facebook
Поиск
Воскресенье 08 Декабря 2019
  • :
  • :

Эксклюзивное интервью: Клара Новикова с новыми концертами в Израиле

Эксклюзивное интервью: Клара Новикова с новыми концертами в Израиле

Очаровательная юмористка, актриса, певица, телеведущая, артистка эстрады – сколько в ней умений – Клара Новикова прибыла в Израиль, спустя 4 года с последнего ее выступления. Прибыла, чтобы представить новую программу “Я! – это – Я!” и заново узнать своего любимого израильского зрителя. А мы с удовольствием Клару Борисовну встретили и побеседовали о предстоящем концерте, о стендапе и о свободе.

– Клара, здравствуйте! Наконец-то Вы снова нас посетили! Кстати, Вы уже, наверное, в 100500-й раз прилетаете в Израиль, что Вы чувствуете сегодня, ступив на землю обетованную?

– Ну, в 100500-й раз – это Вы немножко преувеличиваете. Хотя первый раз я ступила на эту землю в 1989-м году и с тех пор прилетаю периодически. Хотя раньше навещала Израиль чаще, последнее мое выступление с сольными концертами было 4 года назад, в 2015-м. Но верно отметили, у меня такой большой опыт израильской жизни! Даже скорее опыт женщины, называющейся артисткой и выходящей на израильскую сцену. При этом я выхожу на публику, которую очень хорошо чувствую и понимаю уже много лет, но в этот раз я немного волнуюсь: мне кажется, что публика израильская изменилась – у меня нет никаких оснований это предполагать, скорее интуиция подсказывает и некоторые наблюдения. Мне показалось, что если раньше народ ностальгировал, хотел вернуться домой, то сейчас все устроились, обжились, уже Израиль для них Родина, а дети – израильтяне. “Куда приперся, там и притерся”, как говорится. В первые мои приезды зрители вообще с таким благоговением подходили к сцене, старались коснуться платья, за руку взять, поцеловать, а сейчас такого нет, уже я готова целовать своих зрителей, говорить, как же вы, ребята, хорошо здесь устроились. Многие уже на пенсию вышли – изменились времена. Так что я очень хочу понять, какая она, сегодняшняя израильская публика, насколько изменилась.

Но еще вот что удивительно: несколько дней назад прошел мой сольный концерт в Москве, а в первых рядах сидела молодежь! Я была потрясена: молодые люди с красивыми дорогими букетами, то есть не так, чтоб абы-какой букетик, как повод к сцене подойти и сфотографироваться, а дорогие букеты из французских роз, которые пионами пахнут… Для меня это было открытием, что для молодежи я оказалась интересной…

– Может, они ищут мудрость?

– Ой, я не знаю, насколько мудрость, но я радовалась, что они смеялись! А потом подошли с цветами и словами о том, что я такая-Такая-ТАКАЯ именно артистка! Они удивились, что пол концерта я просто разговариваю публикой – это же стендап! Молодое поколение думает, что они какой-то новый жанр изобрели, но стендапом занимались многие артисты моего жанра со всех стран мира. И сегодня хорошо забытое старое появилось на эстраде как новое только благодаря отсутствию цензуры. Я тоже позволяю себе некоторые вольности. И это счастье сегодняшнего дня, что мы можем свободно говорить о чем угодно, а вот меру цензуры определяют уже личное воспитание и культура.

А я помню времена, когда ко мне в Израиле приходили знакомые, друзья, родственники и плакались – ой, зачем мне все это, и шо я сюда приехал, я там так жил, у меня там такая квартира была, такая должность, я там начальник был, а тут… Но сейчас – все те, кто плакались – все устроились, зарабатывают, квартиры купили. Ничего, живут, все сразу не бывает. Да, жалуются на то, что в Тель-Авиве дорогая жизнь. Ну, дорогая. Но живете же. Зато жизнь! В Москве жизнь тоже недешевая, да и хорошей жизни дешевой нет нигде. Хорошая жизнь дорого стоит.

– А Вы бы могли эмигрировать куда-либо?

– Слово эмигрировать – такое тяжелое… Если бы я хотела, то надо было сделать это лет 30 назад, чтоб уже владеть свободно языком, уметь на нем выражать свои мысли и понимать историю и быт того места, куда ты уехал. А для артиста моего жанра – еще и понимать сленг, понимать проблемы страны, чтобы шутить и продолжать выходить на сцену. Без сцены очень мне тяжело. А если эмигрировать сейчас, пока войдешь в жизнь страны, уже уходить надо будет (лукаво показывает взглядом на небо).

– Сколько же в Вас энергии – не спавши всю ночь из-за перемен в расписании рейсов, выдержали полет и еще умудряетесь шутить!

– Я подержу фигу, подержу (улыбается)! Это вам кажется, что я шучу, а я так постоянно думаю, я так мыслю. Наверное, именно это и дает возможность выходить на сцену и работать, играть спектакли, делать новые монологи и учить их. Пока еще “котелок варит”. Всякий раз берешь новый монолог, что-то пишешь, что-то придумываешь, а потом сама себя пугаешь – да как же это запомнить?!

– Вы до сих пор пишете монологи сами?

– Нет-нет, у меня есть авторы, более того, я впервые за много лет связалась здесь с Марьяном Беленьким, он уже давно ваш. И вот я позвонила ему и попросила его приехать ко мне в гостиницу – может, мы что-нибудь с ним придумаем новое. Он сказал: “Ну, конечно, я приеду, правда, придется пропустить сальсу.” И я подумала: “Елки-палки, живет в Иерусалиме, сальса у него (он занимается танцами уже много лет). А жил бы в Киеве? Сальсы нет, сальце есть.” Чем бы занимался, кем бы вообще был? А тут он – поджарый дяденька тискает в танце какую-нибудь молоденькую тетеньку. И страшно доволен жизнью. Я-то его знала молодым человеком, которого приглашала в свои концерты. Это тот самый Беленький, который написал первую тетю Соню – говорю это, чтоб ему приятно было, что я это помню.

– Вы не его тетю Соню разве вывели на сцену?

– Ну я ее просто сделала другой: в результате появилась та тетя Соня, которую все знают. Она получилась интеллигентная, мудрая и понимающая, такая «с глазом» – все видит, подмечает, может даже совет дать, пусть этот совет кому-то смешным покажется. Вы знаете, выяснилось, что моей тете Соне, как персонажу, в этом году – 30 лет!

– Тю, так у тети Сони юбилей!

– Да! Тетя Соня уже 30 лет живет на сцене – это очень много для персонажа, не у каждого нашего артиста есть такие образы, чтоб они были популярны столько лет, тьфу-тьфу-тьфу. Ну, Фима Шифрин с его «Але, Люся…» или Геннадий Хазанов, но и их персонажей я не вижу на сцене, а моя тетя Соня жива, снова тьфу-тьфу-тьфу. При том, что фактически таких теть Сонь больше в России и, думаю, даже на Украине не осталось, разве что в каких-то еще уголках Прибалтики есть, – они все переехали жить в другие страны. В Израиль, например.

– Не в США?

– Мне почему-то не хотелось бы, чтобы тетя Соня жила в Америке, пусть она приезжает из России в Израиль и рассказывает, как живут там. И в Америку пусть приезжает и рассказывает, как живут в здесь. Здесь есть кому рассказывать. Здесь есть те, кто хорошо знают эту жизнь. Пускай она рассказывает о жизни в России.

Как-то была на днях израильской культуры в Москве – выступала одна пожилая актриса, кажется, она работает в театре «Габима», про которую мне разные люди подходили и говорили: «Иди посмотри, это же израильская ты!». Она – театральная артистка и тоже занимается стендапом. Я не понимала о чем она говорит, но люди, знающие иврит, смеялись, и, что меня больше всего поразило, – аплодировали ее возрасту.

– Вы рады тому, что тетя Соня так популярна у публики? Не бывает такого, как у музыкантов: все требуют любимые хиты, а Вам хиты уже надоели, хочется что-то новое исполнять?

– У тети Сони в концерте всего 15 минут, но я рада что тетю Соню ждут. Но если вы меня спросите, могла бы я что-то сказать как тетя Соня, – могла бы. Мне даже уже кажется, что я мыслю как она, ведь по любому поводу я могу высказаться так, как высказалась бы тетя Соня.

– Таки верно! А как-то Вы сказали, что в Вашей жизни большое место занимает театр, а Ваши концерты – как кружево: где-то плетение тонкое, где-то поплотнее, – где-то стенд-ап, а где-то больше театральное действо. Каким будет кружево новой программы «Я! – это – Я!»?

– Театр повлиял на меня очень – мне захотелось на эстрадной сцене тоже играть маленькие мои спектакли, они и будут в программе. И программу я назвала – «Я! – это – Я!» И думаю, что ни у кого нет сомнений в том, что я это я. И второй такой не надо (смеется).

– Оставайтесь единственной, действительно!

– Одна артистка в одном из интервью – а я о нем ничего не знала, но добрые люди показали, добрые люди всегда покажут то, что может удивить, – так вот она сказала, что уже давно Клара Новикова должна уступить место молодым. Я так удивилась – она сама уже не молода. И дело в том, что мы занимаемся счастливым жанром, тут никто никому не перекрывает ничего. Ты на сцене гол как сокол, и если ты что-то собой представляешь, это сразу видно. Сцена – как рентген, а публика – как врачи, обмануть их невозможно, они все видят. Поэтому я – это я. Пожалуйста, разглядывайте, смотрите.

– А есть кому из молодых-то место уступить?

– Я даже не знаю… Эти молодые, кому уступить место, сами уже пришли и сами все завоевали. Максим Галкин, например, уже сам артист с именем, а я его знаю с тех пор, когда ему было лет 20. А сейчас у него уже свои поклонники, своя программа на телевидении, куда он приглашает меня. Мы с ним на ты, у него жена моего возраста! Это он на одной из передач сказал мне: «Клара, ты понимаешь, что ты – первая?» Мне приятно с ним согласиться, но я никогда никого не рассчитывала на первый-второй.

И в Тель-Авиве уже зал «Гейхал а-Тарбут», в котором раньше я выступала со своими сольными концертами, теперь выступает Галкин. Можно так сказать, что я ему уступила свое место. А мне теперь хочется более камерных залов, где я вижу каждого и могу с каждым разговаривать.

– Сейчас в Израиле все спокойно, но буквально неделю назад тут гудели сирены и взрывались ракеты. Вы же уже сталкивались с реалиями страны, этим Вас не испугаешь?

– Первое, что мне сказали, когда у меня были готовы чемоданы и я была готова лететь в Израиль: «Клара, ты едешь – они готовятся». А я отвечаю: «Ничего, приеду – успокою». Интересно, что так каждый раз происходит. Во время одних из гастролей, когда я должна была выступать в Ашдоде, ситуация в стране была напряжена, шли обстрелы и люди прятались в бомбоубежищах. Концерт был отменен, а я хотела уже было идти в убежища поддерживать народ, но меня отвели на радио. В эфире я сказала тогда, что я одна из вас, я здесь и я отсюда не уеду, пока все не прекратится – я действительно хотела поддержать всех. А билет был куплен на следующий день. Я бы сдала билет. Для меня это было очень важно. Но ночью перед вылетом как раз подписали мирное соглашение.

Когда мы репетировали наш спектакль здесь, началась война. Мы жили в «Хилтоне» в Тель-Авиве: за несколько дней в отеле полностью поменялся контингент: туристов- иностранцев сменили жители Израиля из тех регионов, где стреляли. И на завтраке я оказалась за столом с пожилым мужчиной и его супругой, у него была перебинтована голова. Я поинтересовалась что с ним, оказалось, что снаряд попал в здание, обломками ему порезало голову. Меня совершенно потрясло – руководство гостиницы сделало пострадавшим от военных действий людям огромные скидки, чтобы они могли там переждать тяжелое время. Вообще мне очень нравится, как народ Израиля объединяется в самые сложные моменты жизни. Я, пока летела, прочитала историю девушки, которая на собственной свадьбе оказалась под сиренами, и как ей предлагали и переместить место хупы, и кейтеринг организовать, и в другой ресторан отправиться. Ее история закончилась хорошо. И я не знаю, как бы у нас в России поступили. А здесь – молодцы, мо-лод-цы! Просто потрясающе!

– Вы всю жизнь доказывали, что Вы – артистка: сначала папе, потом мужу, до сих пор доказываете, или доказали уже?

– Теперь внукам! До сих пор доказываю. Мне очень хочется, чтоб они пришли на мои концерты, они пока были только на спектаклях. Они уже все понимают. У моего 10-летнего внука спросили как-то: «Андрюша, а ты знаешь, что когда ты еще не родился, Клара уже была очень известной артисткой?». Он ответил: «Когда я еще не родился, я этого не знал».

– Какой мудрый еврейский мальчик!

– Совершенно! И дочь такая же – она же театральная критикесса, ум наизнанку. И я не знаю, ходит ли она на мои концерты, может, она втихую со стороны заглядывает.

– А Вам важно, чтоб родственники приходили на концерты?

– Ну, когда у нас семейные праздники, то я им концерты свои и так показываю за столом. Как-то мы с зятем и с внуком Андрюшей ехали на дачу, и зять потом дочери моей рассказывал: «Клара Борисовна меня так всю дорогу веселила, она так хотела, чтобы я смеялся». А я ничего не хотела, я всегда разговариваю так, это мой образ жизни. Они этого не понимают, хотя уже не мальчики и не девочки.– Вы – женщина, которая себя сделала сама – self made woman, как сейчас модно говорить. Женщина, которая способна воплощать свои мечты, делать карьеру и заниматься семьей одновременно, женщина смелая, активная и самодостаточная. Можете ли Вы дать какой-то совет современным молодым женщинам, которые вот только встают на этот путь, чтобы «сделать себя»?

– Во-первых, я не знала, что я так называюсь и что это значит – self made woman, а во вторых – у каждого своя дорога, знаете. Никогда ничего нельзя посоветовать, нет, посоветовать можно, но быть услышанной – это проблема. Ведь нет универсальных советов, каждый, кто ищет свой путь, споткнется, упадет, поцарапает коленки, набьет свои шишки, ошибется раз-другой, хлебнет своих обид и разочарований, сам сумеет превозмочь все это, встать, перешагнуть и при этом найти себя. Кому-то может повезти все это сделать сразу, у некоторых это получается. Если что-то не получается сразу – это не приговор. Нужно пробовать еще и еще. Например, мой брат поступил в медицинский с 7-го раза, и поступил не в Киеве, где мы жили, а в Красноярске, там женился, сейчас в США живет с семьей и работает врачом! Его не брали в медицинский Киеве по известным причинам, но он стал врачом! А кто мог знать, что так выйдет? Так что будут другие шансы, вообще всем всегда даются новые шансы. Всем! Надо только увидеть-услышать их и воспользоваться ими. А если это современная женщина – тем более, она же свободна во всяких жизненных проявлениях сейчас. Сейчас так много свободы! Вот недавно один священник обвенчал двух женщин…

– Что думает тетя Соня по этому поводу?

– «Я-таки бы не пошла к нему венчаться!» (смеемся). Но я ничего не отвергаю, если людям хорошо именно так – их право. Это свобода! Мое поколение всегда было ограничено в своей свободе. И я не свободна до такой степени, как молодежь – я еще помню, как за приверженность другого взгляда на отношения люди, даже известные, получали тюремный срок. Но даже для самого свободного человека есть какие-то нормы человеческого «общежития» и для меня их соблюдение важно – не сядешь же справлять нужду под дерево на центральной площади.

– Кстати, на правах гламурного портала, разрешите спросить, остаетесь ли Вы верны до сих пор израильскому дизайнеру Кедми Сассону?

– До сих пор верна! То, что он создает – это не одежда для меня, это мои декорации, я в них себя чувствую свободно, я живу в них. В обычной одежде мне скучно. А корсеты и каблуки – они есть, и Лободе в них очень хорошо!

– Спасибо Вам большое, Клара! Желаем Вам невероятно успешных гастролей и максимально прочувствовать насколько изменился зритель, чтоб тетя Соня дала ему жару со сцены!

– Пожелайте мне еще, пожалуйста, чтобы я нашла понимание у сегодняшней нашей вашей публики! Это так важно, ведь артист не может на одной ноте всегда оставаться, когда в гамме их больше, чем одна, ведь артист постоянно меняется, пока он артист. Мне хочется, чтобы моя мысль была услышана, чтобы нам вместе было и весело, и иногда грустно.

– Чтоб программа концерта «Я! – это Я!» оставила пищу для размышлений?

– Именно! Это ведь не должно быть всегда – обхохочешься, прям описался от смеха, нет. Памперсы, конечно, возьмите на всякий случай, но я хотела бы чтобы было и для ума, и для сердца, и для глаза, и для души.

Беседовала Гюна Смыкалова

 

Клара Новикова  с новой программой  «Я! – это – Я!» в Израиле:

  • 20 ноября, Ашкелон
  • 21 ноября, Петах-Тиква
  • 22 ноября, Кармиель
  • 23 ноября, Ашдод
  • 24 ноября, Нетания
  • 27 ноября, Нацерет-Илит
  • 28 ноября, Хайфа
  • 29 ноября, Беэр-Шева
  • 30 ноября, Ришон ле-Цион

Заказ билетов на сайте www.cruiseinter.com и по телефону 03-6960990.

Организаторами гастролей Клары Новиковой  в Израиле являются Марат Лис и компания Cruise International.

Фотографии: Александр Ханин (Деда Саша).




comments