facebook
Поиск
Суббота 04 Декабря 2021
  • :
  • :

Новые выставки в музее «Мишкан ле-Оманут» в кибуце Эйн-Харод. Ишай Хусидман. «Берлинская лазурь»

Новые выставки в музее «Мишкан ле-Оманут» в кибуце Эйн-Харод. Ишай Хусидман. «Берлинская лазурь»

Заглавная иллюстрация: קרדיט צילום ישי חוסידמן -Struthof סטרטוף

Новых выставки – три. Две из них – «Владения ужаса» Леона Энгельсберга и видео-цикл «Я знаю тебя» Грегори Абу действуют с двадцатых чисел февраля, еще одна «Берлинская лазурь» Ишая Хусидмана, еврейского художника родом из Мексики, живущего ныне в Лос-Анджелесе – открылась в двадцатых числах марта.
Все три выставки – отнюдь не развлекательны, непросты для восприятия, глубоки. В них скрыто много слоёв – от чисто живописных до исторических, исследовательских, слоёв памяти. Это не развлекательные выставки, по которым быстро пробегаешь между поездкой откуда-то – куда-то. Это те выставки, ради которых приезжают именно в этот музей, приходят именно в эти залы и учатся. Учатся смотреть познавать, сопереживать и помнить. Помнить – если судить по этим выставкам и благодаря им – о планете, о Катастрофе, об исчезнувших людях и землях.

Ишай Хусидман. «Берлинская лазурь».
Зверство и пигмент 
Ишай Хусидман, мексиканский художник еврейского происхождения, живущий в настоящее время в Лос-Анджелесе, исследует историю красок и живописи и представляет ее через призму современности. «Берлинская лазурь» – так называется его выставка в Эйн-Харод – серия картин, выполненных почти исключительно одним из первых искусственно созданных пигментов, использовавшихся европейскими художниками, – берлинской лазурью.

Ишай Хусидман – один из тех художников современности, чьи работы посвящены в основном вопросу того, как сейчас показать Катастрофу – показать новым зрителям новых поколений. Серия его картин «Берлинская лазурь» не оставляет равнодушным никого, вовлекая зрителей в поле напряжённости, возникающее где то на стыке сопротивления, образности, абстракции, памяти, иллюзии и боязнью забыть, опасением того, что память сотрётся.
«Берлинская лазурь» – тревожное название. А в прямом переводе с иврита тревога усиливается. «Прусская синяя» – так еще называется эта краска, о которой куратор выставки Куатемок Медина пишет так: «Есть краски, историческое значение которых превосходят визуальное впечатление. Одна из них – берлинская лазурь. Выделенный впервые в 1704 году в Берлине, этот пигмент, этот цвет вскоре стал символом прусской армии и одним из первых искусственных пигментов, используемых европейскими художниками»
Берлинская лазурь стала первой синтетической краской с устойчивым синим цветом. Возрождение японской гравюры на дереве обязано появлению этой краске, а японская гравюра, как известно, в свою очередь, повлияла на французских импрессионистов.

Но куда более известен тот факт, что эта краска вязана с Катастрофой европейского еврейства во время Второй мировой войне: пестицид, использовавший в нацистских газовых камерах, Циклон Б, оставлял цветные пятна синего цвета берлинской лазури на стенках камер, вследствие химической реакции этого смертоносного соединения.
В 1782 году шведский химик Карл Шееле выделил из берлинской лазури цианид водорода в виде водного раствора (синильную кислоту), в 1811 году французский химик Гей-Люссак получил безводный НСN (в виде газа). В начале 20-го века на его основе берлинскими химиками был создан инсектицид-фумигатор под торговой маркой «Циклон Б», который с 1941 по 1945 год использовался нацистами в концлагерях для «окончательного решения еврейского вопроса».
Еще до Освенцима, Биркенау, Маутхаузена, Нойенгамме, Заксенхаузена, Нацвейлер-Штрутгофа, Штуттгофа, Равенсбрюка и Дахау, систематическое отравление газом людей во время нацистского правления было впервые осуществлено в январе 1940 года в рамках программы «эвтаназии» Aktion T4 – программы уничтожения инвалидов, психически больных и неизлечимо больных.

ישי חוסידמן בית האמנות 2012 – קרדיט צילום ישי חוסידמן

Осенью 1941 года этот метод уничтожения людей  был расширен за счет внедрения мобильных газовых фургонов на Востоке, где эскадроны смерти СС уничтожили почти миллион человек до начала 1943 года. В декабре 1941 года в лагере в Хелмно в Польше установили стационарные автофургоны, предназначенные для убийства евреев и цыган.

«Окончательное решение» стало политикой нацистов в январе 1942 года. Для массовых убийств в лагерях смерти в Белжеце, Треблинке и Собиборе были построены газовые камеры. В этих лагерях смерти погибло более полутора миллионов евреев. Лагеря Aktion Reinhard были полностью демонтированы немцами к концу 1943 года, и сегодня от них почти не осталось никаких физических следов.

В конце августа 1941 года заместитель коменданта лагеря Освенцим Карл Фрич разработал эксперимент, в котором заключенные подвергались удушению с помощью Циклона Б. Первоначальное испытание проводилось в закрытой камере на 20-30 советских военнопленных. Первое массовое убийство газом Циклон-Б произошло 3 сентября 1941 года, когда для измерения токсичности этого продукта отравили газом 600 советских военнопленных, 250 польских пациентов из лагерной больницы и 10 заключенных из пенитенциарной роты. К началу осени 1941 года крематорий Освенцима был приспособлен для уничтожения людей Циклоном Б.

Сам черный (не синий, а черный) ужас происходившего, напряжение между цветом и историей, восприятием и материальностью, картиной и живописью – вот тема этого цикла , который Ишай Хусидман посвятил чрезвычайно сложной проблеме: как возможно, как должно современным художникам визуализировать Катастрофу через искусство? Живопись позволяет художнику погрузить зрителей в лабиринт исторической памяти, в то время как образы, созданные его кистью, воссоздают мучительную тишину.

קרדיט צילום ישי חוסידמן Dachau2 דכאו

На протяжении более, чем трех десятилетий Ишай Хусидман не просто раскрывает потенциал живописи – он изобретает новые методы, придумывая свою систему перспективы (цикл «The Astronomer», 1987–1990), тонкости передачи (серия «en-treatment», 1998), опыты на грани различных медиа и живописи (The Economist Shuffle, 2006–2009).
«Берлинская лазурь» (2010–2016 гг.) – это, пожалуй, самая сложная его попытка улучшить мир (и поколебать его равновесие) нарисованным изображением, бросить вызов, столкнуться с проблемами политическими и этическими. В нынешние наши вновь тревожные времена «Берлинская лазурь» Хусидмана побуждает нас смотреть в будущее,  помня при этом, что не стоит отворачиваться от прошлого, заблуждаясь в том, что мы можем оставить его позади.

Но почему все таки берлинская лазурь? Вот что отвечает Ишай Хусидман: «Весной 2010 года я оказался на ретроспективной выставке бельгийского художника Люка Тёйманса в Музее современного искусства Сан-Франциско. На выставке,среди прочих, была представлена небольшая картина 1986 года, которая казалась скромной, но на деле именно она положила начало карьере Тёйманса. Название работы очень простое: «Гаскамер» – газовая камера, – и говорят, что она описывает газовую камеру в Дахау. Эту картину очень сдержанна – не зная, можно подумать,что это пустой гараж или подвал. В тексте выставки отмечалось, что эта картина доказывает утверждение о невозможности изобразить Катастрофу в современном искусстве, в духе знаменитого высказывания немецкого философа Теодора Адорно 1951 года в его хрестоматийном эссе «Критика культуры и общество», что поэзия после Освенцима умерла: «Писать стихи после Освенцима – варварство, и это подтачивает и само осознание того, почему сегодня невозможно писать стихи». Я же задался вопросом: если картина не может рассказать о Катастрофе, зачем художнику пытаться ее нарисовать? Может быть, живопись не подходит для описания Катастрофы?

מאוטהאוזן, 2011-12, אקריליק על עץ באדיבות האמן משכן לאמנות – קרדיט צילום ישי חוסידמן

Американский арт-критик Клемент Гринберг в 1950-х годах добрался до восточной Польши и увидел в Майданеке жуткие «фрески» – стены газовых камер, пропитанные темно-синими пятнами берлинской лазури – продукта случайного химического соединения между цианидом и железными элементами стен. Это реальный факт, сформировавший мою идею о том, что в живописи Катастрофу можно выразить через синий цвет.

Шесть лет я пытался выразить Катастрофу на своих картинах. Результатом стала серия из пятидесяти работ, почти полностью выполненных берлинской лазурью, серия больших монохромных картин, созданных  из сотен тончайших полупрозрачных слоёв.

Моя цель – создать эмоциональный диссонанс, который будет ощущаться посреди этих картин. Диссонанс особенно заметен в группе работ, составляющих основу серии – четырнадцати картинах, практически полностью скопированных с фотографий газовых камер. Некоторые из фотографий были сделаны сразу после войны, другие – гораздо позже».

 

Грегори Абу«Я знаю тебя»
Кураторы: Батшева Гольдман-Ида и Янив Шапира

https://www.israelculture.info/gregori-abu-ya-znayu-tebya-o-kabbale-i-buddizme/

 

Леон Энгельсберг. «Владения ужаса» (Куратор: Янив Шапира)

https://www.israelculture.info/leon-engelsberg-vladeniya-uzhasa/

*****

Музей Мишкан ле-Оманут, кибуц Эйн-Харод. Тел: 04-6486038

Часы работы: понедельник-четверг: 9: 00-16: 00, пятница: 10: 00-13: 00, суббота: 10: 00-14: 00.

Сайт музея – https://museumeinharod.org.il/
Страница в фейсбуке – https://www.facebook.com/MishkanLeOmanutEinHarod

Все иллюстрации предоставлены музеем “Мишкан ле-Оманут” Эйн-Харод




comments