facebook
Поиск
Суббота 21 Сентября 2019
  • :
  • :

Илья Соболев: “Мои шутки – это терапия”

Илья Соболев: “Мои шутки – это терапия”

В начале июня в Израиль приезжает Илья Соболев – российский юморист, шоумен, видеоблогер, телеведущий, актер, музыкант, резидент юмористического шоу “Comedy Club”, участник трио “Иванов, Смирнов, Соболев”. Это первые сольные концерты в нашей стране артиста, который завоевал любовь зрителей своим талантом к импровизации, быстрой реакцией на публику и неординарным чувством юмора. Израильский зритель знает Илью Соболева благодаря его яркому участию в программах телеканала ТНТ “Смех без правил” и “Убойная лига” в составе дуэта “Красивые”, в уморительных миниатюрах в составе Трио “Иванов, Смирнов, Соболев” в “Comedy Club”, в сольных номерах в шоу «Stand Up». Кроме этого, Илья ведет одно из самых острых современных юмористических шоу “Прожарка” на телеканале “ТНТ4”, а его канал на YouTube, который он открыл в 2018 году насчитывает уже около 800 тысяч подписчиков.

Накануне гастролей в Израиле мы поговорили с Ильей Соболевым:

– Стендап – сравнительно новый жанр для России, и сегодня российские стендаперы, включая вас, своего рода первопроходцы этого вида юмора, продвигающиеся к сердцам и умам публики методом проб и ошибок. Насколько универсальна, с вашей точки зрения, формула успеха импортного жанра в России, и чем, опять же по-вашему, похожи и отличаются друг от друга стендап и стендаперы американские от российских?

– Российский стендап отличается от зарубежного опытом. У нас действительно, как вы заметили, этот жанр появился недавно и как-то ассимилировался в культуру и юмор, в культуру массовых мероприятий. Если сравнивать нас и их, то это разница в 60 лет. Это очевидно в том, как мы строим и делаем шутки, как мы чувствуем себя на сцене. Но для уровня, который у нас есть, я думаю, это не так заметно, потому что мы сравниваем друг друга с другом, и поэтому на этом фоне, на локальной юмористической кухне мы выглядим вполне себе нормально. Стендап, как жанр, безусловно, универсален на 100 процентов. Подобный жанр уже существовал в России в виде монологов, выступлений, например, Яна Арлазорова, Задорнова или Жванецкого. Это просто был такой сольный перформанс одного человека с микрофоном. За границей это называлось стендапом, а у нас – эстрадным монологом. Примерно схожая история, так что, мы этим занимались и занимаемся, только немного в другой форме.  В такой американской форме, которая поработила все – не только юмор, их форма, их манера подачи, их кинематограф, они выиграли и в космической индустрии, вообще во многих сферах, в том числе и в юморе. Это их заслуга, мы пользуемся их наработками и спасибо им за это.

Photo by Anton Frolov

– Как известно, ваш стендап – только для взрослых. Тем не менее, вопрос: есть ли для вас запретные темы и табу на сцене? Определили ли вы для себя “красную черту”, которую никогда не перешагнете.

– Мой стендап только для взрослых и, в первую очередь, не только из-за мата и из-за слов, дети просто не поймут многие вещи, о которых я пытаюсь шутить. Но, конечно, есть темы, на которые я не шучу.

– Предельная откровенность и эпатаж в стендапе – это требование жанра или одна из форм его проявления?

–  Я думаю, что откровенность и честность – это вообще сейчас тенденция не только в юморе, но и в музыке и в других жанрах. Когда артисты обнажают свою душу, свои чувства, многим это нравится, многие тянутся к этому, к откровенным, честным вещам. Люди, которые высказывают свою позицию максимально открыто, для многих зрителей являются в чем-то кумирами, и примеров тому множество. Я думаю, что жанр стендапа сегодняшний, в нынешнем 2019 году к этому тоже относится. Эпатаж на сцене зависит от разных стилей – кому-то удобен эпатаж, а кто-то любит шутить скромно, в каком-то домашнем своем стиле, в теме отношений, кто-то любит шутить про семью, кто-то любит эпатировать публику, у всех по-разному.

– Как зритель воспринимает шутки на табуированные темы? Всегда ли с восторгом? Не было ли случаев, когда публика хотела вас побить?

– У меня не было случаев, когда публика хотела меня побить.

– Кто для вас был и возможно остается ориентиром в жанре стендапа? Менялись ли с годами ваши вкусы?

– Мне близки классики жанра – Эдди Мерфи, Джордж Карлин, Робин Уильямс. Есть еще несколько классных комиков, от которых я в свое время что-то черпал, вдохновлялся их победами, и они мне нравились. Вкусы, конечно, меняются. О чем-то я раньше шутил, а сейчас я смотрю на это и мне это уже не особенно интересно, развитие, конечно, всегда есть.

Photo by Anton Frolov

– По мнению многих, отличительными чертами ваших выступлений являются импровизация во время общения с залом. Молниеносная реакция и умение мгновенно смешно пошутить на неожиданную тему – это врожденное качество или приобретенное вместе с двумя высшими образованиями?

– Так получилось, что импровизация – это тот жанр, который я пытался в себе развить и развивал какое-то время, и, конечно, старался им пользоваться, в неразвитом еще тогда мире стэндапа в России. Для людей, которые занимались этим жанром и были в то время успешными, было очень странно и нелепо, что я с кем-то разговариваю и шучу об этом, и они не считали это комедией. Сегодня же они сами занимаются этим с огромным удовольствием и считают это не “зашкварным” и им не чуждо самим поимпровизировать, и эта комедия нравится людям порой даже больше, чем то, что они делают, готовят месяцами. Я занимаюсь этим давно, просто пришло время этого жанра, и он так ловко лег в современный юмор. Я очень долго развивал в себе навыки импровизирования. Все мои концерты с трио они всегда начинались и заканчивались стендапом с залом, и в какой-то момент пришло осознание, что у меня это получается и эта часть в моем концерте, иногда, мне нравится даже больше, чем весь концерт.

– На вашем канале YouTube уже почти 800 тысяч подписчиков. Это запрограммированный успех или стихийная случайность?

– Ну, если быть точным, то пока не 800, а всего 780 тысяч. А успех – действительно случайный и стихийный. Юмор понравился, и люди пошли ко мне. Кроме того, эта комедия понравилась нашим топовым трендсеттерам – Юре Дудю и Ване Урганту, и с их подачи, с их помощью она получила большую популярность, за что им огромное спасибо, я их очень уважаю и люблю.

– Вы уже бывали с выступлениями в Израиле и, наверное, в других странах, где есть русскоговорящая публика. Ваши концертные программы везде одинаковые или вы учитываете национальные особенности и готовите для каждой страны что-то особенное, близкое и понятное для конкретной местной публики или, наоборот, ее провоцирующее и будоражащее? Ведь пройти по грани – это высший пилотаж для стендапа…

– Мои программы везде одинаковые, за границей я только не шучу про Путина, потому что, как правило, все эмигранты не любят его и часто выражают очень резкую позицию даже по отношению к его имени. И, даже если есть те, кто наоборот положительно к нему относится, они начинают внутри конфликтовать и случаются неприятные дискусы, которые не нужны на комедии. Обычное же общение с людьми любой страны всегда вызывает у меня живой интерес, потому что не важно абсолютно, в какой стране я вещаю, все люди абсолютно одинаковые, я в этом убежден: богатые и бедные, в России и в Израиле, русскоязычные или англоязычные в основном – все одинаковые, и мне интересно общаться, потому что в этой одинаковости находится так много различий в других плоскостях, из которых выжимается юмор.

Photo by Anton Frolov

– С чем или с кем для вас как для юмориста и комика ассоциируется Израиль?

– Израиль для меня – это всегда очень жарко, вкусный хумус и, почему то, стойкий стереотип, что в этой стране все очень богатые.

– Есть ли у вас друзья в Израиле, и не стыдно ли им ходить на ваши концерты? 

– Нет им не стыдно. У меня очень смешные концерты. Просто есть люди, недостаточно развитые для моих концертов, и эти люди свою недоразвитость в мироощущении, в восприятии искусства, коим я занимаюсь, подменяют снобизмом, интеллигентностью, псевдообразованностью, корочками, профессиями. И вот эти люди, они, как правило, не «втыкают» и уходят освистанные с моих выступлений и считают, что у меня гадость, и на моих выступлениях кому-то может быть стыдно. А люди развитые, современные,  которые понимают, что развитие должно происходить не только юмора, но и человеческого сознания, слушают с огромным удовольствием, уходят довольные и понимаю, что все мои гадости, которые я говорю, возможно, мерзкие шутки, провокации и так далее, это все – терапия, которая позволяет выкинуть из внутренностей наших всякую гадость, плохую энергию, которая в каждом из нас сидит. Те плохие слова, которые я говорю, все это люди говорят друг другу на кухнях и в других местах, так что я не изобретаю новых слов, я пользуюсь словами, которые у всех на слуху.

С Ильей Соболевым беседовал Борис Яблоков.

На израильских концертах Илья Соболев покажет свои лучшие стендап-монологи, представит абсолютно новый материал, продемонстрирует быстроту реакции на активность публики и таки склонит ее к взаимодействию и взаимопониманию.

В качестве принимающей стороны знаменитость будет представлять молодой, но тоже широко известный иерусалимский комик Константин Ронченко – участник проектов “Comedy Баттл”, “Рассмеши комика”, “Stand Up”, трижды чемпион Израиля по КВН, дважды чемпион Европы, участник Высшей лиги КВН в составе команды “RUDN University”, ведущий игр израильского КВН. Константин представит настоящий еврейский юмор, покажет короткие репризы и шутки, которые “прошли цензуру “Моссада”, папы и мамы”.

 

Обратите внимание, концерты только для 18 лет и старше!

Концерты Ильи Соболева состоятся:

4 июня, во вторник, в 20.00 – в Хайфе (зал “Раппопорт”);

5 июня, в среду, в 20.00 – в Ришон ле-Ционе (“Мофет”);

 

Билеты в кассе «Браво» *3221 или на сайте: https://bit.ly/2Z63Ew9

Photos by Anton Frolov.

Пиар-агентство: Sofia Nimelstein PR & Consulting




comments