипертрофировано – не было меры нигде и ни в чем. Даже сейчас я вижу девушек с силиконовыми губами, которые до сих пор не знают, как избавиться от этого силикона – чтобы его извлечь необходимо полноценное хирургическое вмешательство. А инъекции ботокса и гиалуроновой кислоты – это все-таки обратимые процессы. Например, гиалуроновая кислота, даже если тебе что-то не нравится, со временем рассосется, а если она настолько мешает, что невозможно ждать, существует гиалуронидаза, которая в разы сокращает сроки рассасывания, у ботокса тоже заканчивается время воздействия и все возвращается на круги своя. Поэтому сейчас инъекции перестают пугать, становятся все популярнее и только-только входят в список обязательного ухода за собой современной израильской женщины. Раньше девушек еще останавливало то, что силикон – аллергенный материал, а на ботокс аллергическая реакция редко встречается. 

– А еще есть мнение, что ботокс помогает при мигрени. К тебе приходят с таким диагнозом?

– Ботокс уже давно используется в традиционной медицине, не только от морщин избавляет. Но ко мне приходят не за этим, думаю, с мигренями обращаются к врачам-неврологам. Ботокс еще помогает от чрезмерного потоотделения в подмышечных впадинах, паху, на ладонях и ступнях, или когда мышцы нужно расслабить людям, страдающим от каких-то мышечных спазмов. Педиатры используют ботокс для лечения гипертонуса мышц у новорожденных – с трех месяцев детишкам могут назначать уколы. 

– Аллергия практически не встречается, а бывают ли какие-то последствия после уколов?

– Например, птоз (опущение верхнего века) или когда задевается нерв. Это неприятно, но даже это, в любом случае, обратимо и проходит через 3-4 месяца, делается физиотерапия и лечится препаратами определенными. Обратимость в этом аспекте – большой плюс. А незначительные следы от самих уколов или точечные синяки быстро исчезают.

– С какими просьбами к тебе чаще всего приходят пациентки?

– Большинство волнует эстетика верхней трети лица – морщины на лбу, у глаз, а так же носогубные складки и морщины как у марионетки, которые формируют очень грустное выражение лица, делают лицо похожим на бульдожье.

– Но ведь любая кожа немножко «опускается» с возрастом?

– У некоторых это появляется раньше, чем хотелось бы, и, опять-таки, многое зависит от типа кожи. Чем кожа плотнее, тем тяжелее – и лицо будто «плывет», тогда коже нужна поддержка, например, армирование гиалуроновой кислотой. И когда я вижу такой тип кожи, то сразу понимаю, что произойдет впоследствии, даже если морщины еще не особо видны, а только проглядываются, поэтому предложу курс инъекций, чтобы в будущем было легче и дольше сохранять молодость кожи. И, кстати, дешевле.

– Какие средства и каких фирм ты используешь в своей работе?

– В Израиле есть только два вида ботокса, которые разрешены Министерством здравоохранения – это препараты под названием «Аллерган» (Allergan) и «Диспорт» (Dysport). Другие препараты запрещены. Выбор гиалуроновой кислоты намного больше. Она так же есть в линейке «Аллерган» и считается одной из самых лучших, как и ботокс. Еще использую «Люминера» (Luminera),  очень хороший препарат израильской разработки. Это мои фавориты. Вообще препараты «Аллерган» – это монстры в инъекционной косметологии.

– Я понимаю, что к каждому человеку индивидуальный подход, но с чего лучше начинать? Вот приходит пациентка лет 27-ми первый раз и говорит: «Доктор, заколите мне это!»

– Я всегда спрашиваю, что, в первую очередь, некомфортно самой пациентке. Потому что когда человек приходит и просит заколоть ему что-нибудь и ему ничего не мешает, то, в большинстве случаев, пока не стоит делать ничего. Часто люди приходят просто так на первичный прием – побеседовать, проконсультироваться, хотя искренне считают, что им не нужны процедуры. А я вижу, что там надо много, тогда я объясняю почему это бы не помешало. Но никогда не давлю, не заставляю. Я считаю, что эстетика – это такой индивидуальный, субъективный подход.

– У каждого свое понятие о красоте?

– Именно! Каждый человек воспринимается как личность. То, что для меня красиво, кому-то таковым не кажется, и наоборот. И я понимаю, что невозможно навязать всем эстетику, что именно по-моему должно быть. И если вам ничего не мешает, вы себя любите такой, какая вы есть, что может быть лучше? И это всегда лучше, чем «хочу то, не знаю что».

– Что бы ты пожелала всем нашим читательницам?

– Любить себя. И не бояться каких-то перемен. Если очень хочется изменений во внешности, то можно это сделать. Самое главное – это разумный подход. Я за то, чтобы девушки менялись и делали себя более красивыми, следили за собой и ухаживали, чувствовали себя лучше, поднимали свою самооценку, но при всем при этом старались оставаться естественными.

Клиника  K-medic расположена  по адресу:

Тель-Авив, ул. аБарзель, д. 31, 4 этаж

Официальный сайт:www.kmedic.co.il

Часы работы: 

с 10:00 до 19:00 – воскресенье- четверг;

с 10:00 до 14:00 – пятница;

cуббота – выходной.

Телефон для записи и получения подробной информации о предоставляемых услугах и видах лечения:

073-7083017/ *3259

Группа в Facebook




comments