facebook
Поиск
Четверг 19 Октября 2017
  • :
  • :

Эксклюзивное интервью с Теоной Контридзе

Эксклюзивное интервью с Теоной Контридзе

Накануне гастролей в Израиле яркая, смелая, откровенная и невероятно обаятельная звезда мюзикла «Метро» Теона Контридзе восхищалась менталитетом израильтян и рассказала о том, что джаз – это мультивиза в мире музыки, панк – драматургия, а в целом музыка – это армия. 

Теона, традиционный наш вопрос: есть ли у Вас связь с этой страной, еврейские корни?

-Значит, по поводу связи — была очень странная история. Когда я родилась, в нашей семье постоянно гостил мужчина по имени Леонид Фельзен и бабушка Рима Фельзен. Они не то, чтобы гостили, они были частью нашей семьи и у меня было ощущение, что это наша родня кровная. Но оказалось, что это не кровная родня. То есть кровной родни у меня в Израиле нет, к сожалению, хотя какую-то очень мощную духовную близость ощущаю, но нет, евреев у меня в крови нет.

Бывали ли Вы в Израиле, и, если бывали, то что в этой стране производит наибольшее впечатление и остается в памяти?

-Я была в Израиле один раз, к сожалению моему, до Иерусалима так и не дошла. Вы знаете, уникальная совершенно история, меня впечатляет как в военных условиях люди могут радоваться жизни. Так умеют радоваться только в Израиле, только в Тель-Авиве. И то, что люди в пустыне вырастили такое количество садов, выстроили такое количество теплиц, что  теперь полмира снабжают своими аграрными достижениями. Это тоже меня очень сильно впечатляет.

Кулинария — Ваше хобби. Познакомились ли Вы в Израиле с таким блюдом, которое хотелось бы приготовить самой и рассказать в шоу, типа «Право петь и есть», ведущей которого Вы были?

-Меня просто абсолютно сшибает с ног вот это блюдо — баклажан с тхиной. И вот в этот раз, когда я приеду, обязательно у повара спрошу, как он это делает и, естественно, буду дублировать сочнейшим образом.

На Ближнем Востоке Ваша фигура считается весьма аппетитной, в то время как повальное увлечение ЗОЖ, диетами и правильным питанием захлестнуло Москву и Петербург. Вы когда-нибудь переживали из-за внешнего вида? Приходилось ли доказывать, что для певицы и артистки важнее голос, профессионализм и харизма, а не только внешний вид?

-Я понимаю, что все время я не в тренде, но я успела уже за 40 лет иммунитет приобрести против трендов, как-то я на них не обращаю внимания. Конечно, лет в 20, когда меня, бывало, даже унижали, я отвечала, плакала, искала какие-то пути, каким образом сделать так, чтобы меня услышали и увидели тоже. Но не всегда получалось, ну то есть в 20 лет не получалось… Нет, в 17 лет не получалось, а в 20 лет уже получалось, потому мне помогла Ирина Понаровская, она первая была, вторая была Люба Успенская.  В карьерном смысле этого слова. Девочки, конечно, меня поддержали здорово в жизни, и я очень была благодарна им, что я участвую в проектах, коллективах, где совершенно не обращают внимание на мою внешность. Хотя я считаю, что моя внешность очень даже неплохая. По крайней мере, есть любители — время доказало.

В Израиле, например, нет культа внешнего вида. Тут даже проводят недели моды с показами нижнего белья, в которых участвуют модели «сайз плюс». Вы на чьей стороне? Кто кого по-Вашему?

-Вы знаете, мне нравятся и полные, и худые. Бывают очень красивые люди полные, бывают очень некрасивые люди полные. И тоже самое с худыми — бывают прям очень некрасивые худые, настолько неприятные, с которыми заняться сексом, по мне — это геройство.

Вообще, мне кажется, Теона Контридзе — это женщина, идущая против правил. Поскольку Вы уверены в себе — начать карьеру певицы, имея пышные формы (да что же они прицепились), прийти на пробы мюзикла «Метро» и вместо прослушивания просто оставить аудиозаписи, жить на две страны – Россия и Грузия — и обе считать своим домом. Легко ли быть собой в современных реалиях шоу-бизнеса?

-Кому-то нелегко, а кому-то легко. Мне всегда легко. Мне тяжелее, на самом деле, быть не собой. Во-первых, для этого надо врать, а для того, чтобы убедительно врать, надо верить во вранье, а потом все это надо запоминать — одному сказала, потом другому сказала, третьему… Нет, я вообще не про измены, не про запоминания — нет, про вранье. Ну это для меня тоже своего рода геройство — иметь мужа и трех любовников и со всеми быть убедительной — для меня это и позиция тоже.

Впереди гастроли в Израиле. С какой программой выступит Теона Контридзе и ее бенд? Будет ли это сборник популярных композиций или же это концерт в поддержку сольного альбома?

-Давайте, это будет сюрпризом, потому что мы сейчас затеяли мощный очень эксперимент, 50 % из тех результатов, которых мы уже успешно реализовали, будет в Израиле показано.

Какой проект запомнился больше и почему? Скучаете ли Вы по работе в мюзикле «Метро»?

-Безусловно. Самым топовым проектом был мюзикл «Метро» в моей жизни, потому что это было грандиозно. Это была колоссальнейшая работа, это было преодоление каждый раз, потому что я никогда не занималась ни хореографией, ни актерским мастерством. В «Метро» нас делали такими универсальными солдатами и до сих пор тем, кем я являюсь, я обязана «Метро» в большей степени.

А «Уолт Дисней»?

-Нет, в «Уолт Дисней» я выступала как продюсер. Это тоже грандиозная совершенно для меня работа. Вообще, мюзикл «Метро», ансамбль «Мзиури» с 6 лет, «Уолт Дисней», «Михей и Джуманджи» (запись всех женских бэк-вокальных партий) – все это было очень таким запоминающимся. Когда продюссировала Любу Успенскую — для меня это тоже было очень мощно.

А над каким музыкальным проектом Вы сейчас работаете?

-Сейчас, наконец-то, я занимаюсь Теоной Контридзе, это меня очень радует и вдохновляет. Наконец-то я уделяю себе время.

В прессе вас называют джаз-панк певицей. Джаз — это нам понятно. А вот панк?

-Джаз Вам как раз не понятно — я бы хотела бы расшифровать. Когда меня представляют как джазовую певицу, это совершенно не так. Джаз в моем шоу — это всего лишь элемент. Но никак не основа. Джаз для меня — это свобода, это возможность импровизировать и двигаться туда, куда я хочу. Это, знаете, виза в музыкальном мире, — двигаться, куда хочешь. Мультивиза. А что касается панка, панк для меня — это еще более гипертрофированное, усиленное представление о свободе. Еще более сильное, чем джаз. Джаз хоть какую-то форму имеет. А панк не имеет форму, панк — это чистой воды драматургия и мощный эмоциональный выброс.

Есть стиль, в котором Вы больше всего любите работать?  И в каком стиле хотелось бы себя попробовать новом?

-Фанк. Я хотела бы попробовать фанк и я попробую фанк-рок точно.

 Вы как-то упомянули, что певцу иногда не достаточно петь душой, нужно иметь еще и профессионализм. Певец- профессионал какой он? Что его отличает?

-Безусловно, школа. Это, понимаете, пойти «на музыку» и закончить десятилетку — и не потому что ты потом будешь в гармонии разбираться, или в сольфеджио, или играть, или аккомпанировать. Нет. Это ежедневная, ежесекундная дисциплина и преодоление себя. И муштрование своего ленивого аспекта характера. Музыка — это армия.

Вы исполняете песни на разных языках. Говорят, английский и испанский созданы для пения? Или на родном языке всегда петь приятней? На грузинском, я имею ввиду.

-Английский, испанский и еще французский, и еще португальский и еще… Понимаете, какая история. Все зависит от контекста. Когда ты слушаешь Шуберта, там нужен немецкий язык, когда ты слушаешь Жуана Жилберту, там нужен португальский язык и, желательно, бразильский диалект. Когда ты слушаешь Важу Азарашвили, там нужен грузинский язык.

В одном из интервью Вы сказали, что верите во все, чем люди занимаются более 5000 лет. В Израиле говорят на иврите. А иврит — это древний язык, хотя его восстановили относительно недавно. Стоит ли он того, чтобы включить в репертуар песню на иврите?

-Как бы пошло это с моей стороны не звучало, я все-таки больше разбираюсь в идише, потому что были такие исполнители, очень игривые, как сестры Берри. И идиш вобрал в себя как бы больше немецкую традицию, европейскую традицию и иврит. Поэтому я предпочитаю идиш.

Ну и в заключение. Неделю назад Израиль встретил новый 5778 год. Пожелайте что-нибудь нашим читателям.

—  Дорогие мои читатели! Я уверена, что нас будут читать не только люди еврейской национальности, но и другие. Вообще, не важно. Понимаете? Удивляет абсолютная толерантность израильтян к многонациональному обществу, к гомосексуальным людям и так далее, несмотря на религиозность этого общества и ортодоксальность — меня это просто восторгает. Я вас очень прошу, оставайтесь, пожалуйста, такими. Оставайтесь толерантными и никогда не повторяйте тех ошибок, которые допустила планета по отношению к вам. Я вас обожаю за вашу демократию и вы — это большая победа воли человека над обстоятельствами. Я очень люблю Израиль. Целую вас и до встречи.

Единственный концерт Теоны Контридзе состоится в Тель-Авиве 27 октября в Havana Music Club – фееричная певица исполнит известные джазовые, блюзовые и соул-композиции в собственной неповторимой харизматичной манере. 

По вопросам приобретения билетов обращайтесь в кассу BRAVO

#Теона_Контридзе_в_Израиле

Фото: Владимир Широков




comments