facebook
Поиск
Среда 23 Августа 2017
  • :
  • :

«Перекрещенные линии» Минди Вайзель, художницы по стеклу

«Перекрещенные линии»  Минди Вайзель, художницы по стеклу

Минди Вайзель занимается абстрактной живописью, работая со стеклом и маслом. Она хорошо известна и в США и в мире, ее работы находятся в постоянных коллекциях Музея Израиля в Иерусалиме, Яд ва-Шема, в Балтиморском Музее искусств, в музеях Смитсоновского института в Вашингтоне и в других коллекциях. Со стеклом она начала работать в 2005 году. На нынешней выставке «Перекрещенные линии» в музее «Эрец-Исраэль» представлены 25 ее работ — «изразцовые» стеклянные разрисованные разноцветные плитки из серий с «техническим» названием «А3146″ (лагерный номер отца) и более творческими » Перекрещенные линии» и «Параллельные дороги». Ее плитки-картины, похожие на огромные светящиеся акварели, сделаны с помощью различных техник – из стекла жидкого, из льдинок — сломанных и битых кусочков стекла, из стекла прозрачного и цветного, расплавленного и вытянутого в нити методом фьюзинга, плавленого с добавлением минеральных порошков и пигментов. Таинственная каллиграфия мерцает в глубине ее стеклянных картин.

Родители Минди Вайзель выжили в Освенциме. Она – второе поколение Катастрофы, что заметно влияет на ее творчество, на форму работ, видение эстетики искусства. Недаром ее стеклянные абстрактные картины так напоминают полотна Моше Купфермана, израильского художника, претворявшего Катастрофу в живопись на свои картинах много десятков лет. Стеклянные изразцы Минди Вайзель сплавлены из контрастов цветов, из противоречий красок и линий, насыщены чувствами и эмоциями. Резкие разломы, хрупкость и даже опасность разбитого стекла сочетаются с воздушностью и прозрачностью материала. Сквозь тревогу и опасность проходит солнечный свет: стекло оказалось идеальным материалом в работах Минди Вайзель для выражения сознательного и подсознательного, для выхода из запутанных эмоциональных ситуаций

Катастрофа оставила  отпечаток на работах Вайзель и в прямом смысле слова — в особенности на ее ранних картинах, темных и мрачных, где из-под плотных, тяжелых слоев краски проступают каллиграфические знаки, слова, или число A3146 — татуировка на предплечье ее отца, сделанная в Освенциме. Для тех абстрактных композиций, вызывавших ассоциации с ужасами, смертью и разрушениями, были характерны «взрывные» цвета, разлетающиеся импульсы, пятна краски, которые остались и в ее работах по стеклу. Интуитивно понятный и выразительный стиль Вайзель — в отсутствие образов, в энергичной и даже спонтанной манере, в работе с несколькими слоями красок и текстуры, в ощущении очень быстрой работы – с полотном (или со стеклом), как было принято в мире американского абстрактного экспрессионизма.

художницы по стеклу 3

Переход от живописи к стеклу оказался для Минди Вайзель переходом от мрака к свету, к невесомости и прозрачности. На чем держатся слои красок – на свету? Или на слоях же – но эмоций? Стекло стало для Вайзель материалом-ловушкой. Ловушкой для чувств, набегающих волнами в ее работах, как листы стекла нахлестываются друг на друга. Чувств столь же сложных, как смесь текстур и красок ее стеклянных картин, как смещение цветовых пластов в них. «Для меня очень важен сам физический процесс создания моих стеклянных картин, — говорит Минди Вайзель. – Это значимый компонент, момент апогея, когда мои чувства и эмоции буквально сплавляются жаром печи в единое целое. А потом разбиваются – ведь стекло столь хрупкий материал, и вновь соединяются в других сочетаниях и оттенках. Этот процесс символизирует для меня возрождение и обновление из пепла и обломков».

Минди Вайзель была первым ребенком, родившимся в лагере для перемещенных лиц в Берген-Бельзен сразу после войны. Ее родители, пережившие Освенцим, после войны уже с ребенком на руках приехали в Нью-Йорк, а позже переехали в Лос-Анджелес в Калифорнию, где Минди закончила университет и получил степень бакалавра в университете Джорджа Вашингтона в 1977 году.

Она выросла с чувством ответственности «быть всем» для своих родителей. Вайзель в своих интервью часто рассказывает о том, что она почувствовала в детстве, когда поняла, что не у всех отцов есть несмываемый номер на руке и что у других детей есть большие семьи с бабушками и дедушками. Единственный рисунок, который когда-либо сделал ее отец — это небольшой эскиз, восход солнца в Берген-Бельзен в 1946 году. Этот эскиз во многим повлиял на ее жизнь – жизнь с целью изменить общество.

Когда она ездила в Германию, то побывала в Дахау и встречалась там с внуками нацистов. В Каире в Египте она рассказывала историю своей семьи группе арабских женщин. Минди Вайзель считает, что изменить те или иные настроения общества и внушить надежду могут только отношения между обычными людьми. История ее семьи и ее рождения во многом повлияли на ее творчество, но сама Минди считает, что ее абстрактные работы – не только об ужасе и трагедии Катастрофы. «Работы только на темы Катастрофы я перестала делать в 1979-м году. Я продолжаю заниматься абстракцией, но теперь пытаюсь передать в абстракции напряжение между светом и тьмой и светом, и, прежде всего, стремление к красоте. Я больше не могу и не хочу отображать ужас. Я хочу помочь выжить красоте». Вайзель строит свои стеклянные картины в рамках неопределенностей, цветового сумбура, на грани  «разрушения красоты», к которой она так стремится. Работу с художественным стеклом она  изучала в известной школе стеклянных дел мастера Пилчука в Стэнвуде http://www.pilchuck.com/.

Минди Вайзель вышла замуж очень рано – в 18 лет – за ортодоксального еврея Шелдона Вайзеля, ныне преуспевающего адвоката в Вашингтоне. У них три дочери и пять внуков. Немало лет они прожили в Иерусалиме. «Мое еврейство чрезвычайно значимо для меня. Но если раньше я принадлежала к ортодоксальному течению иудаизма, то с годами становлюсь все более и более либеральной. Художницей я хотела быть всегда, думала, как солнце на палитре поможет мне избавиться от тьмы внутри. И у меня это получилось, хотя совмещать семейную жизнь и творческую было нелегко. Но мне удалось раскрасить сердца… Вся моя жизнь связана с попыткой выразить некий момент. Можно изменить идеи и мысли, но нельзя изменить чувства. Вы просто не можете подавить их. Единственное, чему я действительно доверяю — это чувствам  и краскам».

Краски стали настолько определяющим компонентом в ее жизни, что она разработала «Семидневную цветную диету» и с двумя своими дочерями в 2003-м году выпустила книгу «Семидневная цветная диета». С тех пор уже более десяти лет диета не теряет своей популярности. «Цветная система питания — одна из наиболее безопасных и полезных» – пишет Минди Вайзель, а то, что смотреть на прозрачный цветной свет  — также полезно, сомневаться не приходиться.

Маша Хинич

Выставка  » Перекрещенные линии» будет открыта в  Музее «Эрец-Исраэль» с 26 июня. Куратор – Анриетта Элиэзер-Бруне.

Часы работы музея: воскресенье, понедельник, вторник, среда — с 10.00 до 16.00; четверг — с 10.00 до 20.00; пятница – с 10.00 до 14.00, суббота – с 10-00 до 18-00. Вход для детей до 18 лет – бесплатный. Телефон для справок — 03-6415244. Адрес: Тель-Авив, Рамат-Авив, ул. Хаим Леванон, 2.
Сайт Музея «Эрец-Исраэль» —  www.eretzmuseum.org.il
Сайт Минди Вайзель — http://www.mindyweisel.com

художницы по стеклу 4




comments