facebook
Поиск
Вторник 24 Октября 2017
  • :
  • :

Евгений Князев: «Вахтанговский стиль — это быть страстным…»

Евгений Князев: «Вахтанговский стиль — это быть страстным…»

С 27 по 29 августа в рамках Х Международного фестиваля «Гешер» пройдет спектакль театра им. Евгения  Вахтангова «Улыбнись нам, Господи» в постановке Римаса Туминаса. В преддверии гастролей ведущий актер театра и исполнитель одной из главных ролей Евгений Князев поделился секретами одного из лучших российских театров

Сергей Элькин

— Роль в спектакле «Улыбнись нам, Господи« стала для вас третьей работой с художественным руководителем театра Римасом Туминасом. Кто он – ваш персонаж?

— Сюжет спектакля прост: три еврея собираются вместе и едут спасать сына одного из них. Рассказанная театральным языком, банальная, казалось бы, история превращается в философскую притчу о жизни людей, о проблемах, с которыми сталкиваются все. Мы все везем нашу телегу жизни, о которой писал Пушкин: «Хоть тяжело подчас в ней бремя, Телега на ходу легка; Ямщик лихой, седое время, Везет, не слезет с облучка… «. На нас наваливаются тяготы жизни, а мы продолжаем идти. «Время гонит лошадей»… Мой персонаж Шмуле-Сендер — простой водовоз, а слова говорит мудрые, философские. Например, об отношениях родителей и детей: «Куда бы мы не шли, куда бы не ехали, мы идем и едем за нашими детьми, а дети едут от нас все дальше и дальше, и никогда мы с ними не встретимся. Что делать, если с детьми можно только прощаться?» Мы хотим избавить детей от пожара, а они «лезут в огонь, потому что не умеют возле него греться», — так говорит мой герой. И таких мыслей огромное количество в спектакле. Значительность, мудрость, умение стойко переносить неудачи, встречающиеся в жизни, — в этом мой персонаж.

Сцена из спектакля “Улыбнись нам, Господи” Московского театра имени Е.Вахтангова. Фото – Валерий Мясников из архива Московского театра имени Е.Вахтангова

Сцена из спектакля “Улыбнись нам, Господи” Московского театра имени Е.Вахтангова. Фото – Валерий Мясников из архива Московского театра имени Е.Вахтангова

Он близок другому знаменитому еврейскому персонажу — Тевье-молочнику из романа Шолом-Алейхема. Кстати, ваш коллега по Вахтанговскому театру, великий русский актер Михаил Александрович Ульянов блестяще сыграл Тевье в телеспектакле Сергея Евлахишвили

 — Это была прекрасная работа Ульянова. А я именно сейчас в Украине снимаюсь в роли Тевье-молочника. В фильме заняты как украинские, так и российские артисты. Режиссер — Владимир Лерт. На какой-то период съемки приостановились, но потом возобновились. Половина картины снята. Наш фильм о том, что люди разных национальностей, живущие рядом, должны жить в мире и терпимости по отношению друг к другу.

— Видел ли уже спектакль «Улыбнись нам, Господи» автор – Григорий Канович?

— Спектакль видел его сын, и постановка ему понравилась. А к Григорию Кановичу мы скоро приедем сами. Очень надеемся, что встретимся в Израиле с автором. Канович — известный писатель в истории советской литературы. Его произведения я читал еще в восьмидесятые годы.

У каждого режиссера есть свои фирменные «штучки». Очень интересно узнать, как репетирует Римас Туминас? Каков его фирменный стиль?

Римас Туминас и Евгений Князев на репетиции спектакля “Улыбнись нам, Господи”. Фотография предоставлена пресс-службой Московского театра имени Е.Вахтангова

Римас Туминас и Евгений Князев на репетиции спектакля “Улыбнись нам, Господи”. Фотография предоставлена пресс-службой Московского театра имени Е.Вахтангова

— Римас Владимирович — очень увлекающийся человек. В каждом спектакле он придумывает целый мир, и стиль каждого спектакля разный. Он репетирует, не навязывая определенного рисунка, а потом достраивает образ, сочиняет роль. Фирменный стиль Туминаса – талант. Один из немногих режиссеров России, он — приверженец психологического репертуарного театра, продолжатель вахтанговских традиций.

— В чем они, эти традиции? Что отличает Вахтанговский театр от других?

— Вахтанговские традиции — это поступать наперекор, выкидывать коленца, иронизировать сквозь слезы, смех и даже смерть. Вахтанговский стиль — это быть страстным и уметь прокомментировать свою страсть, быть породистым и надменным, и презирать свою надменность, и доказать свою породу. Вахтанговская игра — это одним штрихом создать образ и в следующее мгновение его разрушить, небрежно стряхнуть с языка остроту, заплакать сухими глазами и засмеяться уголками глаз, смешать эксцентрику с психологизмом, раздуть из мухи слона и так же небрежно его не приметить. Даже из пустяка создать шедевр и при этом не раздуваться от гордости, быть старым и мудрым, но чувствовать себя молодым и не брюзжать, что немощен и стар… Вахтангов был предельно предан своему учителю Станиславскому. Он умирал, делая «Принцессу Турандот», и не смог прийти на премьеру. О триумфе спектакля, ставшем «визитной карточкой» нового театра, Вахтангову сообщил Станиславский. Наверно, если бы Евгений Багратионович был здоров, ему бы досталось за новаторство, эксперименты, фантазию, но он был слишком болен, и Константин Сергеевич не захотел «казнить» его… Вахтанговское направление сохранилось не только потому, что был великий Вахтангов. Да, он ставил замечательные спектакли, но в двадцатые годы XX века было много ярких режиссеров: Мейерхольд, Таиров, Сушкевич, Грановский… Мы знаем много случаев, когда после смерти режиссера меняется линия театра, а спектакли помнят разве что театроведы и поклонники. С Вахтанговым этого не случилось. Его внук Евгений Сергеевич вспоминал, что бабушка была удивлена тому, что имя Вахтангова с годами становится все более ярким. Ученики Вахтангова стали продолжать и развивать его идеи. Сегодня вахтанговские традиции живы через учеников и учеников учеников Мастера. Поэтому вахтанговские постановки – всегда самые яркие и талантливые. Именно такие спектакли получаются у Римаса Туминаса.

— Сейчас у Туминаса с труппой театра замечательные отношения, но ведь мы помним, как первое время ему вменяли в вину, что он – «чужак», что он ломает традиции Вахтанговского театра

— На открытии девяностого сезона Римас Владимирович сказал очень важные слова: «Вы — мои актеры, это — наш театр». В юбилейный год он решил вспомнить всех, кто составлял славу театра, и поставил «Пристань». В этом спектакле он поклонился всем поколениям вахтанговцев. До сих пор они существуют в нашей памяти, живут на том самом парусе театра, который развивается и летит в мировом театральном пространстве. Самыми главными персонажами на этом парусе являются Вахтангов и все те, которые преданно служили его делу.

Сцена из спектакля “Улыбнись нам, Господи” Московского театра имени Е.Вахтангова. Фото – Валерий Мясников из архива Московского театра имени Е.Вахтангова

Сцена из спектакля “Улыбнись нам, Господи” Московского театра имени Е.Вахтангова. Фото – Валерий Мясников из архива Московского театра имени Е.Вахтангова

— Вы сами, Евгений Владимирович, уже тридцать три года преданно служите делу Вахтангова. Помните, как все начиналось?

— Впервые на вахтанговскую сцену я вышел в роли Долабеллы в спектакле «Антоний и Клеопатра». Моей партнершей была Юлия Константиновна Борисова. Первой главной ролью была роль Казановы в спектакле «Три возраста Казановы».

— Как вас приняли корифеи?

— У нас сложный театр. Вначале было трудно. Я вжимался в стенку и говорил проходящему мимо Лановому: «Здравствуйте, Василий Семенович». Лановой здоровался, а потом поворачивался и смотрел, кто с ним поздоровался. Лет пять понадобилось, чтобы корифеи театра узнали, что есть такой артист – Евгений Князев. С Борисовой у нас было потом много совместных спектаклей, в том числе – «Без вины виноватые», где она меня признала своим «настоящим» партнером.

— Прошли годы, и вы сейчас уже сами выступаете в роли корифея?

— Нет-нет, у меня так не получается. Будучи ректором Щукинского училища, я знаю всех новых ребят. Им не надо ждать пять лет. Когда меня коллеги-актеры спрашивают, кто это, я всегда представляю новичка.

— В том, что вы – «играющий» ректор, — тоже верность традициям? Борис Захава, Владимир Этуш… – ректоры «Щуки» и раньше играли на сцене театра

 — Вероятно, да. Можно так сказать. Наше дело – театр, наше дело — играть. Все мои ипостаси — игра в театре, кино, преподавание, чтение программ в филармонии — разные по форме, но одинаковые по содержанию. Я – актер, занимаюсь любимым делом. Играю сам и передаю свои знания молодым.

— Есть среди сегодняшних студентов будущие Ульяновы и Яковлевы?

— Безусловно. Только они войдут в историю русского театра под своими фамилиями точно так же, как Ульянов и Яковлев не стали вторыми Щукиным или Гриценко, а стали Первыми Ульяновым и Яковлевым. У нас есть очень талантливая молодежь, и я могу сказать, что Школа наша жива. Каждый раз после экзамена я думаю: вот бы найти режиссеру этого молодого человека или эту молодую девушку, каждый раз радуюсь проявлениям таланта у молодых актеров.

— Чего вы ждете от предстоящих гастролей?

— Мы любим свой театр и спектакль “Улыбнись нам, Господи”. Он рассказывает о Человеке и его месте на этой планете. Мне кажется, язык театра универсален, и я очень надеюсь, что спектакль будет интересен зрителям.

Сергей Элькин

Спектакль «Улыбнись нам, Господи» будет показан в Тель-Авиве на сцене театра «Гешер» 27, 28 и 29 августа.

Дополнительная информация и заказ билетов в кассе театра «Гешер» и по телефону: 03-5157000 или на сайте: http://bravo.glamur.co.il/announce/23567

Краткая биографическая справка:

Евгений Владимирович Князев. Актер. Педагог. Родился недалеко от Ясной Поляны (Тульская область). Окончил Московское Театральное училище имени Б. Щукина (1982 год, курс Л.Ставской). В том же году принят в труппу Государственного Академического театра имени Е. Вахтангова. Занят в пяти спектаклях театра: «Анна Каренина» (Каренин), «Маскарад» (Арбенин), «Посвящение Еве» (Эрик Ларсен), «Пристань» (Доменико Сориано), «Улыбнись нам, Господи» (Шмуле-Сендер Лазарек). Активно снимается в кино и на телевидении. Среди недавних ролей: Вольф Мессинг, Лев Троцкий, Иосиф Сталин. С 1994 года преподает в Театральном институте имени Б.Щукина, с 2003 года — ректор института. Народный артист России.




comments