facebook
Поиск
Понедельник 23 Октября 2017
  • :
  • :

Эксклюзивное интервью с Денисом Мажуковым

Автор:
Эксклюзивное интервью с Денисом Мажуковым

Совсем скоро впервые в Израиле пройдёт концерт Дениса Мажукова, которого по праву называют гением рок-н-ролла. В исполнении музыканта прозвучат всемирно известные хиты Джерри Ли Льюиса, Литл Ричарда, Рэя Чарлза, Чака Берри и Элвиса Пресли. В преддверии его единственного концерта, который состоится 18 ноября в тель-авивском клубе в «Havana» — Денис Мажуков дал интервью.

— Денис, прежде всего позвольте задать тривиальный вопрос, который частично является данью традициям, а частично — любопытству. Расскажите о программе, с которой вы приезжаете в Израиль?

— С удовольствием! Программа моя, собственно, не меняется на протяжении всей моей жизни — в том смысле, что я всегда исполнял и исполняю классику 50-х годов, преимущественно, рок-н-ролл. Все пришедшие на концерт увидят, прежде всего, человека за роялем, играющего и исполняющего рок-н-ролл под аккомпонемент собственной группы в составе барабанщика, басиста и гитариста. Программа состоит, в основном, из классических рок-н-роллов 50-х годов. Рок-н-ролл родился в 50-е годы, это эпоха его расцвета. Моя задача — максимально раскрыть эпоху 50-х годов в контексте рождения рок-н-рола. Те жанры, которые предвосхитили появление рок-н-рола, а именно, буги-вуги, появившийся в 40-е, ритм-энд-блюз — я их тоже играю, поскольку они способствуют раскрытию, более точному пониманию эпохи рок-н-ролла. В своих выступлениях я пою, показываю и рассказываю его историю, и соотвественно, захватываю параллельные течения. Еще моей особенностью является то, что я стараюсь делать это так, как это делали тогда. Это большая редкость в сегодняшнем мире.

— Откуда такая страсть именно к этому времени, Денис? При том, что вы из музыкальной семьи, и ваш отец был известным композитором, ничего в истории вашей династии ведь не предопределяло, что вас увлечет именно та эпоха — так почему она?

— Вы знаете, я попробую сформулировать, хотя мне кажется, что я сам до конца не понимаю этой своей особенности. В 6 лет я впервые услышал настоящий госпел — церковные песнопения чернокожих в США. И параллельно я услышал настоящий буги-вуги, в исполнении его родоначальников, а именно Пита Джонсона, Альберта Эммонса и Мида Люкса Льюиса. Эта троица и есть столпы, они являются основоположниками этого стиля. И тогда, в дестве, я услышал именно этих ребят. Я помню, меня это поразило настолько, что я даже заплакал под гнетом впечатления. И каждый день я слушал две пластинки: этих музыкантов и «королеву госпел» Махалию Джексон, которая является для музыки госпел чем-то вроде Эллы Фиджеральд для джаза.

— Удивительно, как вам вообще достались тогда эти пластинки!

— Да, в 79-80-м это была отнюдь не тривиальная задача. В те времена не было никакой возможности достать новую музыку, интернета не было и в помине. Помогали связи. А когда я стал взрослее, я уже сам старался через знакомых доставать какие-то пластинки, новые альбомы. Надо же было как-то познавать новую музыку! The Beatles я «поглотил» в возрасте 12 лет, и в то же время я продолжал живо интересоваться эпохой 50-х, собирал информацию о ней, слушал музыку. С 12-13 лет я уже четко осознавал, что собираюсь посвятить свою жизнь только рок-н-роллу, я хочу играть его и петь.

— Если я правильно помню, именно в это время к вам пришла всесоюзная известность.

— В 83 году я дебютировал на центральном телевидении с песенкой «Дискоклуб 6-го «Б». Это был такой рок-н-ролл на русском языке. Песенку не пропустили — меня вырезали из программы. Сказать, что мне было обидно — значит, ничего не сказать.  Причина моего удаления из программы была такой: не должны советские дети слушать рок-н-ролл, а тем более, сбегать с уроков (в песенке была строка про уход с уроков, чтобы уйти домой и слушать рок-н-ролл). Но мне было сказано, что если я напишу что-то лирическое, меня возьмут на следующий год в ту же передачу. Хотите лирику — получите и распишитесь. На следующий год я действительно написал лирическую песеньку «Воздушный шар». Тут, пожалуй, и начался мой взлет: песня стала популярной, я написал еще несколько песен, а «Мелодия» даже издала мою виниловую пластинку. Мне писали письма, были эфиры на радио, были другие телевизионные передачи…

img_0262

— Словом, вы сполна насладились славой в юном возрасте.

— Верно, но вот в этот момент отец сказал мне, что при таком отличном старте нужно идти и развиваться дальше. Я ответил, что буду заниматься только рок-н-роллом. Он сприсил, понимаю ли я, на какие лишения я себя обрекаю — играть рок-н-ролл в СССР? Я ответил, что да, понимаю, но другого музыкального направления для себя не вижу.

— Действительно ли 12-летний подросток был готов отказаться от такой сладкой славы и пойти по пути наибольшего сопротивления?

—  Смотрите… Пупулярность была — это да. Сладкая слава была — это тоже да. Но я не получал от этого удовольствия! Внутри себя я понимал, что это все не той музыкой достигается! Я хотел делать совсем другую музыку, поэтому мне не кружил голову тогдашний успех. Моя безграничная любовь к рок-н-роллу перекрывала все и заставляла идти, двигаться, не стоять на месте. Я не замечал препятствий, меня не пугали трудности. Все меркло перед возможностью заниматься тем, что я хотел делать — а я хотел играть рок-н-ролл.

— Ощущение какой-то предопределенности свыше появляется. Как будто все, что вы делаете, было кем-то задолго до вашего рождения предопределено. А вы верите в судьбу?

— Безусловно. У меня это с детства. Я не являюсь глубоко религиозным человеком, там же все подчиняется каким-то своим правилам, я не могу с ними согласиться. Но я определенно верю в бога, я с самого начала знал, что есть высшие силы и совершенно спокойно к этому относился.

— Денис, я была удивлена, узнав, что вы практически с самого начала работали на английском языке. Ваш диск на русском языке вышел буквально несколько лет назад, а до этого вы все время вы пели на английском! Как вам удалось так выучить язык в то время, когда его никто не знал?

— Я изначально понимал, что рок-н-ролл — это музыка английского языка, и все исполнители являются англоязычными. И несмотря на то, что я учился в обычной советской школе, в моей жизни, благодаря родителям, были частные преподаватели и частные занятия — недолго, но это дало хороший старт для дальшейшего изучения языка. А дальше я развивал язык и учил. Но профессионально я никогда им не занимался, я не лингвист. Более того, часто бывая в США, я с каждым разом убеждался, что нельзя выучить язык ни в одном, даже самом престижном образовательным учреждении. Только находясь на месте, можно понять, как они общаются!  Хотя вы знаете, язык все равно был вторичным: в рок-н-ролле завораживала музыка. Это ведь очень честное музыкальное течение, там нельзя спрятаться за слова. Чистая энергия в чистом виде.

%d0%bc%d0%b0%d0%b6%d1%83%d0%ba%d0%be%d0%b2-2

— В 1997 году Джерри Ли Льюис официально признает вас, и вы становитесь его… наследником в музыкальном плане.

— Тогда Джерри Ли приезжал в Москву и давал концерты два вечера подряд, в «России». После второго концерта нам удалось пообщаться, и он сказал, что я играю так же, как он в молодости.

— Это, конечно, было вдохновляющим… Но, простите, пожалуйста, как вы относитесь к тому, что вас часто называют музыкантом, играющим в манере Джерри Ли Льюиса? Вам это льстит или же вы считаете, что вы и сами многое привнесли в исполение рок-н-ролла?

— И то, и другое.  Это безусловно, комплимент, и любой музыкальный критик, профессионально разбирающийся в этой теме, подтвердит, что это комплимент: сыграть Джерри Ли практически невозможно. А касательно того, привнес ли я что-то в музыку… Вы знаете, я мог бы ответить своими словами, что, дескать, да, я умею то-то и то-то. Но позвольте мне вместо этого сослаться на профессионалов. В 2015 меня пригласили принять участие в крупнейшем международном фестивале в Европе в Италии. Оно называется Summer Jamboree и проводится в Сенигаллии. Это мероприятие известно всем любителям рок-н-ролла в мире. Так вот, там мне сказали, что, пригласив меня, организаторы нарушили все мыслимые и немыслимые правила. Хедлайнерами на таких мероприятиях всегда выступают американцы, и это правильно — эта музыка родилась там, это тамошняя субкультура, и Америка знает, как играть эту музыку лучше других. Я стал первым в истории и России, и этого фестиваля, музыкантом, который был приглашен не из Штатов. «Знаешь, — сказали мне организоторы, — почему мы так поступили?» Я не знал, конечно, и мне было крайне любопытно понять. «Потому что тебя можно раскрывать бесконечно.» — ответили мне. Ты отображаешь эпоху. Поверь мне, в мире нет никого больше, кто преподносил бы так классно целый перид.»

— Что они имели в виду?

— Понимаете, большинство музыкантов блестяще играют что-то одно: буги-вуги, например. В результате того, что я начал в 6 лет, я впитал все, что было можно. Я играю и Джерри Ли, и буги-вуги, и эти все ипостаси во мне смешались. На сцене я могу выдавать все, что умею и люблю делать, а таких «широконаправленных» исполнителей в мире сегодня просто нет. В мире есть мастера, но они односторонне ориентированы.

— В любом случае, лучше один раз вас услышать, чем много раз услышать о вас. Кстати, вот интересно. Вы считаете, что ваш успех — это заслуга данного вам таланта или трудолюбия и настойчивости?

— Это всегда и то, и другое. Мой отец говорил: талант — это адский труд. Но если при этом есть еще и дар, и харизма… Понимаете, без ложной скромности, я могу увести любой зал туда, куда мне нужно, и зал идет за мной. Но я понимаю, что это заслуга отнюдь не только таланта, это и опыт, и настойчивость, и упорство, и увлеченность. Я по натуре очень ленивый человек, но когда дело касается любимого дела, я становлюсь совсем другим человеком.

%d0%bc%d0%b0%d0%b6%d1%83%d0%ba%d0%be%d0%b2-4

— Денис, в завершении вопрос очень гипотетического характера. Будь у вас возможность выбирать, вы поменяли бы время своей жизни? Вы хотели бы прожить ее там, в Америке 50-х годов?

— Ха.. Хороший вопрос… Вы знаете, я на уровне фантазии много раз себе это представлял, я воображал себя в той атмосфере. И мне это приносило массу удовольствия. Это же была очень сильная эпоха — недаром она возвращается снова и снова в моду. Как будто по спирали идет — уходит и приходит стиль стиляг, пин-ап вот снова в моде. Очень характерное было время. Но я, наверное, прожил бы все равно свою жизнь, как бы ни заманчива была бы та эпоха. Если бы у меня был бы выбор… Я бы все равно выбрал наше время и свою жизнь.

Денис Мажуков — король рок-н-ролла впервые в Израиле, 18 ноября, Тель-Авив («Havana music club»), начало в 21:00 

Подробности и заказ билетов в кассе «Браво»

Эксклюзив стал возможен благодаря усилиям продюсерского центра «Art Syntez Israel» и непосредственной поддержке от бутика «Alice».



Севиль

корреспондент


comments