facebook
Поиск
Четверг 24 Мая 2018
  • :
  • :

Эксклюзивное интервью: Сергей Маврин

Автор:
Эксклюзивное интервью: Сергей Маврин

Уже сегодня вечером в тельавивском клубе “Барби” состоится единственный концерт группы “Ария” (последние билеты – ЗДЕСЬ).Организаторы приготовили серьезный подарок для поклонников творчества этого легендарного коллектива – на одну сцену вместе с нынешним составом группы выйдет их бывший знаменитый участник – Сергей Маврин!

Сергей – советский и российский рок-музыкант и композитор, основатель и лидер группы «Маврин», играющей в жанре хеви-метал, гитарист-виртуоз с уникальной техникой игры “тачстайл”, или как его еще называют “мавринг”.

В 1987 году Маврин был приглашен в группу “Ария”, где принял участие в записи трех альбомов: «Герой асфальта», «Игра с огнём» и «Кровь за кровь», часто называемых «классической эрой» «Арии». Поклонников творчества Сергея также ждет концерт в г. Хайфа, где он с удовольствием не только исполнит свои собственные песни и композиции, но и пообщается с залом – можно задавать свои вопросы и получить ответ непосредственно от самого Маврина. А пока в преддверии концерта – наше традиционное эксклюзивное интервью со звездой.

– Сергей, Вы уже бывали в Израиле?

– Да, 15 лет назад, с концертом группы «Ария» как раз. И после этого очень хотел еще раз приехать, но не получалось меня вытащить почему-то.

– …вытащить в Израиль?

– Я не могу никак это объяснить, честно. Потому что попытки были и неоднократные. Был период – чуть ли не ежегодные. Разные совершенно люди приглашали, предлагали, и пытались организовать концерт. Даже несколько раз, я знаю, продавали билеты и в последний момент что-то случалось.

– И просто отменялся концерт?

– Да, я не мог контролировать ситуацию и давал согласие исправно все эти годы. Незнакомым и более-менее знакомым людям. И вдруг…

– И вдруг срослось!

–  И к этому предложению я тоже настороженно отнесся, но здесь все пошло вот прямо гладко. Надеюсь, будет так и продолжаться эти вот несколько дней, сколько мы здесь.

– Что вам понравилось, что запомнилось в Израиле?

– Ой, мы прошлый раз здесь много, где отдыхали. Вернее, не много, а долго. Целую неделю мы жили после концерта у моря и бывали в разных местах, но все в пределах Тель-Авива – нас по каким-то причинам не вывозили дальше.

– Видимо, тогда опасно было…

– Наверное, да. Но и в тель-Авиве мы отдыхали прекрасно. Новые знакомые, друзья, приключения. Татуировка, опять же, на всю жизнь. Еда запомнилась объемом своим: огромные порции, а я никогда не был «многоежкой». И это поразило. Что же еще… Погода была замечательная. Мы все время проводили на пляже. Джаник – совершенно спонтанный мой такой приятель запомнился, он дежурил на пляже с собакой, и мы все это время проводили вместе. А перед отъездом нас вывезли на местную барахолку, самую центральную.

– В Яффо, на блошиный рынок?

– Да, за два часа до вылета, чтобы что-то прикупить там. И был забавный случай. Нас предупредили, что надо уметь торговаться и что продавцы предлагают так, что отказаться очень сложно. Посмотрел на вещь – считай, что купил. Но я убедился на личном примере. Понравилась куртка – кожаная куртка, красно-черная, а-ля Judas Priest 70-х годов. Я просто положил на нее взгляд и спросил сколько стоит. На ней был слой пыли, и я даже пошутил, что в ней, наверное, уже померло человек пять. Она реально старая была, но красивая. И мне назвали сумму в 450 долларов. Я сразу отказался – я же просто интересовался и пошел дальше, а продавец бежал за мной, и в результате цена упала до 10 долларов! Но дело в том, что мне эта куртка и даром не нужна была, но мой приятель Джаник мне говорит, мол, возьми уже, иначе он обидится, ведь 10 долларов – не деньги. Я купил эту куртку и привез домой, кому-то ее потом подарил, потому что мне она была совершенно не нужна и не грела. Но случай был забавный, да!

– Теперь вы знаете, чем заняться на выходных.

– Ой, у нас не будет тут выходных. У нас каждый день концерты. Может, что-то успеем до концертов. Надеюсь, посетим какие-то интересные места. Мы бы остались подольше, причем, организаторы предлагали нам. Но у нас уже 17-го концерт в Туле, запланированный уже давно, да и в Москве тоже прямо с самолета и на сцену.

– У вас такая напряженная деятельность, как вы выдерживаете? Как жена выдерживает?

– Многолетний опыт. Это такая же работа, как у всех.

– Перед прилетом группы «Ария», мы собрали в интернте несколько вопросов от поклонников. И вот один из них: расскажите про вашу самую первую электрогитару. Вы помните?

– Первая электрогитара была – советская гитара «Урал». Это известная всем история и я всячески культивирую эту гитару, потому что считаю, что сейчас ее опустили ниже плинтуса.

– Почему?

– Ну, много неприличных историй про нее рассказывают. Но она действительно не верх совершенства была. Но я, можно сказать, взял первую попавшуюся, апгрейдил и на ней играю и сейчас. Это один из лучших моих инструментов.

– До сих пор?

– До сих пор. Она потрясающе звучит, потому что дерево не обманешь. Дерево 1975-го года, какое бы оно ни было, оно звучит. Дерево смешное для гитары – бук, как мне мастер сказал. Я до этого не интересовался. В советское время из него делали мебель, паркет и электрогитары «Урал» (улыбается). Примесь фанеры. Но звук – потрясающий. Она смело конкурирует с американскими «джексонами» старинными.

– Есть какая-то самая-самая приятная история, связанная с этой гитарой? Или она ваш товарищ, соратник?

– У меня гитар много. Шестнадцать штук. И со всеми какие-то небольшие истории. Так уже и не вспомнить. Все мне дороги и нет проходящих, вот что могу сказать. Все гитары – в работе. У меня инструмент – не для того, чтобы висеть на стене. Это не коллекция, типа как марки человек собирает, я на них на всех играю. То есть они все участвуют в записи. У меня бывает такое, что в записи одной композиции задействовано 8-9 инструментов. На сцене я справляюсь одной гитарой, исполняя произведение, а для записи – у каждой из гитар разные оттенки звука. Это как для художника палитра красок. У меня изначально был подход такой, и я никогда не планировал собирать такую большую коллекцию. И точно знаю, что коллекция эта не пополнится – все, мне достаточно. Потому что это, гитаристы меня точно поймут, заболевание! Остановиться очень сложно. Надо еще одну, еще одну для счастья и так разрастается до сотни инструментов. У меня сейчас уже шестнадцать штук.

– Били вы когда-нибудь гитары на концертах?

– Один раз. Причем это была не моя идея, а моего приятеля. Это история тоже достаточно известная. Говорит мне мой знакомый, владелец площадки, где мы выступали со своей группой, – дескать, давай, я сам предоставлю тебе инструмент, они недорогие, по 150 рублей, сыграем общеизвестное что-то, чтобы не репетировать, Smoke on the Water, например, и когда дойдет дело до соло, отыграем каждый по соло и начнем крушить. Меня черт дернул, я согласился. Да, мы сыграли, мы это сделали. Все, я первый начал колошматить…

– И сердце сжалось?!

– Да! Я увидел ужас в глазах своей аудитории, они от Маврина не ожидали такого. И я сам от себя такого не ожидал. Пришлось разбить и не с первого раза, но я потом очень сильно переживал на эту тему. Мне было жалко гитару – даже какую-то корейскую за 150 рублей всего лишь, мне было жалко инструмент! И, естественно, я бы никогда в жизни этот подвиг не повторил. Я понимаю, это шоу-бизнес. Придумано это не нами и все мы старались, как попугаи, перенимать. Но я могу понять, если ты перенимаешь технику или манеру исполнения, перерабатывая в свою, а вот такое… мне кажется, это не наше. Хотя многие проходили 80-90-е. Опять же, двигало всеми “попугайничество”, что ли. Хотелось почувствовать себя Джимми Хендриксом или Ричи Блэкмором в полной мере. Я почувствовал. Мне не понравилось. Это не мое.

– Знаете ли вы такую марку гитар Aria?

– Да, конечно. Древняя достаточно фирма. Подробности я вам не расскажу, но знаю.

– Вы не пользуетесь их инструментами? Символично же, «Ария» играет на  Aria.

– Нет, у меня очень редкие инструменты. Некоторые в единственном экземпляре вообще существуют в мире.

– То есть вы каждую редкую модель – себе в коллекцию?

– Ну, опять же, возвращаясь к сказанному. Для меня это краски. Если гитара необычно звучит, нестандартно, то да, она у меня в коллекции. В моей коллекции все укомплектовано. Последний инструмент, который сейчас проходит обработку, он тоже времен СССР – «Аэлита». Я не планировал ничего с ним делать. Мне его подарили. Есть у нас в России клуб любителей советской гитары. Там, когда узнали про мой подвиг с «Уралом», они приехали ко мне на репетицию и вручили родственницу «Урала» – «Аэлиту». Гитара тоже из 70-х годов в состоянии, как из магазина. То есть, клетчатый кофр тех времен, я все это помню, витой шнур… коллекционный инструмент прямо с нуля. Я с удовольствием принял подарок и решил, что ничего с ней не буду делать. Это просто инструмент на стенку и все. Но недавно спонтанные знакомые гитарные мастера уговорили меня сделать из нее «Урал-2». То есть, апгрейд. Я согласился, потому что гитара приятная и, опять же, она зазвучала. Дерево сохнет – вроде тот же самый звук, та же самая фанера, но она резонирует! Я послушал ее звук и подумал, чего она будет висеть на стенке, надо играть. В общем, где-то через месяца два или три она будет в строю. Но это же шестнадцатый инструмент! Больше у меня нет, и не будет, абсолютно точно.

– И последний вопрос от читателей. Где можно научиться «маврингу»?

– По моим видео. Я пытался учить людей, интересующихся этим стилем. Но понаблюдал за реакцией – не так все просто, как мне казалось. Я позиционировал эту манеру игры как очень простую. Но это она для меня казалась простой. А когда я видел, как справляется с ней молодежь – ей не хватает терпения. Я изобретал этот стиль с фанатичным рвением, а им просто не хватает усидчивости. С другой стороны, есть много ребят, которые самостоятельно достигли каких-то успехов, даже не прибегая к моей помощи, личному контакту, просто по видео.

– Наблюдая?

– Да, потому что теоретически там все действительно просто. Но очень много времени и усидчивости требуется, как, собственно, и везде. Ну и если у кого-то возникают какие-то вопросы по этой теме, я доступен Вконтакте. На моей личной странице стена открыта и можно любые интересующие вопросы задать. То есть, связь такая – прямая.

– Спасибо, Сергей, за ответы и что уделили нам внимание!

– Увидимся на концерте!

Фото: Maxim Polak, Гюна Смыкалова




comments