facebook
Поиск
Среда 16 Августа 2017
  • :
  • :

Буто — великий дух

Буто — великий дух

Буто – нескончаемый танец, родившийся как авангардное искусство в послевоенной Японии, стал чрезвычайно популярным на Западе вообще и в Израиле, в частности, где регулярно проводятся семинары движения буто, и где не раз бывал на гастролях ансамбль «Санкай Дзюку» — главный провозвестник буто в мире, впервые побывавший в Израиле еще в 1983-м году.

Картинно выписанные грациозные движения, застывшие позы, скульптурно вылепленные тела. Белый силуэт в тумане сцены… Бритые наголо люди, тяжелый грим, дикость, мускулы и мышцы. Но все это не столь важно — важно лишь, чтобы исполнение соответствовало философии и эстетике буто. В буто нет прыжков, подскоков, вращений. Подчас вообще нет никаких движений — простое сохранение позы, жесты, будто бы распадающиеся в пространстве, нарочитая замедленность, внутренняя сосредоточенность и спокойствие, обращенное к чувствам.

Спектакли труппы  «Санкай Дзюку» — это завораживающее неторопливое тягучее зрелище — одновременно балет, театр и пантомима, спектакли которого стали сценическим воплощением «космоса японской души», хотя на деле это прелюбопытнейшее зрелище, в данном случае названное «Тобари», составленное из семи балетных номеров ни о чем и обо всем сразу, о жизни, эротике, культуре и язычестве. Каждый номер — это своя музыка, свой свет и костюмы, и свои сценические образы.

Культовый, духовный,  мистический — все эти определения пытаются описать одно и то же явление: японский хореографический стиль буто. Обычно  происходящее на сцене в спектаклях буто гипнотизирует, заполняет зал целиком. Минималистские, почти неуловимые взглядом движения танцоров  насыщены физически ощутимой  энергией, и  движение эти —  непрерывны, скользящи. Фабулы и содержания в общепринятом значении в спектаклях буто нет. На сцене воссоздается  призрачный, чувственный мир, вызывающий у зала  благоговейную тишину.  Каждый жест, мини-движение танцоров, разбросанных по пространству сцены,  передает беспредельно-томительную гамму чувств. В одном звуке — весь мир, в одном движении — вся вселенная. Буто —  японский танец воды и воздуха, медитации и философии. Этот замедленный танец-движение, возникший из традиционного японского театра, сначала завораживает, потом растворяет, а затем и очищает душу.

Слово буто означает танец (изначально «анкоку буто» – танец тьмы), смысл его включает два понятия — хореографическое движение и шаг. Стиль этот возник в Японии в конце 1950-х — начале 1960-х годов и являл собой своеобразный бунт против традиционных форм японских театров «Но» и «Кабуки». «Танец тьмы»   возник на стыке современной западной хореографии и японских ритуальных танцев, на стыке двух культур. Тацуми Хидзиката, родоначальник этого направления, высоко ценил хореографию Вацлава Нижинского, а «Послеполуденный отдых фавна» оказал свое  влияние на формирование эстетики театра буто. Первую постановку в стиле буто  в 1959-м году осуществил именно Тацуми Хидзиката  — по роману Юкио Мисимы «Запретные удовольствия».

Первые театральные труппы сценического реализма возникли в Японии в конце 19-го века, в противовес традиционному японскому театру, который содержит множество культовых элементов.  Уже на первых этапах развития стиля  «буто» его представители утверждали, что с помощью колоссальной энергии, заключенной в  телах, они уничтожат все связанное с традиционным театром, чтобы создать  базу для современного японского искусства. Но именно в движении, одном из базисных элементов буто, наиболее сильно ощущается связь с традиционным японским театром,  к тому же танцовщики «Санкай Дзюку» выступают в гриме, напоминающим  традиционный японский театральный грим.   Всего сейчас  в Японии существует около 70 групп  буто,  сосредоточенных в основном в Токио, а на Западе этот стиль  получил  даже большее признание, нежели у себя на родине. И это одно из объяснений того, что «Санкай Дзюку»  —  популярная и желанная  группа в любой стране мире, в том числе и в Израиле, куда этот ансамбль приезжает уже в седьмой раз. Всего же группа за почти 40 своего существования побывала в 50 странах и выступила в 750 городах и базируется сейчас в Токио и Париже — в балетном театре Theatre De Al Ville, где каждые два года проходят мировые премьеры новых спектаклей «Санкай Дзюку».

1

Усио Амагацу, создатель «Санкай Дзюку» (что в свободном переводе означает «Учение о горах и море»), постановщик , хореограф   и сценограф  всех спектаклей труппы, принадлежит к группе танцоров буто, которые пошли по пути поиска ассоциаций с самыми авангардными явлениями в западном искусстве. Для этого Амагацу изучал и классический балет, и данс-модерн. В 1975 году он открыл свою собственную студию, куда записались на первых порах 25 участников. Спустя полгода у него осталось только три танцора, которые стали ядром первого состава «Санкай Дзюку».

Начальной целью Амагацу было познание сути движения человеческого тела, а на ее основе — поиски новых форм сценического выражения, то есть чисто хореографических решений. После двухгодичных репетиций труппа вышла с первой программой, которую показала в Токио. Спустя год была создана композиция «Кинкан Шонен» (в переводе — нечто вроде «эротические мечты лысого юноши»), поворотный момент на творческом пути «Санкай Дзюку». Это была большая работа, где оформление сцены, световые эффекты и музыка не только играли существенную роль, но и стали неотъемлемыми элементами композиции. Год спустя к группе присоединился еще один танцор. Во время первого турне по университетским кампусам Японии была создана композиция под названием «Шолиба», ставившаяся на открытом воздухе. В 1980 году «Санкай Дзюку» впервые предстала перед западной публикой во Франции на фестивале в Нанси и сразу же произвела  фурор. Сам Амагацу отрицает влияние традиционного японского искусства на свой хореографический стиль: «Скорее на мое творчество подействовал европейский танец, — говорит он. — Хотя, конечно, нельзя забывать о том, что я японец и в моей труппе «Санкай Дзюку» заняты только японские танцоры. Правда, в других наших проектах участвуют и европейцы» (так к примеру,  в 1998-м году Амагацу поставил в Лионской опере чеховских «Трех сестер»).

2

«Санкай Дзюку» — мужской коллектив. И здесь мы снова видим  связь современного японского танца с древними традициями национального театрального искусства. Еще в 1629 году императорским указом было запрещено участие женщин в театре Кабуки, ибо «женский танец наносит ущерб морали общества». Так возникла одна из  самых прочных традиций в японском театре, исполнения женских ролей мужчинами, причем не всегда молодыми. Возник клан актеров, специализировавшихся на исполнении женских ролей. Эти актеры не пытаются убедить зрителей, что они женщины, они даже не облачаются в женские одежды. Они просто «играют» женщин.

В 1983 году труппа  «Санкай Дзюку»  впервые побывала в  Израиле и покорила зрителей спектаклем «Кинкан Шонен». Год спустя танцоры «Санкай Дзюку» были приглашены на фестиваль Израиля, где показали спектакль «Шолибу», в котором  в течение двадцати минут, кажущихся вечностью, спускаются с высотного здания или отвесной скалы вниз головой с помощью едва заметных движений. Эта работа год спустя привела к трагедии: во время американского турне, в Сиэтле, порвался один из канатов и танцор погиб на глазах у публики и своих товарищей. Труппа прервала гастроли, но уже через год вышла с новой работой «Унетсу» — «Яйца поднимают головы от любопытства», которую  показала в Израиле во время третьего своего визита, вновь приехав сюда по приглашению Фестиваля Израиля.

Амагацу в одном из своих многочисленных интервью сказал, что все его композиции — это отдельные фрагменты  одной большой работы, которую он создает в хронологическом порядке в каждом новом месте, где выступает его ансамбль. В 1996-м году «Санкай Дзюку» снова выступил в Израиле, на сей раз  в  Тель-Авивском Центре сценических искусств с  работой  «Сидзима» — «Туманы успокаиваются в пространстве» (в хореографии буто название работы готовит зрителей к происходящему на сцене).

Затем  Усио Амагацу и «Санкай Дзюку» приезжали в Израиль со спектаклем  «Хибики»  («Отзвуки расстояний») — спектаклем-церемонией, возрожденным в танце древнем ритуале, вечном и универсальном. В 2002-м году этот спектакль был удостоен престижной театральной премии Лоуренса Оливье.

«Буто — это одновременно и жизнь и смерть, — говорит Амагацу, — это осознание расстояния между существом человеческим и чем-то иным. Буто — это также и осознанная попытка преодолеть это расстояние между нами и неодушевленным предметом. В буто тело танцора подобно наполненной до краев чаше, которая уже не способна принять ни малейшей капли жидкости. Посему тело танцора находится в состоянии совершенного баланса».

В новом спектакле «Тобари», который пройдет в Тель-Авиве с 12 по 15 декабря, Амагацу вновь создает величественный, полный великолепия мир. Танцоры ваяют каждое движение с  совершенством и  чувственностью — выбритые наголо актеры, с телами, покрытыми белой краской. Амагацу не считает себя философом или основоположником нового радикального течения. Но он подчеркивает, что много работает над идеями,  как современных философов, так и древних — от Платона до Деррида. «Нет ничего нового под солнцем, — повторяет балетмейстер. — Движение так же универсально, как универсально все развитие человечества. Но, на мой взгляд, в современном мире универсальность приняла новую форму, и форма эта находит отражение в развитии такой науки, как биология. Когда ребенок делает первый шаг, все вокруг радуются и ликуют. Но вскоре мы забываем об этом и беспечно относимся к дарованному нам Богом умению двигаться. Занимаясь буто, мы должны всегда помнить о важности и радости движения и к каждому шагу относиться, как к первому».

Амагацу подчеркивает: «В моих постановках я говорю не только о значимости движения. За моей спиной — все мои шаги, моя жизнь и миллионы лет эволюции человечества. Я хочу, чтобы зрители прочувствовали то, что они видят на сцене, чтобы через визуальные картины возник диалог танцоров с публикой. Танец — это идеология, и я не хочу ничего дополнительно объяснять. Философия и движение в моих спектаклях развиваются параллельно, и мой танец — очень личный, построенный на чувствах и переживаниях».

В спектакле «Тобари» («Тобари – в бесконечном потоке»), премьера которого состоялась в Париже в 2008 году  в Theatre de la Ville , участвуют 8 танцовщиков.  Слово «тобари» очень древнее, оно уже не используется в японском языке, крайне приблизительно его можно перевести как «ниспадающая пелена». Оно может означать как занавес из водяных брызг у водопада, так и струи солнечной пыли в северном сиянии. Действие происходит очень медленно; границы сценического пространства текучи, отдельные движения едва уловимы, но постепенно они складываются в цельную картину. Мистическое освещение, необычный сценический антураж, пол, усыпанный белым песком, напоминающим пепел, усиливают впечатление тайны. «Тобари» состоит из семи между собой не связанных сцен на фоне 6600 звезд. Звезды расположены в том же порядке, в котором они видны на небе Японии в августе. В спектакле использована музыка  современных японских композиторов Такаши Како (с ним Амагацу сотрудничает очень давно), Яс-Каз и Ёосиро Ёоcикава, специально создавших музыку к «Тобари».

 Маша Хинич

 Тель-авивский Центр сценических искусств.

«Тобари – в бесконечном потоке».  1 акт, 7 сцен, продолжительность спектакля – 90 минут. Представление идет без антракта.
Названия сцен:
1. Из беспредельного небытия
2. Тень в сновидении
3. Отражая друг друга
4. Грёзы во тьме
5. Синяя тьма
6. В бесконечном потоке
7. К беспредельному небытию

  • 12 декабря, пятница, в 13:00
  • 13 декабря, суббота, в 21:00
  • 14 декабря, воскресенье, 20:00
  • 15 декабря, понедельник, 20:00

http://www.israel-opera.co.il/Eng/?CategoryID=725&ArticleID=2033
https://www.youtube.com/watch?v=HEzjeLYK5Lg
https://www.youtube.com/watch?v=NdwL27NzIVg

Билеты: в Тель-Авивском Центре сценических искусств 03-6927777, а также в агентстве «Бимот» — *6226 или в кассе «Браво» — *3221.

http://www.sankaijuku.com/sankaijuku_e.htm

https://www.facebook.com/SankaiJuku

 




comments