facebook
Поиск
Пятница 24 Ноября 2017
  • :
  • :

Впервые театр «Гешер» создает спектакль для детей

Впервые театр «Гешер» создает спектакль для детей

«Странствия Одиссея» – простая история, полная театральной магии. Впервые театр «Гешер» создает спектакль для детей

Мир бурлит.  Все подвергается сомнению,  люди, считающие себя близкими и родными, неожиданно оказываются по разные стороны баррикад. Осталось ли что-нибудь постоянное, незыблемое? Осталось – утверждает театр «Гешер». Режиссер Шир Гольдберг  готовит премьеру «Странствия Одиссея» по пьесе Рои Хена. Это история для детей и взрослых, спектакль о вечных  ценностях, о надежде, вере и любви.

Шир Гольдберг – молодой режиссер, на счету которой, тем не менее, несколько известных и даже премированных на различных фестивалях театральных проектов. Спектакль «Странствия Одиссея» стал для Шир двойным дебютом: она впервые ставит детский спектакль, и это ее первая постановка в театре «Гешер».

– Шир, сегодняшняя жизнь предлагает массу сюжетов.  Почему вы решили поставить  спектакль по мотивам Гомера?

– Как часто бывает, здесь многое совпало.  Я давно хотела поставить детский спектакль, мне было интересно напрямую поговорить с детьми, показать им возможности театра. Однажды я встретила своего старого знакомого Рои Хена, который работает в «Гешере», мы разговорились. Рои сказал, что мечтает написать пьесу по «Одиссее» Гомера, и мне очень понравилась эта идея. Он уже в общих чертах знал, о чем будет пьеса, но его замысел начал оформляться после нашего разговора.  Мы не писали вместе с Рои, однако очень много обсуждали материал, вместе  думали, в результате наших долгих бесед Рои что-то менял, дополнял. Так родились «Странствия Одиссея», замечательный текст, в котором Рои Хен мастерски совместил прозу и поэзию, написанную высоким и в то же время сегодняшним языком. Пьесу принял театр «Гешер», и меня пригласили поставить спектакль.  Хочу сказать, я очень люблю «Гешер», мне нравится репертуар этого театра, атмосфера, люди.  Здесь есть место творчеству, есть возможность выразить свои мысли и чувства.

– Чем вы занимались до «Странствий Одиссея»?

– В 2006 году я окончила театральный факультет Тель-Авивского университета и работала со многими нерепертуарными театрами Израиля.  Поставила несколько спектаклей, которые имели успех у публики и критики. Например «Она красавица» – мой первый проект после университета.  Мы написали пьесу на неожиданном материале. Женщины, читающие глянцевые журналы, знают, что там всегда есть множество «женских» советов, иногда толковых, иногда смешных. Давайте признаемся, что многие обращают на них внимание и даже пытаются им следовать. Но не все в курсе, что эта традиционная рубрика появилась давно, еще в 50-е годы, когда не было глянца в современном понимании.  Мы собрали «женские инструкции» того времени на иврите, а также из английских и немецких источников. Чего там только не было – и советы, как накладывать макияж, и рекомендации, как нужно сидеть на мотоцикле, когда тебя везет парень. К женщинам предъявляли очень суровые требования. Например, что жена не имеет права встречать мужа с работы, не накрыв стол с твердым перечнем блюд. В результате я сделала спектакль в жанре кабаре, в нем много музыки и песен, которые мы сами написали.  Получилось забавное, развлекательное действо о мире женщин. Спектакль  «Она  красавица» имел успех, на театральном фестивале Израиля я получила за него приз как подающий надежды режиссер.  Мы возили спектакль за границу,  публика очень хорошо его принимала. Несмотря на то, что мы играли на иврите с минимальным переводом, зрители все понимали – смеялись, аплодировали. Прошло несколько лет, но спектакль до сих пор жив. Его играют в Камерном тем же, очень талантливым, составом.  Кроме «Она красавица», я поставила спектакли «Дамы и господа» и «Его отец – птица», за который тоже получила приз на театральном фестивале Израиля.

– Потом вы прикоснулись к русской классике…

– Это было в иерусалимском театре «Хан». Там я поставила спектакль «Теила» по пьесе нашего классика Шая Агнона, а затем «Шинель» по Гоголю. В русской классике много глубоких внутренних пластов, и мне как режиссеру было очень интересно переносить их на театральную сцену. Мне везет на хорошие театры: я сотрудничала с театром «Габима», поставила там два спектакля, а потом в мою жизнь пришел «Гешер».

Как вам работается в «Гешере»?

– Я проживаю замечательное время. Мы репетируем по много часов, работа над пьесой не закончена. Делаем бесконечные правки, чтобы спектакль получился именно таким, каким я его вижу. Текст меняется по ходу репетиций, на которых присутствует Рои Хен. Он очень доброжелательно реагирует на наши просьбы, что-то дописывает, что-то сокращает. Несмотря на мифологическую канву, это очень семейная история, понятная и детям, и родителям. Мы хотим передать дух приключений, заложенный в гомеровском мифе. И в то же время нужно рассказать о том, что человек должен любить свою семью, уметь ждать и в любой ситуации надеяться на лучшее. Это непростая задача, но тем интереснее ее решать.

Все, кто участвует в в создании «Странствий Одиссея», очень талантливы. Я горжусь, что могу работать с замечательными членами команды театра «Гешер». Они молоды, энергичны, полны энтузиазма. Кроме того, я пригласила людей, с которыми уже встречалась в моих предыдущих спектаклях. Композитор Даниэль Саломон написал волшебную музыку, хореограф Шарон Галь, которая со мной уже работала в предыдущих спектаклях  «Шинель» и «Любовник», поставленных в «Габиме», создает оригинальное пластическое решение. Большую работу проделал художник Александр Лисянский, у него рождаются необыкновенные идеи. А Полина Адамова, художник по костюмам, одела наших персонажей с яркой фантазией, создала просто сказочные, во всех смыслах, костюмы. Еще я пригласила Амирам Пинкас, с которой мы тоже встречались в предыдущих работах – она кукольница. Амирам придумала и сделала куклу-птицу, которая тоже стала героем спектакля: большая птица с крыльями символизирует книгу… Впрочем, я не буду открывать  все секреты до премьеры, мы хотим удивить зрителей.

– Отношения с главным режиссером у вас складываются?

– Евгений Арье – очень умный человек, я у него многому учусь и уверена, что буду учиться дальше. Перед началом работы над спектаклем мы много общались, обсуждали концепцию. Арье  утвердил макет и сценографию, значит, мы с ним одинаково видим пространственное решение спектакля, для режиссера это очень важно. Он пока не приходил на репетиции, но я надеюсь, что художественному руководителю театра понравится наша работа.

– Кого из актеров мы увидим в «Странствиях Одиссея»?

– Очень не хочется повторяться, используя те же эпитеты – замечательный, талантливый, восхитительный… Но что поделать, если они в полной мере относятся к каждому актеру,  работающему над спектаклем. Я пригласила только Эди Альтермана из «Хана», все остальные – артисты «Гешера», и я не знаю, кого хвалить в первую очередь. Они все большие профессионалы, понимающие замысел режиссера и чувствующие стилистику спектакля – Гилад Клеттер, Нета Шпигельман,  Юваль Янай, Ори Янив, Виталий Фукс, Люси Дубинчик. Очень боюсь кого-то пропустить, но, честное слово, общение с каждым актером, с каждой актрисой доставляет мне подлинное наслаждение. Кроме профессионалов, в «Странствиях Одиссея» играют дети – Филипп Долев и Ноам Франк. 13-летний Филипп уже опытный актер, он занят в замечательном спектакле «Гешера» «Мальчик и голубь». А Ноама мы нашли на открытом кастинге. В нем участвовало множество детей, в Ноаме я почувствовала актерский талант. Ему только 10 лет, но мне кажется, что у этого очаровательного мальчика большое будущее.

– В спектакле много музыки и песен. По жанру это мюзикл?

– Нет, я не могу назвать наши «Странствия Одиссея» мюзиклом.  Это драматическая история, в которой герои танцуют и поют.

– Шир, все-таки гомеровский миф – это достаточно далеко от современных детей. Как вы их заинтересуете происходящим на сцене?

– Я ставлю спектакль для всей семьи, который будет интересен и родителям, и детям. Конечно, не самым маленьким – с 6-7 лет.  Вообще, я считаю, что с детьми нужно говорить на равных, не опускаясь до сюсюканья. Чтобы детям приходилось подтягиваться, а не взрослые снисходительно поглядывали свысока. Поэтому я пристально слежу, чтобы у нас не получилось какое-то инфантильное зрелище, без мысли, без обращения к настоящим чувствам. Дети – очень сообразительная публика, у них богатая фантазия, гораздо богаче, чем у взрослых.  Я считаю, что прежде всего спектакль должен быть высокого качества и достойного уровня.

Современного ребенка в «Странствиях Одиссея», во-первых, должен привлечь сам материал. «Одиссея» – это приключения, рассказ о храбрых воинах, которые очень хотят вернуться домой. Герои  преодолевают препятствия, а в это время дома дети ждут своего отца и фантазируют. Спектакль проходит в двух плоскостях – в реальности и в мире, где ребенок представляет себе все, что происходит с его отцом. Если совсем коротко, это история взросления мальчика. Но я стараюсь рассказать ее, привлекая все театральные возможности: движение, пластику, свет, костюмы, грим, кукол. Я не хочу зацикливаться на примитивном реализме, дети достаточно видят его по телевидению и в кино. Мне хочется выстроить особый мир, полный театральной магии.

 – Чем отличается женщина-режиссер от коллег мужчин?

– Хороший вопрос…  Я никогда не была мужчиной, так что мне трудно судить. Я думаю, нужно спросить тех, с кем я работаю. Говорят, что я с большим пониманием отношусь к актерам, поддерживаю людей, с которыми взаимодействую.  Как режиссер я немножко мужчина, потому что требую дисциплины, устанавливаю границы. Но я женщина – могу одновременно заниматься несколькими вещами, наверное, в этом отличие. Главное, что я всех люблю.

– Шир, у каждого режиссера есть мечта – пьеса, которую он хочет поставить. О чем мечтаете вы?

– Есть много пьес, очень много, которые мне бы хотелось перенести на сцену. Но существуют три главных больших мечты.  Первая – ставшая классической пьеса Альтермана «Гостиница духов». Вторая – «Макбет» Шекспира.  И еще хочу снова поставить оперу.

– Вы уже сталкивались с оперной режиссурой?

– Я ставила «Дон Жуана» Моцарта в музыкальной академии. Это было потрясающе – большой оркестр, профессиональные певцы. Артисты приехали из разных стран мира, мы ставили спектакль на итальянском языке. Мне было очень страшно, но еще больше – интересно. Я не знала, как с этим справлюсь, многому училась на ходу. Погрузившись в мир Моцарта, я многое узнала о судьбе композитора, об истории оперы, о музыке вообще. Как будто мне открылся новый, незнакомый мир, очень близкий миру театра, со своей особой драматургией. Я бы очень хотела еще раз поставить  «Дон Жуана», мне кажется, что сейчас у меня получится другой спектакль, более глубокий.

– А в каком театре вы бы хотели поработать? Представьте, что вы можете выбрать любой театр мира…

– Я бы хотела сделать спектакль на сцене театра Льва Додина. Мы знакомы, я была у него на репетициях. Он потрясающий.

– Чего лично вы ждете от премьеры «Странствий Одиссея»?

– Я хочу, чтобы дети выходили из зала радостные, окрыленные. Мы предлагаем им новый жизненный опыт, путешествие в мир фантазии, которое дарит театр. А когда схлынут первые эмоции, пусть они попросят родителей прочитать с ними «Одиссею».  В этой древней истории есть все, что нужно человеческой душе: грусть, ожидания, надежда, радость – весь спектр чувств, без которых человек не может ощущать себя человеком.

Римма Осипенко

http://www.gesher-theatre.co.il/ru/Репертуар/Спектакли/Странствия_Одиссея

 Odissea

 Праздничные дни Песаха, где их провести?

Праздничные дни Песаха




comments