facebook
Поиск
Понедельник 10 Августа 2020
  • :
  • :

Наталия Ширель Мунин: путь к себе через свидания с вином

Автор:
Наталия Ширель Мунин: путь к себе через свидания с вином

Наталия Ширель Мунин – винный журналист и хозяйка винного бутика – неспроста стала героиней авторского проекта «8 женщин 8 марта»: после ее вкусных публикаций о виноделии, культуре пития и сочетаниях гастрономии и вина хочется смаковать каждое мгновение жизни. И желательно под бокал вина, купленного в ее онлайн-бутике или после дегустационного тура на одной из виноделен Израиля или Европы. Как стать винным журналистом после того, как 10 лет карьеры было отдано ритейлу, легко ли женщине стать успешной и самостоятельной, как получать от работы не только деньги и карьеру, но и удовольствие, какие вина сейчас в тренде? Наталья рассказывает о своем пути к успеху и делится интересными деталями о своей работе и, конечно, вине.

– Наталья, рады приветствовать тебя в нашем проекте. Поделись с нашими читательницами, как ты оказалась причастной к винной индустрии?

– И я рада приветствовать читателей портала glamur.co.il! Действительно, в эту нишу не так и легко попасть. Большинство мировых специалистов, которые занимаются вином серьезно (речь не о тех, кто выучили две этикетки и начали тут же учить других, давать лекции), обычно имеют какую-то историю. Может быть, они живут сами в винных регионах, либо причастны к династиям виноделов, у которых строгая конфиденциальность бизнеса и стремление удержать его в рамках семейного дела, чтоб оно «не ушло» на сторону.

Я же не была причастна ни к семейству, ни живу в винном регионе. У меня не было никаких предпосылок к тому, чтобы изучать вино и писать о нем— ни блата, ни работы в продажах алкоголя, ни причастности к виноделам, ни жизни в винном регионе. Ничего этого, только любовь к древнему напитку.

Автор фото: Лана Дашевски

К хорошему вину люди приходят, когда у них складывается определенный социо-экономический уровень. То есть тот момент, когда в жизни более менее все стабильно, ты состоялся как профи, у тебя высокий заработок и есть свободное время, чтобы оглянуться вокруг и чем-то еще заняться, кроме как воспитанием детей и пропитанием семьи. Вот и мы с мужем начали ходить на дегустации и лекции о винах. Это было даже не хобби, а такой вид качественного досуга: ты платишь деньги, а тебя развлекают и вкусно кормят и поят.

Мне повезло, что я с первого раза попала на дегустацию высочайшего уровня: сейчас уже точно не вспомню название этого дистрибьютора, он импортирует в Израиль качественные итальянские вина (в т.ч. марку винного дома Gaja). Помимо того, что мы дегустировали изумительные вина и дискутировали в приятной компании и обстановке, я была впечатлена многообразием сортов винограда, количеством винных регионов, разницей возможных вкусов. Тогда же ведущий дегустации отметил, что все доктораты о вине написаны постфактум, никто не может сказать наверняка, каким окажется вино текущего урожая, можно только спрогнозировать варианты, как оно будет развиваться, как оно будет «расти». Только продегустировав готовое вино, специалист может обобщить свои впечатления и изложить их в рецензиях и диссертациях.

А у меня после дегустации оказалось столько впечатлений, желания узнать и попробовать больше, и рассказать людям, как это все интересно, какой огромный и разнообразный этот винный мир. Захотелось стать не просто блогером, рассказывающим о своих личных ощущениях, а достойным уважения специалистом, ведь так же как и в любых других профессиональных кругах, в винном мире полно профанаций и шарлатанства.

– И серьезные последствия от такого непрофессионализма?

– К счастью, навредить в этой сфере вряд ли можно, разве что финансово. Как в мире моды, существуют и подделки вина – либо очень дорогих, либо очень модных брендов. Хороший пример – именное розовое вино «The Miraval rosé» знаменитой голливудской пары Бреда Питта и Анджелины Джоли, в позапрошлом году оно получило статус самого подделываемого в мире: тогда было продано больше экземпляров, чем официально произведено.

Автор фото: vino2rs

– То есть это сейчас модный бренд? Я к стыду своему из модных знаю только MOЁT и «Вдову Клико».

– «Вдова Клико» – это скорее масс-маркет. Существует два направления в винном мире, кроме деления на красное/белое и игристое/тихое. Первое – это из года в год производить узнаваемый продукт.Уже упомянутую «Вдову Клико» производят специально таким образом, чтобы люди не ожидали никаких случайностей: это стабильность во всем – во вкусе, во внешнем виде бутылки и этикетки. По крайней мере, простые релизы. Второе направление – это отдаться природе, то есть как можно меньше вмешиваться в естественный ход процессов – от времени вызревания винограда, до технологии приготовления вина. Это весь комплекс событий – от погодных условий, количества солнечных дней и осадков, до самого процесса брожения, созревания напитка. В таком случае один и тот же продукт у одного и того же производителя каждый раз будет отличаться. Какой из этих подходов к производству лучше – каждый выбирает на свое усмотрение. Мне лично больше нравится второй, я за уникальность и индивидуальность вина.

– Обязательно еще задам вопрос о трендах и моде в мире вина, а пока расскажи подробнее, в чем твоя работа заключается?

– Я вижу свою миссию как проводник, который способствует знакомству с миром вина и влюбляет окружающих в этот мир богатства и разнообразия ароматов и вкусов через свои статьи и рассказы. Искренне радуюсь, когда еще один человек в мире влюбился в вино: часто случается, так – кто-то просто попадает с друзьями за компанию на наш винный тур или дегустацию, окунается в культуру виноделия и впоследствии из раза в раз возвращается. Любовь к вину – не самый простой путь. Ведь чаще всего мы пьем вино именно для гастрономического наслаждения – чтоб в процессе поглощения вина происходило раскрытие вкуса от сочетания тех или иных продуктов и блюд. Гораздо реже люди хотят именно продегустировать и оценить вино. Хотя у меня такая категория клиентов тоже есть, они целенаправленно знакомятся с тем или иным сортом, продукцией определенной винодельни в нашей стране или в Европе. Это еще одно из направлений моей деятельности – не просто организация винных туров в Европу и знакомство с местным виноделием, но и с персонами в виноделии, что тоже очень интересно, и открытие новых вкусов. Зачастую люди, которые не погружены глубоко в дегустационную сферу, мыслят стереотипами – например, «я красное не пью, от него аллергия» или «я люблю только каберне совиньон, все остальное не будет мне интересно» или «розовое вино – это только для девочек». Все это от незнания, что, в целом, и понятно –  никто из нас не родился с великими познаниями в том или ином вопросе.

Автор фото: Татьяна Риф

– То есть ты еще и винный туроператор?

– Скорее я устраиваю для людей свидания с вином (улыбается). Стандартные экскурсионные винные туры достаточно скучно проходят: с одной винодельни привезли быстро на другую, там что-то быстро попробовали, в худшем случае презентатор перечислил все названия и выдал прайс, в лучшем – показали проморолик, винодел лично вышел поздороваться и рассказал пару слов, но после третьей винодельни ты уже ничего не помнишь, в пакете звенит несколько бутылок, и все что ты хочешь, это поспать в автобусе по пути домой. Мне стандартный подход не нравится, я сама не люблю вот эту формальность и спешку, поэтому у меня родился проект wine date: мы приезжаем на одну винодельню и проводим весь день на ней. Кроме дегустационного зала заходим в погреба, в бочковые залы, беседуем и о винах этой винодельни, и о тенденциях, и о способах виноделия, и обсуждаем куда бы стоило поехать и что-то похожее или совсем иное попробовать. Я отталкиваюсь от вкусов своей аудитории, от их насущных вопросов. Кто-то до сих пор считает, что в вино добавляют чернослив, чтоб у него появился аромат чернослива, кто-то хочет посмотреть, в каких бочках выдерживают вино. И я с удовольствием рассказываю об этом, все наши беседы – не заученная презентация, а живой диалог.

– А сомелье тебя можно назвать?

– Я не сомелье, нет. Как во многих других сферах деятельности, в винной индустрии существует множество профессий: сомелье – это человек, который продает вино в ресторане, он помогает подобрать вино к тем блюдам, которые вы выбираете, а так же составляет винную карту для ресторана в соответствии с меню. Сомелье обычно работают только в высокого уровня ресторанах, например, входящих в список Michelin. Но почему-то в угоду моде на красивые названия профессий сегодня сомелье называют всех, кто умеет с серьёзным видом держать бокал в руке, причмокивать и сообщать об оттенках вкуса (смеется). То есть сомелье – не дегустатор, и не продавец. Продавец вина в специализированном магазине или бутике, например, уже не сомелье, а кавист, от французского слова «cave» (винный погреб). Он назубок знает ассортимент своего магазина, его задача – сориентировать покупателя, который к нему обращается за профессиональным советом, все-таки в бутики приходят более искушенные покупатели, чем в супермаркет.

– Значит, ты еще и кавист, ведь ты занимаешься в том числе онлайн-продажами вина.

– Это еще одна составляющая моей деятельности (смеется). В винные бутики приходят люди с определённым статусом и возможностями. Порой статусный покупатель сталкивается с некачественным обслуживанием непрофессионала, который просто помнит, где стоит какая бутылка, но не может дать исчерпывающую консультацию – это неприятно: в дорогую покупку закладывается не только стоимость самого вина, но и высокий сервис – информация, рекомендации, которую статусный покупатель ожидает. Моя ниша – как раз высокий сервис именно для статусных покупателей, которые могут себе позволить многое и хотят, чтоб им было вкусно, даже когда они сомневаются в своих предпочтениях, а я все объясняю, даю рекомендации и возможность выбора. Своими разъяснениями и описаниями каждого продукта я как бы приоткрываю дверь к каждому вину: по этим общим данным каждый винолюб может прочувствовать волну впечатлений – подходит ему такой вкусовой эффект или требуется что-то иное. И как логическое продолжение обзорных статей – мы проводим дегустации этих самых вин, которые описываем и продаем. На дегустации человек пробует вино, определяет свои пристрастия вкусовые, приценивается – по карману ему напиток или нет. Бывает и так, что вино по карману, но не по вкусу и наоборот, а я помогаю найти идеальное сочетание, в котором все совпадет. Дегустации очень помогают расширить свой личный винный кругозор: попробовав, вы уже понимаете, о чем идет речь, и, приходя в любой винный бутик, вы и чувствуете себя более уверенно, и коммуникацию с кавистом через вкусовые оттенки быстро выстраиваете.

автор фото: Ника Кигель

– Получается, чем больше дегустируешь, тем лучше разбираешься во вкусовых оттенках вина?

– Конечно! Чувствительность рецепторов вкусовых повышается и происходит эволюция вкуса. Все дети рождаются с обостренным ощущением и тягой к сладкому, взрослея мы учимся есть горький шоколад и острые оливки, курить сигары, пить черный кофе, чистую водку, и, конечно, вино. У тех, кто родились в «винных» семьях, я имею ввиду сейчас виноделов, с раннего взросления развивалась особая вкусовая чувствительность. Остальные же обычно начинают свой «алкогольный опыт» в лучшем случае с полусладкого вина – скорее всего это мускат, либо с коктейлей на основе тяжелого алкоголя со сладким сиропом и ликерами. То есть алкоголь мы тоже начинаем пить, как правило, сладкий, а уже потом постепенно знакомимся с винами, особенно сухими. В процессе знакомства с вином мы научаемся делать вид, что распознаем нотки чернослива или косточку вишни в букете, изображая знатоков, чтобы поддержать разговор. Мы выбираем вина с определённой ароматикой и думаем, что начинаем любить эти вина, потому что понимаем их. А на самом деле мы просто «идем на вкус» – южные сорта винограда, такие как сира или амароне очень насыщенные, они сейчас популярны, и большинство людей выбирает их  по принципу «все пьют , значит вкусно, я тоже буду, чем какую-то вашу французскую кислятину». И это не хорошо и не плохо. Но если мы развиваемся дальше, то в какой-то момент осознаем, что израильским летом приятнее выпить минеральный совиньон блан или шабли, который гармонично и тонко добавит легкости и свежести в жаркий день, чем тяжелая сира, которая больше подойдет к зимнему, прохладному вечеру, чтобы согреться. В конечном итоге, когда мы проходим весь этот путь, «вишенкой на торте» становится понимание игристых вин – с высокой кислотностью и низким содержанием сахара. Кстати, многие считают, что brut – это самое сухое состояние вина из возможных, но на самом деле в брюте есть остаточный сахар, без сахара совсем – это маркировка zero dosage или no dosage.

–  Сколько интересных нюансов, и это мы только по поверхности винной грамоты скользим!

– Чем больше знаешь, тем больше понимаешь, как это мало и сколько всего еще предстоит узнать! У меня этот сократовский принцип сработал очень показательно в жизни, когда я закончила винный курс Бургундского университета и получила диплом. Сразу после этого мы приехали в Бургундию в винный тур, где я на правах свежеиспеченного знатока предвкушала, как буду мастерски блистать знаниями. Но оказалось, что моих знаний, которыми я так гордилась, недостаточно, и нужно погружаться еще и еще глубже в мир вина, еще больше дегустировать и изучать. Это и есть мой ответ на один из часто задаваемых вопросов «А как начать понимать что-то в вине?». Пробовать-то мы все начинаем рано или поздно, но нужно не просто пробовать ради интереса или удовольствия, а осознанно, изучая свои ощущения. Мне дегустации очень помогают в профессиональном плане: на них обычно существуют каталоги, я всегда для себя пишу заметки по тем продуктам, которые мы продегустировали. Но заметки не для себя, а о том, как другие люди могут отметить это вино – я же, ко всему прочему, еще и винный судья. А судья сообщает о вине, насколько можно объективно, отбрасывая в сторону свои личные вкусовые пристрастия, ведь у каждого из нас они свои. Изучая новые вина, которые принимаю в продажу, я еще и оцениваю их с точки зрения моей покупательской аудитории поймут или не поймут, насколько им будет интересно узнать его, как оно расширит их винный кругозор.

Автор фото: Анна Линден

– Сейчас ты известный винный журналист и self-made woman. Как складывалась твоя история успеха в Израиле?

– К вину я пришла всего 15 лет назад, на мой взгляд, это уже весьма поздно. Приехала в Израиль в 19 лет, уже с семьей – старшему сыну было 10 месяцев. У меня не было разбитых ожиданий о реальность: ребенок был отправлен в садик, я – в ульпан учить язык, я думала так и должно было быть. Через полгода поступила в колледж на курс архитектуры и внутреннего дизайна – это было единственное название, которое мне понравилось в буклете для абитуриентов, потому что все остальное было «менеджмент чего-то там». Мне тогда вообще непонятно было, где потом все эти менеджеры работают. К концу первой сессии моя голова превратилась в квадратную – строительные термины, предметы вроде «юриспруденция в архитектуре»…

За два года учебы поняла, что дизайнером я быть не хочу, но учебу закончила, благодаря чему выучила иврит. Поскольку я не дочь миллионера, надо было где-то еще и работать. Пришла в магазин одежды подработать – на полставки. В итоге доросла до директора магазина, 10 лет провела в ритейле, это время стало моей школой жизни. Теперь я обожаю продажи, ведь мы всегда продаем себя, свое время, свои услуги, свои товары. При том, что я интроверт: люблю общаться с людьми, но дозированно, потом мне требуется время наедине с собой. А продажи – это всегда общение с людьми. В процессе своего профессионального роста я пришла к позиции, которая требовала моего постоянного присутствия (телефонные звонки, присутствие в торговом зале), времени на семью не было вообще – такова была моя должность, вынуждающая либо справляться, чтобы расти по карьерной лестнице, либо уходить совсем. В итоге я уперлась в стеклянный потолок возможностей своей психики – такой ритм жизни изматывает.

И я ушла со статусной должности наемного работника с полным страховым пакетом, высокой зарплатой и уикендами за границей. Но мне было попросту некогда тратить деньги, меня «одевали» как представителя бренда, я постоянно находилась в рамках, за которые не вырваться. И когда уволилась, то наконец вздохнула свободно и смогла носить ту одежду, которая нравится, а не ту, которую надо, наслаждаться общением с семьей. Поначалу я хотела продолжить карьеру в продажах, пока на одном из собеседований мне не задали вопрос: «А чего ты вообще хочешь от работы?». Я была еще достаточно молода, но уже много чего повидала и со многим справлялась, и мне казалось, что благодаря богатому опыту я могу получать от той же работы удовольствие. Когда я это озвучила, на меня посмотрели как на сумасшедшую и сказали: «Ну, это не в нашей сфере, у нас надо мучаться». Тогда я решила стать лояльным и заботливым работодателем самой себе. С 2006 года я сама себе начальник на 365 дней в году, сама себе плачу зарплату, и сама себя мотивирую, когда ленюсь.

– Сама себе и работник, и начальник, а еще и мама, и жена, а это – работа 24/7. Как ты справляешься? Что сложнее давалось, а что легче?

– Как у любой еврейской мамы, у меня идеальные дети! К тому же сейчас сыновья уже взрослые, но так, конечно, было не всегда. Традиционно у нас в семье дом и кухня – женская территория ответственности. А в нашем доме женщины – это я и кошка. Но я осознанно веду хозяйство и мне это нравится, мне даже сложно делегировать какие-то задачи помощнице, например, потому что я знаю, что я сделаю все и быстрее, и так, как мне надо, чем буду объяснять детали. И с тех пор, как я работаю из дома, я всегда на работе. Работать дома мне очень удобно, ведь я живу в собственном ритме, много пространства личного. А процесс уборки, например, помогает привести мысли в порядок, креативить. Благодаря телефону и интернету я всегда на связи. Поэтому совмещать быт и свое дело мне легко. Это мое детище, оно развивается постепенно, так же как дети, а это мне уже знакомо.

Автор фото: Анна Линден

– Страшно было начинать свое дело? Ты смелый человек?

– Ой, я трусиха! Но при этом мне не было страшно начинать. Многие бизнес-тренеры мотивируют: если ты идею за 24 часа не начал реализовать, то все, идея протухнет. У меня все совершенно наоборот: если мне в голову запала какая-то мысль, то она должна там побыть и созреть, только тогда я смогу ее реализовать. Все мои проекты, которые я осуществляю, долгоиграющие. Мое дело – это не спринт, как у некоторых: запустил рекламу в Фейсбуке и Инстаграме, пришли лиды, продал – и готово, успех. Нет, у меня все иначе.

Я опущу момент развития себя как бренда – узнаваемость личности долго выстраивается, без имени и без умений в винной сфере прийти и сказать «А давайте я вам экскурсию проведу» – не получится. Вкратце, чтобы стать винным блогером Натали Мунин, нужно было много учиться, осознанно пить и сверяться с данными сортовых и территориальных классификаций, обязательно посетить те места и винодельни, где делают вино, о котором рассказывается. То есть можно, конечно, вызубрить те или иные качества вина, но ты не будешь знать, с какой стороны светит солнце на виноградник, и почему с виноградника повыше вино стоит 300 евро и продается в бутиках, а вино из винограда, выросшего чуть пониже в той же местности, стоит всего 15 евро в супермаркете. Все эти составляющие – это огромные инвестиции в себя, как финансовые, так и временные.

– Как муж отнесся к идее открыть свое дело?

– Муж интегрирован в мое дело на 100 %: он изначально поддерживает мою инициативу – в самом начале я шла за супругом, за его интересом, именно он был моей движущей силой, уже потом я стала понимать как будет выглядеть наш продукт и как его вывести на израильский рынок. Все-таки 10 лет работы в ритейле дали мне понимание того, как вообще работает бизнес и продажи. Сначала я освоила соц.сети, затем появился сайт, который я тоже своими руками создавала – то есть и SMM и HTML изучила. Вообще я считаю, что в жизни нет ничего невозможного, все можно освоить, другой вопрос насколько тебе это необходимо и каким ресурсов времени ты располагаешь.

– Просто напрашивается этот популярнейший вопрос: где ты берешь время, чтобы все успевать? (смеемся)

– У меня гибкий график, ведь мой режим дня зависит только от меня. Дети выросли, муж самостоятельный, и я сама себе хозяйка. Все по сути зависит от моего желания пошевелиться, чтобы стать известнее, популярнее или заработать больше. Конечно же, я хочу завоевать мир: русскоязычный рынок Израиля, я считаю, уже наш – русскоязычные израильтяне хотят пробовать хорошее вино, хотят видеть, где его делают, хотят знать, как его делают.

– Русскоязычные люди Израиля любопытны по отношению к вину? А то бытует мнение, что русские водкой зубы чистят (блогер Михаль Матрешка Портман поделилась на презентации водки).

– Первый раз такое слышу! Ох уж эти стигмы. Наша покупательская аудитория хочет понимать, учится понимать либо уже понимает. Туристы тоже к нам иногда попадают, но мы больше направлены на внутреннюю русскоязычную аудиторию, у нее огромный потенциал. На небольшой территории Израиля проживает миллион русскоязычного населения! И если люди хотят покупать хорошее вино, почему бы им не помочь? Другой момент, что многие русскоязычные люди давно и успешно интегрировались в израильское общество и могут получать информацию и на иврите, и на английском языках кроме русского. Но что точно не заменят информационные источники – это качественное общение: на наших дегустационных поездках встречаются люди, объединенные общим интересом, наподобие закрытого клуба.

Автор фото: Елена Котляркер

Попасть на наши мероприятия и дегустации достаточно сложно – свободные места редкое событие, да и попасть к нам можно только по протекции одного из участников клуба. В сознании постсоветского человека может мелькнуть мысль о том, что протекционизм – это ужасно, это все по блату, но я опровергну. Протекция у нас – это поддержка, которая дает возможность правильным людям попасть в правильное место. Человек не из нашего круга интересов будет чувствовать себя чужим или заскучает, а чей-то друг, наслушавшийся о наших мероприятиях, уже заинтересован – и он попадает к нам, наслаждается общением и в итоге остается с нами: у нас вкусно, у нас увлекательно, у нас нет подобного занудства, когда приходит мальчик отчитать по слайдам презентации теоретическую часть, у нас все от сердца – мы обсуждаем то, что нас самих будоражит! Я искренне кайфую от того, что рассказываю на наших встречах.

– Это то самое чувство, к которому ты стремилась в своей работе?

– Да! Именно! Я получаю от этого удовольствие, я получаю эмоции, знакомства и общение с интересными личностями, это огромные связи, это вдохновение! Например, благодаря поездкам за границу я узнаю много новых вкусовых сочетаний, а благодаря появившимся связям у меня есть выходы на самые изысканные гастрономические закуски, которые я с удовольствием готовлю и представляю на наших дегустационных встречах. А сколько кулинарных книг я уже привезла из Европы… Ведь именно с едой мы наслаждаемся вкусом вина.

– Вот сейчас самое время задать вопрос о трендах, что же сейчас модно в винном мире и в Израиле в частности?

– Нам очень повезло: мы живем в одном из тех регионов, откуда по сути вышло виноделие в мир, хотя, из-за правил мусульманской религии, где винопитие не слишком жалуют, искусство виноделия в Израиле то уничтожалось, то возрождалось. Сейчас, не без помощи вложений семейства Ротшильдов, израильское вино относится к новому свету. Винный мир делится на старый и новый: старый – это, в основном, Европа, а новый – Канада, США, Чили, Австралия, Новая Зеландия и Израиль. Тем более, что рядом с Израилем есть еще Кипр и Греция с шикарнейшими винодельнями и очень образованными специалистами.

США слишком далеко, чтобы влиять на модные тенденции, поэтому израильские тренды от европейских не особо отличаются. В Европе на пике популярности vino verde или «зеленое вино», в ту же категорию можно отнести петнаты (Pét-Nat – от Pétillant Naturel) – это слабогазированые легкие игристые вина, которое созревают уже непосредственно в бутылке.

Повышенное внимание мира к экологии влияет и на популярность различных органических, экологичных – с ними все понятно, и биодинамических вин – это направление на стыке органики и эзотерики, люди любят истории. Одна из историй, которая очень нравится покупателям израильского вина, как раз о Ротшильде, у которого народ просил помощи во времена становления государства. Он дал им, как в притче – не рыбу, а удочку, то есть виноградную лозу, чтоб люди не просто насытились, а научились себе находить пропитание. Именно Ротшильд дал толчок возрождению израильского виноделия, без его помощи, наверное, пили бы мы и дальше только европейское вино.

Из горячих трендов еще отмечу розовое вино, хотя оно давно появилось на магазинных полках. В Провансе, например, считают, что именно розовое вино и есть настоящее, а белое или красное – это уже вторично, вопреки имеющемуся мнению в народе, что розовое – так, бочку ополоснули.

Свежее веяние – умение разбираться в игристом вине. Времена простого и сладкого ламбруско уходят, это входное вино, чтобы начать вечеринку – оно не несет никакой смысловой нагрузки, кроме как занять руки бокалом и поднять градус настроения. Сейчас же идет большой спрос на игристые вина, созданные по классической технологии – как в Шампани. Не каждая винодельня имеет возможность соблюсти все условия: сначала нужно сделать тихое вино из определенных сортов винограда, затем бутилировать, добавить дрожжей и тиражный ликер), закупорить и ждать, пока вино созреет. Вино созревает от 9-12  месяцев до нескольких лет, в зависимости от разных факторов . Если по данной технологии вино сделано не в регионе Шампань, то оно уж называется не шампанским, а креманом. Но это только во Франции. В общем, с игристыми всё очень не просто. В Италии по такой же технологии делается игристое в регионах Трентино (Trento DOC), Пьемонт и Франчакорта (Franciacorta). Эти вина всегда дороже, чем обычные тихие вина, – они более вычурные, статусные, требующие к себе внимания.

Автор фото: vino2rs

– Полагаю, про любимый сорт вина у тебя спрашивать глупо, но, может, любимый винный регион есть?

– Это Пьемонт! И Шабли – там мы бывали на винном фестивале несколько раз. Назвала бы Шампань, но я там бывала всего один раз, а, чтобы назвать регион любимым не кривя душой, надо бы попробовать около 300 образцов, чтобы составить свое мнение. На винных фестивалях чем хорошо знакомиться с регионом – там ты можешь и с виноделами побеседовать, и с едой местной дегустировать. В Шабли мы пробовали домашние пироги с местным вином – и это удивительное погружение в местные традиции и атмосферу региона.

– Вот еще важный вопрос – как не страдать похмельем на дегустации?

– Существуют три основных правила, которые прекрасно действуют вместе и по отдельности. Первое – не пить на голодный желудок, а сначала съесть что-то жирное, что смажет, условно говоря, желудочно-кишечный тракт, тогда алкоголь не так быстро всасывается в кровь. Именно поэтому на дегустациях предлагают хлеб с оливковым или сливочным маслом, жирные сыры и паштеты. В процессе дегустации, даже если ты сплевываешь вино, все равно алкоголь всасывается через слизистую ротовой полости. Второе правило – пить воду. Не сладкие компоты, колу, энергетики, а чистую питьевую воду. Сладкая запивка – прямой путь к тяжелому похмелью и головной боли, поэтому на выпитый бокал вина выпивайте еще и стакан воды. Ну и третье – не все, что налито в бокал, нужно допивать.

– У тебя есть девиз, с которым ты идешь по жизни?

– Наслаждайся каждым моментом, потому что жизнь может неожиданно оборваться, и ты никогда не знаешь, когда это произойдет.

– А планами на будущее по завоеванию мира поделишься?

– Кроме того, чтоб завоевать мир, в планах у меня открыть настоящий винный бутик, в котором будет уголочек с гастрономическим отделом – по типу европейских винных баров. Чтобы к каждому представленному сорту вина можно было подобрать подходящие закуски, сыры. Это пока остается мечтой, ведь работа в бутике означает, что моя приятная и удобная работа из дома закончится, –  я полностью погружусь в работу в этом бутике, уж я себя знаю. Я настолько проникаюсь своим делом, что просто в нем живу: и я приверженец не огромных корпораций обезличенных, а тех бизнесов, когда собственник стоит у прилавка и сам общается с покупателями. Это очень перекликается с разговором о направлениях, о которых я говорила вначале: есть мейнстрим – один и тот же продукт из года в год, или вино с разным вкусом в новом сезоне. Каждый отдает предпочтение тому, что ему больше подходит. Решиться вот на такую торговую точку я пока морально не могу, но мечтаю.

– Ну раз ты говоришь, что тебе нужно «вырастить» идею, то пусть она зреет.

– Вот она медленно и зреет. Меня останавливает желание создать бизнес-династию, вот только интересы детей совсем в других сферах лежат. Одна надежда на внуков (улыбается). Но пока что я пишу книгу о вине Израиля – для тех, кто хочет познакомиться со страной с нетривиальной стороны, кто уже исходил все привычные тропы и знает каждый камень в Иерусалиме, кто хочет чего-то нового. Иногда сложно усадить себя, кажется, уже столько книг на всех языках мира понаписано. Но это мой личный взгляд на виноделие Израиля, личная история и опыт, которым я чувствую в себе необходимость поделиться.

Автор фото: vino2rs

– Давай немного о женском поговорим. Наш проект «8 женщин 8 марта» обычно посвящен успешным женщинам и приурочен празднику 8 марта, но в этом году растянулся на год. Вы празднуете Международный женский день? Какие цветы ты любишь?

– Я очень люблю белые лилии. Но 8 марта для меня не особо важный праздник – муж мне без повода дарит цветы. Да и я слишком самостоятельна в финансах, чтобы ждать 8 марта как повода выпросить подарок у мужа. Но подарки всегда приятно получать, и по поводу и без повода. То есть если муж забудет про 8 марта, я не расстроюсь. Вот маме, которая живет в России, этот праздник важен. И вообще для меня лучший подарок – это поездка на винодельню! И то я могу обеспечить поездку себе сама. Главное – чтоб границы были открыты!

– Совет, который бы ты могла дать девушкам, женщинам, планирующим организовать собственное дело.

– Прислушиваться к себе, к своему мнению, к бабочкам в животе. Нормально, если на начальном этапе знаний будет не так много, конечно, учиться надо, но это можно совмещать, тем более, что многое приходит на практике. И всегда помните: хочешь большего – работай больше, все зависит от тебя. Если ты становишься владельцем бизнеса, даже самого маленького, твоя голова теперь работает круглые сутки, даже когда ты спишь. Невозможно быть бизнесменом наполовину, это как с беременностью – либо да, либо нет. Можно, конечно, просто открыть «эсек патур» и назвать себя предпринимателем, относиться как к игре, но если дело не будет расти и развиваться, не будет приносить доход, то уж лучше идти в найм или сидеть “под крылом” у мужа. С другой стороны – never say never: никто из нас не рождается профессионалом. Но стать им за жизнь – можно.

– И в заключение нашей приятной беседы, какое пожелание оставишь нашим читательницам?

– Старайтесь быть счастливыми, дорогие женщины. Счастье – это тоже работа. Оно само с неба не падает. Работайте над отношениями, работайте над собой, над своим делом, слушайте свое сердце и будьте там и с теми, где вас любят, поддерживают. Не тратье время на тех, кто не способен вас оценить, жизнь слишком коротка для этого. Женщине очень важно чувствовать себя любимой, без любви никакая карьера не обрадует. Любите себя, любите тех, кто с вами рядом, и любите то, что делаете! И всегда желайте чуть-чуть большего, чем имеете. И наслаждайтесь жизнью! Без вина или с вином, главное – наслаждайтесь!

Следите за новостями и мероприятиями винного журналиста Наталии Ширель Мунин:

в инстаграм,

в сообществе Facebook 

или на сайте www.vino2rs.com




comments