facebook
Поиск
Вторник 22 Августа 2017
  • :
  • :

Эксклюзивное интервью с Даниилом Спиваковским

Автор:
Эксклюзивное интервью с Даниилом Спиваковским

Даниил Спиваковский — актер интеллигентный, тонкий, многогранный. В арсенале сыгранным им ролей множество ярких персонажей, от гениального Льва Ландау до одиозного Адольфа Гитлера. При этом Даниил является сумасшедшим отцом, любящим мужем и примерным сыном. Поэтому и интервью с ним получилось теплым и шершавым — немного о несостоявшейся карьере психолога Спиваковского, чуть-чуть — о службе в армии о театре, самую малость — о детях. И, конечно, о долгожданном спектакле «Взрослые игры» по пьесе Нила Саймона «Банкет», который состоится в Израиле в середине февраля. 

— Даниил, давайте начнем с самого начала. Вы начали с того, что решили стать психологом и поступили на факультет психологии МГУ. Очень престижный университет, очень престижная специальность — и никакой связи с тем, чем вы стали заниматься в жизни. Так стоило ли добиваться степени по психологии несколько лет?

— Должен признаться с самого начала: я, хотя и являюсь гордым обладателем диплома об окончании соотествующего факультета МГУ, сам психологом не проработал ни дня. Знаний не имею, специалистом стать не смог бы при всем желании, да и проучился я, надо сказать, все эти годы через пень-колоду.

— Ну, при этом вы недюжинную хватку проявили, чтобы заполучить все-таки этот диплом.

— Классическая история хорошего еврейского мальчика из почтенной семьи: я это сделал, чтобы порадовать маму. Окончание вуза было неким возвращением долга моей маме, которая является психологом сама и которая очень хотела основать династию психологов в нашей семье. Она хотела преемственности, и я пытался поступить, уверенный в том, что стану психологом. Но судьба распорядилась иначе: в первый год мне не хватило ровно одного балла, чтобы стать студентом, и я пошел работать санитаром в психиатрической больнице, чтобы, так сказать, прочувствовать все особенности профессии. А через год я действительно поступил, но случилась другая незадача: так получилось, что год моего поступления в вуз пришелся аккурат на время моего армейского призыва — мне исполнилось восемнадцать, и пришлось отложить еще на два года получение высшего образования и отправиться отдавать долг отчизне. Поэтому мой путь в психологию был долог и тернист.

— И после поступления вы немедленно, чтобы отомстить строптивому факультету, отправились на курсы актерского мастерства к режиссеру Александру Гончарову, так?

— На курс актерского мастерства я действительно записался немедленно, но лишь потому, что к этому моменту уже понимал, что мне интересно на самом деле в качестве профессии. И с того момента, когда меня поглотила актерская среда, я уже был потерял для психологии. Доучился я просто потому, что пообещал родителям закончить вуз и получить специализацию. А вот актерская стихия поглотила меня немедленно.

— Действительно, классика: закончили вуз, положили диплом перед мамой на стол и больше никогда не вспоминали о полученном образовании?

— Вот дословно — так и было, уверяю! Меня часто спрашивают, помогло ли мне в актерской профессии то, что я изучал в университете. Отвечаю — да, помогло сформировать мою личность, мое мирощущение, мое внутренее «я». Но окружающий меня мир остался таким же непонятным, каким и был до того, как я закончил факультет психологии. К учебникам и методикам я больше не возвращался ни с какими целями.

— А еще в вашей жизни была двухлетняя служба в армии. Вы туда тоже пошли под влиянием семьи, а именно, дедушки — военного летчика?

— Нет, вот в армию я пошел случайно, надо признаться. Причиной моего ухода в армию стало только то, что в тот самый год, когда я поступил в университет, отменили отсрочку на службу в армии. которая существовала и до, и после меня. Если бы не это обстоятельство, вероятно, армии в моей жизни не было бы. По крайней мере, такого классического варианта армии: двухлетнего призыва, с муштрой и железной дисциплиной.

— А вам эти два года что-нибудь дали? Вопрос не праздный: как вы понимаете, в Израиле всеобщая воинская повинность существует с момента основания государства, и столько же времени является предметом ожесточенных споров.

— К тому, что в Израиле должны служить и мальчики, и девочки я отношусь с полным пониманием и одобрением. Как бы ни звучало банально, армия сделала из меня мужчину. Я пошел туда избалованным домашним ребенком из интеллигентной семьи, в которой любое мое желание сиюминутно исполнялось. В армии такие фокусы не проходят. Там я научился делать массу всего, от ношения мундира и умения приводить себя в порядок за пару минут до умения подчиняться, наступая на горло собественным желаниям, когда это необходимо. И вот это мне очень помогло и в жизни, и в профессии.

— Вы — отец двоих сыновей — хотели бы, чтобы они пошли в армию?

— Они еще очень маленькие, и я особенно не задумывался над какими-то практическими моментами их жизни — пойдут ли они в армию, пойдут ли в университет, где решат жить. Так что о службе моих сыновей в армии сказать пока ничего не могу, но в общем и целом — я был бы очень рад и горд. Мужчина должен служить в армии и уметь обращаться с оружием, и защищать свою семью, мать, сестру…

— Даниил, вы в каждом интервью с удивительной теплотой говорите о своей семье и детях. Очевидно, что вы прекрасный отец; при этом известно, что вы стали отцом в довольно позднем возрасте. Эти два обстоятельства как-то связаны между собой?

— Наверняка. Возможно, я был бы таким же сумасшедшим отцом и в 18 лет, но мои дети родились тогда, когда я был максимально готов к их появлению — и морально, и материально. В то время я был уже уверенным и состоявшимся мужчиной: у меня был построенный дом, посаженное дерево, крепкая карьера и финансовая стабильность. Поэтому как отец я, наверное, чувствовал себя гораздо увереннее в этом возрасте. С другой стороны, у нас с женой 18-летняя разница, но я никогда не ощущал своего возраста. Возможно, для актера это норма — мы даже в жизни немного играем.

— Кстати, вот и давайте поговорим о вашей профессии. Из многочисленных интервью с вами складывается впечатление, что вы скорее актер кино, чем театра. Это ошибочное впечатление?

— Да, ошибочное. Я всегда был задействован в большей мере в театре, чем в кино, особенно сейчас. Должен признаться, что в силу нынешних экономических причин работа в кино временно приостановлена. Вернее, не так активно ведется, как раньше. Оно восстановится, конечно, но позже. Кроме того, я много лет работаю в театре им. Маяковского, я часто выезжаю с гастролями за рубеж. Например, давно стало доброй традицией раз в год приезжать в Израль на гастроли. В этот раз мы привезем удивительный спектакль, теплый, подлинный, про настоящую любовь.

— Расскажите о нем немного?

— Я искренне завидую зрителям, которые будут смотреть его в первый раз. Замечательный спектакль, местами очень веселый, местами заставляющий задуматься. В нем задействованы отличные актеры, у нас получился просто отличный симбиоз: сплоченная группа, профессионалы, чудесный драматург, вечная тема, прекрасный текст.

— Драматург Нил Саймон сказал о своей пьесе «Банкет», по которой были поставлены «Взрослые игры«: «Я пытался сделать то, чего никогда не делал раньше: написать произведение, где бы фарс выступал главным действующим лицом, а потом внезапно обернулся бы чем-то очень серьезным и глубоким». Вам удалось в спектакле передать его стремление?

— Да, на мой взгляд, нам удалось. В постановке много ироничного, но в то же время трогательного, поддлинного, глубинного. Он заставляет всерьез задуматься о ценности любимых людей, семьи, настоящих чувств, над которыми не властно ни время, ни бытовые трудности, ни рутина. Это ведь спектакль обо всех нас, о мыслях и поступках, с которыми сталкивается каждый из нас, раньше или позже, в любых своих серьезных отношениях.

С этим спектаклем связана очень трогательная история из моей жизни. Как-то после спектакля «Взрослые игры» мы зашли на часик в кафе напротив театра, выпить кофе перед тем, как разойтись по домам. За соседним столиком сидела пара, мужчина и женщина. Они смотрели на нас, улыбаясь. Обычная ситуация, подумали мы тогда: зрители после спектакля узнали актеров и, возможно, сейчас подойдут за автографом или попросят сфотографироваться на память. Но ребята просто ушли. А затем к нам подошел официант и протянул записку от ушедшей пары. В ней они благодарили нас за спектакль, извинялись, что не подошли поблагодарить лично. А еще они рассказали в своей записке, что они решили пожениться, посмотрев этот спектакль сегодня. И снова поблагодарили нас всех за то, что мы сподвигли их на этот решительный шаг. Больше мы их, конечно, не видели, но в тот вечер всем нам стало тепло и хорошо от осознания того, что наша работа поспособствовала рождению новой семьи.

— Даниил, а вы верите в то, что разбитые отношения можно склеить заново? Простить друг друга, перевернуть страницу и жить дальше, как будто заново?

— Конечно. Я знаю, что это возможно, я сам был неоднократно свидетелем этого. Безусловно, такое прощение и возвращение возможно не во всех случаях и не со всеми людьми, но очень часто расставание становится отправной точкой, пунктом перерождения, когда двое по-настоящему близких и любящих друг друга людей понимают, что вдвоем им гораздо лучше, чем поодиночке. Иногда необходимо потерять что-то, чтобы понять, что на самом деле тебе важно и нужно. И тогда все становится по-другому: глубже, ближе, заботливее. Понимаете, настоящая любовь — это же не вспышка страсти: пришел, увидел, влюбился.

— Почему же нет, у вас же супругой было именно так?

— Я действитель почувствовал, что Светлана — это мой человек, сразу же, как увидел девочку-стюардессу на борту самолета. Но настоящая любовь пришла позже, и она до сих пор в стадии развития. С годами мы с женой становимся еще ближе и роднее. Знаете, как проходят наши вечера? Когда дети наконец выкупаны, уложены спать, когда мы им почитали им перед сном книги, мы садимся вдвоем — разговаривать, обсуждать прошедший день, смеяться чему-то своему, читать что-то вдвоем, смотреть что-то. И это — лучшая часть дня. Понимаете, этой близости невозможно достичь с первого взгляда, она приходит только со временем, когда становится понятно, что ты не готов потерять этого человека или обменять на другого. И ради этого счастья стоит работатать над своими отношениями постоянно.

 

Спектакль «Взрослые игры» пройдет в Израиле с 16 по 21 февраля.

 



Севиль

корреспондент


comments