facebook
Поиск
Четверг 19 Октября 2017
  • :
  • :

Золотая монета Юлии Рутберг

Золотая монета Юлии Рутберг

Если говорят об актрисах, ни на кого не похожих, играющих и живущих по-своему, наперекор стереотипам, первой вспоминают Юлию Рутберг. У нее своя, отдельная ниша в сегодняшнем театре, ее работоспособности и энергии можно только позавидовать. Юлия не скрывает свой возраст и называет себя счастливой женщиной

 В конце августа московский театр имени Евгения Вахтангова покажет в Израиле три спектакля «Улыбнись нам, Господи», одну из ролей в котором играет Заслуженная артистка России Юлия Рутберг.

— Юлия, театр Вахтангова привозит в Израиль спектакль-притчу «Улыбнись нам, Господи» в постановке Римаса Туминаса по роману Григория Кановича. О чем он?

— Я не люблю говорить о том, чего еще не было, но у этого спектакля сильные «кислородные подушки»: прекрасный текст Кановича и великолепная режиссура Туминаса, одного из лучших постановщиков и мыслителей современного театра. Кроме этого, художник, композитор и замечательная труппа театра Вахтангова. А как мы сыграем — это улыбнись нам, Господи.

— Римас Туминас во второй раз ставит этот спектакль: вначале в Литве, теперь в театре Вахтангова. Почему он к нему вернулся?

— Так получилось, что почти одновременно ушли из жизни несколько актеров, игравших главные роли в литовской постановке. И Туминасу пришлось ее закрыть, но он хотел, чтобы спектакль возродился. Волею судеб Римас Туминас оказался в театре Вахтангова и почувствовал, что время пришло.

interview rutberg2

Сцена из спектакля «Улыбнись нам, Господи», фотограф Валерий Мясников

В спектакле «Улыбнись нам, Господи» вы играете роль козы. Что это? Говорят, за козу сражалась Людмила Максакова и другие актрисы, но досталась она вам.

— Я не сражалась, не имею такого обыкновения. Роль предложил мне Римас Владимирович, я внимательно выслушала его пожелания, и началось наше сотворчество. Роль наполнена метафорическими, метафизическими смыслами, коза – это еврейское тотемное животное. Она сопровождает главного героя в долгом пути, который он проходит. Коза довольно старая, хотя, я надеюсь, что в моем исполнении она не выглядит слишком древней. Какая есть… Роль непростая, я почти все время молчу, это моя первая роль практически без слов. Трудная, но очень интересная роль. В ней много пластики, и я посвятила ее своему отцу (Илье Рутбергу), который всю свою жизнь отдал пантомиме. В этой роли тщательно отобраны жесты, выражения лица, глаз – то, чем занимался мой папа и учил меня.

— Вы служите в театре Вахтангова со дня окончания училища. Как удалось новому главному режиссеру Римасу Туминасу найти нужный ключ к театру с такими мощными традициями?

— У него это получилось за счет смысла. Туминас был очень внимателен по отношению к старикам. К юбилею театра он поставил «Пристань», в спектакле сыграли все наши старейшие актеры, самые уважаемые, самые почитаемые люди, которых уже начали списывать как уходящую натуру. Этот спектакль стал очень востребованным, на него летали зрители из Нью-Йорка, Парижа, Берлина и Барселоны. В тоже время Туминас пригласил в театр многих молодых артистов, создал студию. Не забывая стариков и детей, он опирается на среднее поколение. Нас не так много, но воспитанные Михаилом Александровичем Ульяновым, мы много играли. Мы настоящие беговые лошади. С нами можно ставить глубокие, серьезные спектакле, Туминасу было предоставлено хорошо воспитанное театральное поколение.

Сцена из спектакля "Улыбнись нам, Господи", фотограф Валерий Мясников

Сцена из спектакля «Улыбнись нам, Господи», фотограф Валерий Мясников

— Тем не менее, вы играете в спектаклях, поставленных другими режиссерами. За роль Медеи в спектакле, который создал Михаил Цитриняк, вы получили самую престижную российскую театральную премию «Хрустальная Турандот».

— Римас Владимирович понимает, что у него не хватает времени, чтобы обеспечить работой всех, кто может играть много и интенсивно. Он дает нам такую возможность, что говорит о его мудрости как художественного руководителя театра. Это способ актера привлечь к себе внимание – не разговорами, а готовой работой. Но Туминас строго следит за происходящим, не все, что ему предъявляют, получает финансирование. Сейчас, в связи с открытием новой сцены, в театре Вахтангова шквал готовящихся спектаклей. Мне кажется, что в каждом углу идут репетиции, и это хорошо. У нас огромная труппа, Туминаса на всех просто не хватит. А работать нужно, потому что жизнь проходит.

— Кроме театра, вы работаете в кино, на телевидении, ведете фестивали. Вам это все интересно?

— У меня есть жадность к жизни и ощущение ее кратковременности и быстротечности. Нужно многое успеть, потому что я много могу, много умею и хочется это реализовывать. У меня была своя программа на телевидении, я снимаюсь в кино, езжу с сольными чтецкими и музыкальными программами, работаю с оркестром, что мне безумно нравится. Пока все успеваю. Но мне важна не сумма прописью, а важно, зачем я выхожу на сцену. Иногда я делаю паузу, путешествую. Езжу в Париж, в Испанию, в Нью-Йорк и другие замечательные места. Даже не выезжая из Москвы, я могу погрузиться в другую жизнь – например, сейчас я хожу на конкурс Чайковского, где играют потрясающе одаренные люди. У меня ощущение, что здесь я нашла настоящее искусство.

— Ваша работа в телевизионном кино подарила вам роль Фаины Георгиевны Раневской в сериале «Орлова и Александров». Сложно было ее играть?

— Я давно и предметно изучала жизнь и творчество Фаины Георгиевны, и первое, что сделала — отказалась от роли. Режиссер настаивал, говорил, что если я столько знаю о Раневской, то должна ее защитить от многочисленных пошлостей, которые о ней говорят и приписывают. Я согласилась, но сказала, что не собираюсь играть реинкарнацию великой актрисы, а передам свое отношение к ней.

Сцена из спектакля "Улыбнись нам, Господи", фотограф   Валерий Мясников

Сцена из спектакля «Улыбнись нам, Господи», фотограф Валерий Мясников

— Оно у вас совершенно особое, вы не раз об этом говорили. Кто еще вызывает у вас восхищение?

— Цецилия Мансурова, Верико Анджапаридзе, Софико Чаурели. В разное время они по-разному на меня влияли, это очень важные для меня женщины, прекрасные, необыкновенные.

— Юлия, недавно вы отметили юбилей. У вас есть особое отношение к датам?

— Мне не страшно, мне весело. Я много успела, у меня прекрасные друзья, великолепная семья. У меня есть фамилия, которую я продолжаю, я не опозорила своего отца, великого, грандиозного человека. Вокруг очень талантливые, очень одаренные люди. Если бы мне предложили вернуть юность, я бы отказалась, потому что мне интересно жить. За ценности, приобретенные в серьезных боях, я заплатила золотой монетой своей жизни. И еще у меня двое внуков, таких ангелов, что вернуться в молодость и отказаться от них – это нужно быть совсем дурой.

Спектакль «Улыбнись нам, Господи» будет показан в Тель-Авиве на сцене театра «Гешер» 27, 28 и 29 августа.

Дополнительная информация и заказ билетов в кассе театра «Гешер» и по телефону: 03-5157000 или на сайте: http://bravo.gesher-theatre.co.il/announce/23567

Римма Осипенко

 

 

 

Сцены из спектакля, фотографии из архива Театра имени Евгения Вахтангова. Фотограф — Валерий Мясников.

 

 

 




comments