facebook
Поиск
Среда 23 Августа 2017
  • :
  • :

Настоящий цирк! Интервью с Андреем Шарниным

Настоящий цирк! Интервью с Андреем Шарниным

Российские цирковые артисты выступают в лучших цирках мира. Они работают в канадском Cirque Du Soleil и в немецких Krone и Roncalli, в швейцарском Kni, в масштабных шоу Лас-Вегаса и в Японии. Но совсем скоро мы сможем увидеть их, не выезжая из Израиля: знаменитые артисты соберутся вместе в уникальной программе «Лучшие цирки мира». О том, что нас ждет, чем отличаются цирковые зрители разных стран и куда вообще движется цирк, журналистка Ольга Черномыс поговорила с режиссером-постановщиком представления, заслуженным артистом РФ Андреем Шарниным.

— Идея собрать вместе артистов, которые разбросаны по миру, по-моему, замечательная. Особенно в Израиле, где нет своего стационарного цирка. По какому принципу вы отбирали артистов в программу?

Виктория и Алексей Артемьевы. Фото: Mark Kazus

Виктория и Алексей Артемьевы. Фото: Mark Kazus

— Мы подумали, что в каждой стране есть свои лучшие цирки. Мы же приглашаем из них лучших артистов. Так что зрители могут и увидеть выдающиеся номера и почувствовать дух разных цирков. Идея эта пришла нам в голову несколько лет назад, и мы уже собирали в Израиле отличные международные команды. В этом году в классической программе–дивертисменте будут участвовать российские артисты, работающие во всем мире. А принцип отбора один – уровень мастерства. Например, в программу приглашены великолепные воздушные гимнасты на трапеции Виктория и Алексей Артемьевы, которые работают абсолютно без страховки. Они, конечно, вниз подкладывают мат, но это, как вы понимаете, ни от чего не спасает.

— Это страшно. Бывает ли, что устроители, местные власти, не знаю, кто еще, говорят – нет, так рисковать нельзя, делайте страховку.

— Цирковое искусство по большому счету состоит из трех «С» — страх, смех и секс. Люди приходят в цирк, чтобы увидеть красивые тела, смешных клоунов и что-то страшное. А этим страшным могут стать и хищные животные, и номера гимнастов, акробатов, то есть те жанры, которые связаны с риском для жизни. Без этого цирк становится пресным и неинтересным. Представьте себе: выступает под куполом цирка гимнаст, а мы точно знаем, что он на веревочку прицеплен и что бы ни случилось, с ним все будет хорошо. Интерес сразу теряется.

— Кстати, насчет тигров и прочих животных, которых сегодня нельзя показывать в цирковых программах в Израиле и некоторых других странах. Как вы считаете – нужны дрессированные животные в цирке?

— Животные и люди живут рядом вот уже много тысяч лет. И демонстрация животных, если она проводится на профессиональном уровне, вполне оправдана. Если говорить о домашних животных, то ведь они давно приручены, некоторые породы вообще выведены специально для развлечения, почему же их не дрессировать? Когда собачек показывают в цирке – это просто одна из ипостасей взаимодействия с человеком. А если говорить про диких животных, то в природе они живут в два раза меньше, чем в цирке. И если посмотреть на хороших, ухоженных цирковых животных, то они вызывают только радость.

Жонглеры семьи Тесленко

Жонглеры семьи Тесленко

— Давайте вернемся к артистам, участвующим в новой программе. Кого еще смогут увидеть израильские зрители?

— Выступления жонглеров, знаменитой цирковой династии Тесленко – братья Дмитрий, Анатолий, Виктор и сестра Элина. Они объехали весь мир, работали в Cirque Du Soleil в шоу Corteo, в лучших шоу Германии, Франции, Японии. Они признаны профессиональным сообществом рекордсменами в жонглировании, а некоторые их номера внесены в Книгу рекордов Гиннеса.

Есть в программе интересный номер в жанре трансформации, называющийся «quick change», который построен на моментальной смене одежды. Как правило, артисты исполняют его вдвоем, а в нашей программе справляется одна артистка – Екатерина Романова. Просто на секунду загораживает себя чем-то, или просто поворачивается, и в этот момент кардинально меняется наряд. Выглядит как волшебство.

Максим Романов - номер "Колесо"

Максим Романов — номер «Колесо»

Есть еще один интересный номер – колесо Сира. В цирке давным-давно существовал жанр «рейнское колесо», придуманный в Германии. Не так давно один канадский цирковой артист по имени Сир  его усовершенствовал. Человек находится внутри колеса, как на картине Леонардо да Винчи. У нас есть Максим Романов, который в этом жанре выступает и делает множество интересных трюков. Максим пришел в цирк из спортивной гимнастики, где  многого добился. Теперь он выступает в лучших мировых цирках: в Цирке Никулина на Цветном бульваре, в Большом Московском цирке на проспекте Вернадского, в Германии, в Италии и т.д.

Клоун Денис Ясик

Клоун Денис Ясик

 — А клоуны будут?

— Да, причем интересно то, что в роли клоунов будут выступать Вика Баранова и Денис Ясик – драматические артисты, у которых есть опыт работы в комедийных спектаклях. Мы с ними поговорили, позанимались и сделали замечательную смешную клоунскую пару. Они смогут смешить израильскую публику.

— Что это значит? Нас как-то особенно надо смешить?

— Мне очень нравятся израильские зрители. Они темпераментные, открытые и умные. Их нельзя смешить примитивными вещами — например, вывести зрителя на манеж и дразнить его. Этим пользуются многие, но я называю такой смех фастфудом, потому что его проглатываешь как гамбургер, а пользы никакой. Израильский зритель относится к таким шуткам негативно, и это хорошо. А клоун, несмотря на юмор, должен быть немного философом, говорить о серьезном. И это у нас обязательно будет.

— Любопытно. Получается, не любой юмор «прокатывает» в разных странах?

— Это удивительная вещь. Юмор имеет много национальных черт. Когда клоун, который привык смешить российскую публику, приезжает в Японию или Китай, он сталкивается с полным непониманием его шуток. Вообще, публика в Азии для европейского артиста – это головоломка. Как заставить смеяться? Чисто интуитивно начинаешь пробовать, искать и находишь ключи к сердцам именно этих зрителей. А потом гастроли заканчиваются, и не хочется уезжать, потому что ты понял, как их смешить, настроился на одну волну с ними.

Но потом переезжаешь на другой конец света, в США, например, и там все иначе. Американцы как дети, они могут хохотать над какой-то ерундой. Англичане поначалу поражают. Очень сдержанные, можно сказать холодные. Ты работаешь, кажется, что ничего не проходит, ни над чем не смеются. А потом, когда они все посмотрели, сделали вывод, то начинают подходить и говорить: «Слушай, как же ты замечательно работал, как смешно было». А я все спрашиваю: «Что же вы не смеялись?».

Испанцы – темпераментные, замечательные, но у них есть одна черта. Когда ты работаешь на расстоянии, они смеются и все отлично. Но как только подходишь к ним на расстояние вытянутой руки, они мгновенно закрываются, как будто боятся. Отходишь на середину сцены и все опять нормально.

Но самые удивительные зрители — японцы. Вот старая шутка, которая со времен Чаплина заставляет всех в Европе и в России валиться со стульев от смеха: выходит клоун и падает лицом в торт. Японцы в этом месте не смеются, а плачут. Им вовсе не смешно, им жалко человека. Так что с юмором всё сложно, надо чувствовать зрителя. В этом смысле акробатам проще, они делают сальто и это для любого зрителя чудо.

Андрей Шарнин на арене

Андрей Шарнин на арене

— Андрей, вы все это так хорошо знаете, потому что вы сами работали клоуном. Почему же не выступаете сами?

— Я отработал клоуном тридцать лет, и семь лет назад почувствовал, что мне нужно все поменять. Тому было несколько причин. Одной из них стало осознание, что после великих имен – Никулина, Попова, Куклачева, Марчевского – в России случился провал в жанре клоунады. Я понял, что мне нужно заниматься восполнением этого пробела, воспитывать хороших артистов. Дело это нелегкое, а главное, небыстрое. И вот за эти семь лет у меня появилось около 10 учеников, которые уже выступают. С одним из них, Борисом Никишкиным, мы ездили цирковой фестиваль в Монте-Карло – это аналог «Оскара» для цирковых артистов. Борис стал там лауреатом, его очень хорошо приняла публика. Остальные ребята тоже отлично выступают. Не все еще получили свои награды, ведь они молоды, а клоун должен «созреть». Молодой человек в 22 года еще не готов сказать миру то, что действительно этот мир тронет.

— И не тянет обратно на манеж? Ведь клоун – это счастливая цирковая профессия, которая позволяет работать столько, сколько хочется.

— Да, но ты вырастаешь из нее, как из одежды. Бывают исключения – Олегу Попову восемьдесят с лишним, а он остается таким же. Или Карандаш, который работал до последнего. А Юрий Никулин ровно в 60 лет, на самом пике своей карьеры, снял костюм, повесил на гвоздик и сказал: «Все, я заканчиваю». Я следую его правилу: лучше уйти на год раньше, чем на один день позже. Потому что, если опоздать, старого клоуна начинают жалеть. Это самое плохое, что может случиться. Я хотел, чтобы меня запомнили на пике, а не когда я перевалю и пойду вниз.

Иногда, раз в два-три года выезжаю на фестивали цирковые, ни с кем не соревнуюсь и выступаю просто в качестве приглашенного гостя. Но поверьте, когда работает твой ученик, и ты стоишь за кулисами и наблюдаешь за этим, сердце бьется не менее часто, чем во время своего выступления.

Конечно, меня захватывает и режиссерская работа. Я ставлю не только цирковые представления, но и мюзиклы, и большие шоу.

— Куда вообще дрейфует современное цирковое искусство? Что сегодня в моде? Вот в свое время появился цирк Дю Солей, нечто совершенно новое – все ахнули.

— Да, первые несколько постановок были блистательные, новаторские и в них, самое главное, была душа. Но потом это превратилось в фабрику, интерес пошел вниз. И, наверное, это неизбежно не только в цирке, потому что законы бизнеса начинают быть важнее творчества. Мне как режиссеру-постановщику интересно работать с горящими людьми. Как правило, эта волна творчества идет от молодых, так что я за то, чтобы цирк был все время молодой. А какой он будет? Я считаю – абсолютно разным. Чем больше цирки отличаются друг от друга, тем интереснее зрителю.

Например, посмотрел человек цирк Дю Солей, а потом пошел в китайский цирк. И там удивился трюкам, в которых  китайским и северокорейским артистам нет равных. Знаете, что они делают? Смешивают несколько жанров. Например, в номер акробатов на подкидных досках они добавляют качели или турник. И прилетая с турника, артисты приземляются на доске, взлетают еще куда-то. Это удивительно не только для зрителя, профессионалы тоже смотрят, открыв рты. Или еще: есть жанр, когда человек лежит на спине и ногами подбрасывает другого. И есть другой жанр, когда артист катается на моноцикле. Так вот китайцы делают номер, где один крутит педали моноцикла, у него на спине лежит другой человек, который подбрасывает ногами третьего. Представляете?

А потом можно пойти в африканский цирк посмотреть эфиопских и кенийских акробатов. Так, как они прыгают – это удивительно, превосходно, и даже мастера спорта так не умеют. Пусть остается и французский цирк, который привносит поэзию, русский, наследник советского с его масштабами, размахом. Главное – чтобы из цирка не уходила душа.

Все секреты программы «Лучшие Цирки Мира» вы узнаете непосредственно на представлениях в Израиле с 13 по 22 октября.

Реховот, четверг, 13 октября, 17:00, Исследовательский центр «Вайцман» — зал «Викс»
Беэр-Шева, пятница, 14 октября, 17:00, зал «Дворец Молодежи»
Ашдод, суббота, 15 октября, 11:00, матнас «Дюна-Юд»
Кармиэль, вторник, 18 октября, 17:00, Гейхал ха-Тарбут

Ришон ле-Цион, среда, 19 октября, 17:00, зал «Мофет»
Петах-Тиква, четверг, 20 октября, 17:00, зал «Шарет»
Хайфа, суббота, 22 октября, 11:00, зал «Бейт-Наглер»

Заказ билетов: http://bestbravo.co.il/announce/53622

Линк на видео: https://www.youtube.com/watch?v=Eso0ZXnvTNw

 

Фотографии предоставлены организатором гастролей – компанией  FGK Production




comments