facebook
Поиск
Пятница 21 Июля 2017
  • :
  • :

Ярослав Бойко. Первая встреча

Ярослав Бойко. Первая встреча

Ярослав Бойко впервые приезжает в Израиль. Его называют одним из главных мачо российского кино, он невероятно востребован, под него подстраивают производственный график, чтобы актер между театральными гастролями снялся в очередном фильме или сериале. Бойко участвует во многих проектах, но спектакль «Неоконченный роман» ему особенно дорог

Джордж и Доррис знакомятся в ресторане. Он женат, она замужем, а утром они просыпаются в одной постели. Но это больше, чем случайная интрижка, Джордж и Доррис договариваются встречаться раз в год в том же месте. Время идет, но они остаются верны своему слову и в условленное время появляются в том же номере отеля…

«Два года назад мы начали играть эту историю с Марией Порошиной»

— Ярослав, если бы вам сказали, что будете встречаться с любимой женщиной раз в год на протяжении многих лет, вы бы стали ввязываться в эту историю?

— Не знаю, не думал об этом, но вряд ли… Это все-таки не история жизни, а художественный вымысел. Пьесу написал американец Бернард Слейн, по ней был поставлен фильм «Там же, тогда же». Мы взяли за основу картину, немного переписали, потому что кино – это кино, а у театра другие законы. У Слейна герои встречаются раз в пять лет, а у нас каждый год. Мы начали играть эту историю с Марией Порошиной, зрители любят наш спектакль, в нем есть что-то настоящее. Эту пьесу довольно часто ставят, кажется, в 94-м году ее играли Райкин с Полищук.

— И Геннадий Хазанов с Татьяной Васильевой тоже… Когда актеру предлагают роль, есть соблазн повторить то, что делали другие? Или хочется создать совершенно новый образ?

— К счастью или к несчастью, но я не видел ни Хазанова, ни Райкина. Я смотрел только фильм, где Джорджа играл Алан Алда. Но наш спектакль кардинально отличается от фильма, он совсем другой.

— Джордж, герой спектакля, похож на вас?

— Когда я его играю, он не может быть не похож. Это мои руки, мои глаза… Если бы играл другой артист, он был бы похож на него. У скрипача есть инструмент – его скрипка, а у нас голос, пластика.

— «Неоконченный роман» — спектакль для двух актеров. Трудно удерживать внимание целого зала вдвоем, или наоборот, это шанс показать, на что вы способны?

 -Я получаю от этого спектакля удовольствие, думаю, Маша тоже. Совсем недавно мы гастролировали в Америке, зрители принимали нас очень хорошо. Залу всегда передаются эмоции, которые испытывают актеры.

— Хореографию в «Незаконченном романе» ставила ваша жена, балетмейстер Рамуна Ходоркайте. Как вам семейный подряд? С женой легче работать или труднее?

— Труднее, конечно, труднее… Хореографией это трудно назвать, там два с половиной легких танца, которые она поставила очень быстро. Сложной, кропотливой работы не было.

«Мне такое в самых страшных снах не снилось»

— Собираясь стать актером, вы понимали, что ваша собственная жизнь станет достоянием публики?

— Боже упаси, даже не думал об этом! Мне такое в самых страшных снах не снилось. Но решение стать актером не означает, что завтра ты будешь знаменитым, популярным, известным.

— Но кино и телевидение делают актера если не знаменитым, то узнаваемым…

— И здесь не угадаешь. Например, ты снимаешься в фильме, который выходит через год или два. У тебя продолжается жизнь, новые спектакли, поездки, дети подрастают. И вдруг тебе говорят: «Ой, видел тебя там-то!» А ты уже не помнишь, столько времени прошло. Кино – это такая вещь, сложноватая.

— Актер должен постоянно работать, или иногда нужно ненадолго отойти в сторону, не мельтешить? Но тогда есть опасность, что забудут…

 — Не знаю, у всех это по-разному, индивидуально. У кого-то неделя простоя – уже паника. Кому-то надо после роли отдохнуть, кому-то переключиться.

— А у вас как?

— И у меня по-разному. Бывает, хочется все бросить, уехать на дачу, плавать в бассейне, париться в бане. Но это длится дня три-четыре. Потом надо что-то делать дальше.

— Кроме дачи и бани, как вы отдыхаете?

— Играю в футбол. У нас 15 лет существует команда при Институте физкультуры. Своя компания, в которой я единственный артист, остальные люди самых разных профессий. Когда я в Москве, обязательно вырываюсь поиграть в футбол. Это моя самая большая отдушина, такой расслабон, выброс адреналина. Интеллигентные люди бегают по полю, ругаются матом… «Была рука! Не было! Офсайт!» Потом все это в бане забывается, и мы расходимся по своим делам.

«Не угадаешь, как отзовется»

— Вы с Марией Порошиной десять лет прожили в очень успешном, судя по рейтингам, сериале «Всегда говори всегда». Столько времени рядом – могут ли случиться какие-то открытия? Долгая совместная работа помогает или мешает?

— Может быть, кто-то видит неудобства, но мне это помогает. Мы дружим с Марией Порошиной с 91-года, когда учились в Школе-студии МХАТ. Сериал «Всегда говори всегда» начали снимать через десять лет после того, как мы познакомились. Мне с Машей очень комфортно, мы понимаем друг друга на особом уровне, с ней замечательно работать и просто общаться.

— Вы сыграли много ролей, среди них был Вронский в «Анне Карениной» Сергея Соловьева. И режиссера, и вас не обругал только ленивый — такая это литература, такой образ. По вашему мнению, Вронский получился?

 — Я не могу ничего сказать по этому поводу. Я внутри и никогда не смогу оценить объективно. Мне было хорошо работать с Сергеем Александровичем Соловьевым. А оценивать — это не мое дело. Я не чувствовал себя одним из главных героев русской литературы, это неправильно, нельзя бронзоветь. Все было гораздо проще, интереснее: мы играли не великих персонажей Толстого, а живых людей, загнанных в определенные обстоятельства.

— Как актеру работать после такой роли?

— А что – на пенсию идти? Абсолютно нормально работать. Понимаете, работа бывает разная – приятная, неприятная, в удовольствие, потная. Кино вообще непредсказуемая штука. Бывает, сценарий замечательный, режиссер талантливый, компания отличная. А на выходе пшик. Но бывает, начинаешь сниматься и думаешь: куда я вляпался, какие-то сопли, бабская мелодрама… Это я про «Всегда говори всегда», между прочим. А потом оказывается, что людям нравится, попали в нерв, канал заказывает сезон за сезоном. До сих пор, хотя прошло много лет, когда мы с Машей ездим со спектаклями, зрители говорят, что это их любимый сериал, что он им жить помогает…  Не угадаешь, как отзовется.

«Я знаю эту жизнь изнутри»

— Как ваши дети относятся к тому, что папа – популярный артист?

— Когда были поменьше, удивлялись. Дочке было лет семь, мы сидели в аэропорту, ко мне подошла девушка, попросила автограф. Дочка тут же взяла бумажку и пошла к другим пассажирам, чтобы они на ней расписались. Она подумала, что это такая игра. Сейчас сыну восемнадцать, дочке будет четырнадцать, и они привыкли, что папа актер. Кем они станут, я не знаю. Сын учится в институте культуры, но профессию еще не выбрал, определяется. Мне бы не хотелось, чтобы мои дети стали артистами, я знаю эту жизнь изнутри. Но решать они будут сами, ведь мои родители тоже не хотели видеть меня актером.

— Кем они хотели вас видеть?

— У меня военная семья. Мой дядя, капитан первого ранга, когда я приезжал в Москву поступать и останавливался у него, был очень недоволен – я не продолжил традицию. Он говорил с грустью: «В артисты захотел…» А я театром увлекся перед армией. Знал, что два года должен отдать, честно отслужил, воспитание было такое. В армии окончательно понял, что служить – не мое абсолютно. Когда вернулся в Киев, случайно встретил знакомую девушку, она поступала в театральный. Для меня это было, как космос. Но я решил попробовать за компанию, и случился классический вариант: я поступил, она нет.

— Вы начинали учиться в Киеве, а потом поехали в Москву. Почему?

— Я решил, что нужно учиться только в Школе-студии МХАТ, больше никуда не поступал — ни в Щепку, ни во ВГИК. Нашим мастером была Алла Борисовна Покровская, актриса «Современника», потом МХАТа, жена Олега Николаевича Ефремова, мама Михаила Ефремова. Со мной учились Дина Корзун, Владимир Скворцов, другие популярные актеры. Школа-студия дала мне все – маяки, ориентиры, направление движения.  Я до сих пор радуюсь, что поступил именно туда.

— А когда вы начали играть?

— Играть в театре мы начали с первого курса, сначала, конечно, в массовке. А на четвертом курсе мне дали главную роль в спектакле МХАТа «Билокси-блюз», который я потом играл 18 лет, и Олег Павлович Табаков позвал меня в «Табакерку». В кино я начал сниматься довольно давно, а с 2000-го года много и постоянно. Если вы спросите, какая роль любимая, то их много. Например, был сериал «Команда» о футбольной команде второй лиги. Снимали его много лет назад, как раз у меня дочка родилась, значит тринадцать-четырнадцать. Но до сих пор мы встречаемся – Дима Дюжев, Леша Шевченков, Володя Гостюхин, который тренера играл, другие ребята. Мы любим этот сериал. Я говорю об атмосфере на площадке, о компании, о съемках в Белоруссии. Еще для меня стали знаковыми сериалы «Прииск», «Коммуна», конечно «Анна Каренина» Соловьева…

— Сколько вы ролей сыграли? Считаете?

— Нет, я не считаю, этим занимается мой отец.

«Я очень хочу приехать в Израиль»

— Ярослав, вы были в Израиле?

— Нет, ни разу, но я очень хочу приехать в Израиль. У меня там много знакомых, и среди них моя классная руководительница Лариса Семеновна Мороз. Мы жили на одной улице, когда я после армии поступил, увидел ее и закричал: «Я учусь в театральном институте!» Она была в шоке и сказала: «Бойко, я была уверена, что по тебе тюрьма плачет. Теперь я понимаю, что нельзя ставить на ученике клеймо «безнадежный». Жизнь иногда все поворачивает по-другому…» Я надеюсь с ней встретиться, очень хочу, чтобы Лариса Семеновна пришла на наш спектакль «Неоконченный роман».

— Вы впервые будете играть перед израильской публикой. Как вы думаете, она отличается от зрителей в других странах?

— Пожалуй, только моя реплика «я переехал обратно в город, надоело убирать снег вокруг дома» может в Израиле вызвать непонимание. Вот в Канаде после этих слов зал очень оживился, раздался шквал аплодисментов. Было ясно, что задели за живое. А в остальном это история любви, она понятна каждому. Мне очень хочется сыграть для израильской публики и наконец увидеть вашу прекрасную страну.

Римма Осипенко

Спектакль «Неоконченный роман» с Ярославом Бойко и Марией Порошиной в главных ролях пройдет на сценических площадках Хайфы, Реховота, Ашдода, Беэр-Шевы, Нацерет-Илита, Ришон ле-Циона и Рамат-Гана с 23 по 30 мая.

Подробности и заказ билетов:  http://bit.ly/2nsFa01

 

 

 

 

 

 




comments