facebook
Поиск
Воскресенье 22 Октября 2017
  • :
  • :

Валерий Баринов: «Сам я спектакля не видел…»

Валерий Баринов: «Сам я спектакля не видел…»

Его часто приглашают на роль человека в форме. Киношные генералы — что серьезные, что комичные — ему и впрямь удаются: характер у актера — волевой, голос — раскатистый, выправка в кадре — как у настоящего служивого. И ведь ни соврет нигде – ни взглядом суровым из-под фуражки, ни жестом, который бы тайну открыл: мундир – не самая привычная для него одежда. А потом вдруг видишь того же Баринова на сцене – в «Скрипке Ротшильда» или «Леди Макбет нашего уезда»,  и думаешь: да какой он генерал, когда так ловко гробы строгает, согнувшись в три погибели, или котом обученным вокруг невестки вьется —  урча, нашептывая и напрочь позабыв об умении своем приказы отдавать?

Конечно, он талантлив. Но у Народного артиста РФ Валерия Баринова есть еще и профессиональный принцип, который его никогда не подводил: любая работа должна быть выполнена хорошо. Настоящая известность пришла к актеру уже в зрелом возрасте.  Поворотной в его творческой судьбе стала роль в популярном сериале «Петербургские тайны». Баринов  играл на сценах разных театров – как в Москве, так и в Ленинграде. С 2005 служит в Московском ТЮЗе. Говорит, нашел своего режиссера – Каму Гинкаса.

В конце июля Валерий Баринов приезжает на гастроли в Израиль. Московский ТЮЗ везет одну из лучших своих работ – «Леди Макбет нашего уезда», спектакль, ставший лауреатом театральной премии «Хрустальная Турандот» и премии Станиславского. Актер предстанет перед публикой в роли Бориса Тимофеевича, деспотичного свекра Катерины Измайловой, которую сыграет Елизавета Боярская.

Израиль для Валерия Баринова не просто еще одна гастрольная точка на карте. У него особый интерес к нашей стране – живой, настоящий, определивший в итоге ход всей беседы, даже когда разговор шел на отвлеченные темы.

— Валерий Александрович, вы работаете практически круглосуточно. При этом успеваете профессионально заниматься фотографией, плотничаете, являетесь заядлым футбольным  болельщиком. Как удается выкраивать время на все это?

— Сказать, что я профессиональный фотограф, не могу. Просто увлекаюсь фотографией. Вот дочка у меня хорошо снимает, лучше чем я, во всяком случае. Что касается футбола, то я просто не могу жить без этого.  Даже не знаю, что для меня главнее – футбол или театр. Я недавно был даже на матче артистов, где Израиль выиграл финал.

— За кого болели?

— Я болел, конечно, за Россию, хотя команду Израиля привез мой приятель, и я был рад за него. Играли они очень хорошо! Наша команда играла лучше, но израильтяне молодцы – довели до пенальти, и там удача оказалась на их стороне! 

— У вас огромная фильмография,  много всего сделано в театре. Какие из сыгранных ролей заставили вас сказать самому себе: «Вот это она, та самая!»

— Я готов отвечать за любую свою роль, ни за одну из них мне не стыдно. Фильмов, которые оставили в моей жизни хороший след, достаточно много. Это и «Агапэ», и «Ничего личного» режиссера Ларисы Садиловой, и французский фильм «Концерт» и сериал «Петербургские тайны». Случались, конечно, работы, за которые можно было бы и не браться, но я брался, и делал свою работу честно. А что касается театра, то это, пожалуй, одна из моих первых ролей еще в Александринке  — Петя Трофимов, «Вишневый сад» в постановке Горяева. Потом были хорошие работы в театре Советской Армии – Рогожин, Вепрев. В общем, с театром чуть получше, как говорится.

— Встреча с режиссером Камой Гинкасом произошла позже… 

— Да, и она оказалась для меня достаточно серьезной! Я в конце концов ушел из Малого театра и пришел работать к нему. Спектакли «Скрипка Ротшильда» и «Леди Макбет нашего уезда», в которых я играю,  приносят мне удовлетворение. Вы знаете, когда мне предлагают работать в антрепризе, я всегда отвечаю: мне хватает сладкой муки с Гинкасом (смеется). 

— Согласны ли вы с тем, что Гинкас  – одна из сложнейших персон современного театра?

— Знаете, как я всегда для себя определяю, хорош режиссер или плох? Если передо мной ставят невыполнимую задачу, значит это очень хороший режиссер! Гинкас ставит передо мной невыполнимые задачи каждый день, на каждой репетиции. Чтобы справиться с ними, нужно вытащить из себя все. В моей жизни было четыре режиссера, которые открыли во мне то, чего я про себя не знал. Гинкас – один из них.

— Вы служите в Московском ТЮЗе уже десять лет…

…и до сих пор каждая репетиция, каждый спектакль доставляют мне удовольствие. Однажды я решил пригласить всю труппу отметить день памяти моего отца. Это было во время гастролей. В Израиле, кстати. И мы все отправились в совершенно замечательный ресторан в яффском порту. Мне его однажды показали, и я был в полном восторге от того, как там кормят! Какая там рыба! Так вот, Гинкас удивился тогда, что я всех пригласил, и спросил меня: это сколько же мы тебе платим? А я ему ответил: в два раза меньше, чем я плачу своему водителю. Он расстроился. И тогда я сказал: ты не волнуйся, я хожу к тебе на репетиции, как в кабинет реанимации, поэтому кто кому платит еще большой вопрос.

— В спектакле «Леди Макбет нашего уезда»  прекрасный актерский ансамбль. Что можете сказать о своих партнерах?

— Когда я узнал, что Елизавета Боярская будет играть в этом спектакле главную роль, я был удивлен.

— Почему?

— Честно говоря, я помню то, как это делала Наталья Гундарева. Там Катерина Измайлова была сильная, мощная. Катерина Львовна, одним словом. И я думал: почему вдруг Лиза – тонкое, хрупкое создание? Но во всем, что касается Гинкаса, я никогда не говорю: нет, это не то. Я всегда должен понять, почему он это сделал, ведь он выбирал актрису не просто так. И потом уже, позже, я понял, что за идея была у режиссера. Я не хочу об этом говорить. Вы все увидите сами. Но Лиза оказалась мало того, что хорошей актрисой, она оказалась актрисой самоотверженной! Работала без оглядки, абсолютно себя не щадила. Такой беспощадный к себе человек… И это очень подкупает. Потом, она замечательная партнерша. Я это всегда чувствую. Да все ребята прекрасно работают: и Тараньжин, и Балалаев. И в этом – ансамбль. Вообще, мне кажется, что спектакль очень удачный, хотя я сам его не видел  (смеется).

— С чувством юмора, судя по всему,  ни у вас, ни у вашего режиссера проблем нет…

— У этой шутки есть история. Когда по телевизору показывали другой наш спектакль — «Скрипка Ротшильда», Кама звонит мне и говорит: «Ну как тебе?» Я ему: «Мне понравилось!» Он рассмеялся: «Ну конечно, ты же его раньше не видел!» Кстати, все наши репетиции начинаются с подначивания друг друга. Это доставляет удовольствие не только мне и Каме, но и окружающим.

— Возможно, так вы накапливаете эмоции, которые потом передаете в зал?

— Я  испытываю восторг, когда вижу замеревший зал. Мне нравится, что даже перед тем, как умереть на сцене, я могу рассмешить зрителя. В какой-то момент люди просто начинают хохотать! Я намеренно это делаю. И потом в одну секунду тот же зал замирает в изумлении, когда приходит осознание того, что мой герой действительно умирает. Во время спектакля я точно знаю, получилось – не получилось. Зрителю кажется, что всегда хорошо, а я точно знаю, когда, что называется, не добрал. Момент истинного счастья, полета, это когда ты вдруг понимаешь, что зал – твой. Тебе надо поднять руку, чтобы зрители засмеялись, тебе надо опустить ногу, чтобы они заплакали.

— Вы записали множество произведений Николая Лескова на радио. Чем он вам близок?

— Лесков мой земляк. Я родился в замечательной Орловской области, тогда губернии. Эта часть России дала миру столько известных людей, писателей высочайшего уровня: Тургенев, Лесков, Леонид Андреев, Фет, Пришвин, Борис Зайцев. Я совсем недавно был в Орле. Там проходил кинофестиваль «Созвездие», а я был председателем жюри. Времени свободного у меня было немного, но я все равно сделал все возможное, чтобы съездить в Спасское Лутовиново [усадьба матери И. С. Тургенева, ныне государственный мемориальный и природный музей-заповедник в Мценском районе Орловской области — ред]. Показал там свой портрет в гриме Тургенева, поговорил с людьми.

Valery Barinov Sam ya spektakl ne videl 2

В Израиле у вас будет не менее насыщенная программа. В афише заявлены пять спектаклей, которые в течение недели пройдут в разных городах. Тем не менее, что бы вы хотели успеть сделать здесь? Какие места посетить, с кем пообщаться?

Я лечу в Израиль не один. Беру с собой дочку, которая не была до сих пор в вашей стране. Мне важно, чтобы Саша моя посмотрела то, что ей захочется. А сам я, если честно, очень боюсь жары. Готовлюсь уже к этому. Но должен вам признаться, я всегда чувствую себя в Израиле прекрасно. Это какое-то странное ощущение. Вот я приезжаю в вашу страну: если у меня болит спина, то она перестает болеть, если у меня простуда, то она проходит. И это несмотря на то, что климат, конечно, не мой. Но ничего, хожу, пью много воды. Потом знаете, мне в Израиле интересно. Есть такие страны, такие места… Ты чувствуешь себя так, будто бы уже бывал в них в детстве. Ощущения как после просмотра хорошего фильма или спектакля.

В Израиле многие начинают верить в чудеса.

И я верю. Помню, был в Храме Гроба Господня, держал ладонь над свечой, пока она не закоптилась. Друг мой меня спрашивает: «Что, совсем не жжется?» Я ответил честно: «Ну так, чуть-чуть». А когда ты идешь по узким улицам Иерусалима, зная все легенды, все места, понимая, где и когда что было произнесено, ты как бы восстанавливаешь себя, потому что это входило в тебя давно, с юности, когда ты еще только начинал познавать мир. Поэтому для меня, как для человека православного, Израиль  — особое место. И я буду рад новой встрече с ним.

Спектакль Московского ТЮЗа «Леди Макбет нашего уезда» с участием Валерия Баринова и Елизаветы Боярской — с 28 июля по 2 августа в Израиле: Беэр-Шева, Тель-Авив, Хайфа, Ашдод. 

Подробности и заказ билетов: http://bravo.glamur.co.il/announce/23926




comments