facebook
Поиск
Пятница 24 Ноября 2017
  • :
  • :

“Передать нежность Эдит Пиаф”

“Передать нежность Эдит Пиаф”

Интервью с актрисой и певицей Нуцей Шаншиашвили – исполнительницей роли Эдит Пиаф в спектакле Романа Виктюка “Эдит Пиаф. Мой легионер”.

– Нуца! Добрый день! Вы не были в Израиле три года, а спектакль “Эдит Пиаф. Мой легионер” не показывался у нас четыре года. Немалый срок для театрального действа. Что произошло со спектаклем и с вами лично за это время?

– За прошедшие четыре года спектакль был показан в России – у нас были длительные, я бы даже сказала, огромнейшие по размаху гастроли. Я сама была это время также занята концертной деятельностью в Нью-Йорке, где уже давно живу. Сделала на Бродвее большой джазовый проект с известным ансамблем “Mingus-Band” (они в свое время получили “Грэмми”). И в этот джазовый проект мы включили грузинские песни! Второй концертный нью-йоркский проект называется “Голос солнца” и посвящен старинным романсам. В него входит большой блок романсов, когда я сама себя аккомпанирую на рояле. И еще – и это очень интересно – в этот проект мы включили отрывки из экспериментальных фильмов молодого грузинского, очень талантливого режиссера Шота Каландадзе – получился такой театрально-кино-поэтический вечер. Очень лирический, очень музыкальный, очень песенный – спектакль-фильм. У меня был также и концертная программа в театре “Warner Brothers”. А 10 месяцев назад родился мой сын – и я посвятила ему все свое время. Ближайшие гастроли в Израиле – это мой первый выезд из Нью-Йорка после рождения ребенка.

– Почему для первого сценического выхода после перерыва вы выбрали именно Израиль?

– Я все время стремлюсь в Израиль. Меня тянет к вам, тянет мою душу. Может это какие-то космические силы. Каждый приезд к вам – для меня счастье. Побывать в Иерусалиме, побродить по местам, которые я считаю своими родными – от этого моя душа оживает.

 – Душа? Вы верите в переселении душ?

– Нет, в переселение душ не верю. Но уверена, что я очень древнее существо на этой Земле. Я не знаю, откуда пришла и куда иду, но Иерусалим – эта часть моего сердца. Его светлые камни, желтоватый свет, история вашей земли меня вечно притягивают. Иерусалим – это открытая ладонь для всех людей. Я считаю, что у каждого нормального человека живет в душе стремление к этому городу и к вашей стране.

 – Иерусалим – это часть вашей души. А Пиаф, ее песни и ее жизнь – тоже в вашей души? У вас выстроены некие конкретные отношения – ваши и Пиаф?
– Скорее, наши отношения мистические. Нет, я сами себя противоречу… Пожалуй, правильнее было бы сказать, что наши отношения абсолютно реальные, потому что, на мой взгляд, связи между тем и этим миром действительно реальные. Я не сумасшедшая актриса, которая ходит по улицам и декламирует, жестикулируя,  тексты ролей, но думаю, что у меня есть контакт с ушедшими душами. Не подумайте, что я с ними разговариваю как с вами сейчас, не стоит чересчур мистифицировать, но благодаря этому спектаклю я чувствую поддержку души Эдит Пиаф и ощущаю ее желание выбрать меня на этой Земле, чтобы продолжать нести людям ее песни с их болью, отдачей, любовью и теплом. Годы не могут изменить эти песни, их теплоту и потому я и “проживаю” на сцене контакт с Пиаф. Наверное, это и называется музой творчества –  эта возможность передать людям бесподобное ощущение любви. Говорить об этом непросто – легче передать красками на полотне. Ведь каждый чувствует, когда приходит такое возвышенное состояние, и в этом спектакле это связано с божественной душой Пиаф.

 – Но некая доля сценического безумия, авантюризма, склонности к мистике все-таки нужна актрисам и, в особенности, в этой роли?

– Конечно, это необходимо. Но я не считаю себя принадлежащей только актерскому миру. Я – человек философского склада. Пробую себя во многом – живопись, джаз, музыка, увлекалась математикой. Все это приводит к изучению языка творчества – высочайшего языка. Для конкретной актрисы хорошо быть немного “другой” – это завораживает зрителя. Чем больше выделяешься, тем больше к тебе стремятся.

– Безусловно, экстравагантность образа способствует популярности.

– Конечно. Но ко мне это мало относится. Я достаточно углубленный человек и ищу дороги не внешние, а внутренние пути. Ищу ответы в творчестве, спектаклях, поэмах, в пьесах, в живописи и в красках на картинах. Углубленная философия помогает находить новые грани в искусстве и в спектаклях, ключи, приоткрывающие двери, за которыми есть ответы на сложные вопросы бытия. Если искать ответы на плоскости материального мира, это приводит к материальным же решениям и выводам. А искусство метафоры, творчество, язык чувств приводят к истине.

 – Вы говорите о скрытой философии, но прекрасно отдаете себе отчет, что вы – яркая женщина, костюмы для другого вашего спектакля, поставленного Виктюком – “Любовница любви” – сшиты по эскизам Карла Лагерфельда, а образ Эдит Пиаф в вашем исполнении – чрезвычайно сильный, эффектный, даже сногсшибательный, полный бурлящих чувств и эмоций. Внешняя канва, та самая поверхностная материальная плоскость, которую вы упомянули – это вспыхнувшая, как порох, и столь же быстро сгоревшая любовная история. О какой философии, кроме философии отношений мужчины и женщины, вы рассказываете зрителям в этом спектакле?

– Прежде всего, о философии скоротечного существования. Вы говорите, что история любви  сгорела как порох. Так оно и есть на первый взгляд. Но, благодаря песням Пиаф, это история вошла в вечность. В нашем спектакле актеры – это бабочки, мимолетные мотыльки, видения. В некую секунду рождается сцена, возникает ситуация, и тут же исчезает, оставив что-то в сердцах людей. Благодаря любовной истории великой певицы Пиаф и легионера Альберта Вардана каждый из наших зрителей может задать себе вопросы: кто я?, что такое любовь?, что такое жизнь и смерть? Мы втроем на сцене действуем, как проводники любви, чувств и энергии, изначального настраивая себя на то, чтобы, выходя на сцену, обволакивать зрителей как раз той самой душой Эдит Пиаф, о которой мы с вами говорили… Я не разделяю искусство, любовь, творчество и философию. Наш спектакль – это слияние все этих ипостасей. А еще посыл этого спектакля в том, что мы не должны теряться во времени. Эдит Пиаф говорила, что у нее проблемы с ощущением времени.  Я сама тоже не всегда веду счет времени. Мы все можем потеряться во временном потоке. А в этом спектакле особенно – время в нем тянется от мига до вечности, от секунды до длинной сцены, от брошенной фразы до песен Элит Пиаф.

 – Вы приглашает зрителей не просто на спектакль, а на сеанс любви, передачи энергии, арт-терпии?
– Я бы даже сказала, на сеанс медитации, настраивающей на позитивные чувства. Мы даем зрителям ощущение, что жизнь продолжается, что бы не происходило: мы живем, поем и радуемся любви. Эта нежность исходит из песен Пиаф и мы передаем ее в этом спектакле. “Сердце сомненья тревожат подчас – Легионер мой, где ты сейчас?”

 – Нуца! Спасибо и до встречи уже в конце января!

Маша Хинич

Дополнительная информация на сайте – www.cruiseinter.com

Заказ билетов на сайте www.gastroli.co.il
и в других кассах.

“Эдит Пиаф. Мой легионер” театра Романа Виктюка в Израиле
Режиссер – Роман Виктюк. Сценография – Владимир Боер.
В ролях: Нуца Шаншиашвили, Николай Добрынин, Фархад Махмудов.

  • 27 января, Нетания, “Гейхал ха-Тарбут”, 20.00
  • 28 января, Иерусалим зал “Жерар Бахар”, 20.00
  • 30 января, Ашдод, матнас “Дюна-Юд”, 20.00
  • 31 января, Хайфа, зал “Раппопорт”, 20.00
  • 1 февраля, Тель-Авив, театр “Гешер” – зал “Нога”, 20.00

Сайт театра Романа Виктюка – http://www.teatrviktuka.ru/




comments