facebook
Поиск
Воскресенье 20 Августа 2017
  • :
  • :

Эксклюзивное интервью с Сергеем Бабкиным гр.5’Nizza/Пятница

Автор:
Эксклюзивное интервью с Сергеем Бабкиным гр.5’Nizza/Пятница

В преддверии концерта группы гр.5’Nizza/Пятница в Израиле, редакция Glamur.co.il побеседовала с участником группы Сергеем Бабкиным. 

— Давайте начнем с традиционного и тривиального вопроса, а иначе мне в редакции голову оторвут: чего ждать нам от вашего концерта в Израиле 17 мая?
— А я тогда дам тривиальный ответ на него: нашим уважаемым зрителям следует ожидать отличного выступления с нашими старыми и новыми песнями. Если серьезно, мы отобрали из имеющегося те песни, за которые нас помнят и любят, и которые мы сами помним и любим, и которые сегодня снова актуальны как никогда. Нам не стыдно их исполнять, понимаете? Мы ими гордимся. И кроме того, мы включим в программу новые песни, совсем свежие, написанные после воссоединения группы.

— Увидим и послушаем. Сергей, с вами совсем не хочется говорить о политике, о глубоких измышлизмах. С вами хочется просто говорить — о «Пятнице», о музыке, о жизни. Болтать. Можно?
— Да с удовольствием, отличная идея!

— Тогда давайте ретроспективно — почему тогда, в 2000-х, группа выстрелила? Ну, два талантливых парня, ну, лирика хорошая, но не претендующая на поэтический Олимп. Все свежо, но ведь не то чтобы совершенно уникально! Что тогда произошло, что дорогу до метро меряли не метрами и минутами, а вашими песнями?
— Честно — не знаю. Мы с Андреем никогда не анализировали и не задумывались. Сейчас вот вы спросили, я задумался в очередной раз. Сейчас попробую ответить.

v statie2

— Вы посмотрите на ситуацию нашими глазами — вы с Андреем, двое молодых людей с двумя альбомами всего, из которых первый вообще записан за 30 долларов, да? — и эти ребята взрывают всем мозг.
— Ну смотрите. Не совсем внезапно это произошло, это же только лицевая сторона, которую все видят. А до этого взрыва мы семь лет серьезно работали. Мы с Андреем встретились в 95-м году, еще учась в лицее. Я бренчал на гитаре на переменках, Андрей подошел, подсел, и понеслось. И дальше до нашего первого громкого выступления на Казантипе (Республика КаZантип — ежегодный международный музыкальный фестиваль, прим. автора) в 2002 году прошло семь лет! И мы эти семь лет что-то постоянно записывали, играли, сочиняли, репетировали. Я записывал песни с 12 лет, ходил во всякие певческие кружки, на коленках записывал какие-то доморощенные альбомы. Андрей тоже пел, занимался в кружке оперном даже. Мы оба мечтали о чем-то, шли к чему-то. — где же это случайно получилось? семь лет прошло! И в течение семи лет мы себя пробовали, разминали по разным направлениям, и к 2002 году мы пришли уже осознавая, что вот это — наше, мы это умеем и делаем, и может, даже, неплохо делаем. И нам уже сознательно хотелось, чтобы нас услышали и нами заинтересовались. А до этого было миллион песен, которые никогда не и никто не услышит, но они были! поэтому наш успех не был внезапным, как нам приписывают.

А еще знаете, в чем, наверное, была фишка? Вот два человека, оба играют на гитаре, один еще и на дуде дудит и на гармошке играет. Мы выглядели смешно, по-дурацки — но в хорошем смысле смешно. Такое себе баловство. И все на них смотрят, улыбаются и думают: «ну, что они делают, эти двое из Пятницы, ну, какую пургу они гонят, какую чушь несут, какие несовместимые слова!» Но это качает, вовлекает, и эта нелепая лирика цепляет… Наверное, в этом тоже что-то было. По крайней мере, тем людям, которые слушали нас в первый раз тогда, на фестивале. Это близко людям, потому что это просто и созвучное, родное. Просто под гитару, просто вдвоем…

— А почему — «Пятница»?
— О, это я сейчас расскажу! До того, как стать Пятницей, мы называли себя «Тени». Я помню, мы где-то выступали, в каком-то крошечном харьковском клубешничке, и нас так громко объявили: «Сейчас выступит на этой сцене группа Shadows!». Это было давно, аж в 1999 году, но у нас был целый концерт под этим названием!

— А почему отказались-то?
— Ну, вот как-то чувствовали, что что-то не то. И вот мы как-то гуляли по городу с нашей подругой, поэтессой, Галиной Сергеевной Медведевой. Давыдовой? Медведева-Давыдова вроде она сейчас. Неважно, для нас она была просто Гала. Мы очень дружили, ходили друг к другу чай пить и стихи читать. И вот однажды была пятница, и мы были почему-то одетые во все красное, и пришли к ней, и долго сидели, а потом пошли гулять по городу, фотографировались. Потом снова вернулись к ней, снова сидели и читали стихи, пели песни. И в какой-то момент Гала сказала — ребята, а назовите себя лучше «Красная Пятница», в честь сегодняшнего дня. Мы переглянулись, нам показалось прикольно, круто! Слушай, Андреич, а хорошо звучит! Потом от эпитета «красный» отказались, слишком много всего было красного вокруг — красная армия, красная жара, красная плесень. А потом Андрей придумал такой дизайнерский ход — писать «пятерочку» и рядом — Nizza.

— Сами себе дизайнеры, хех.
— Еще какие!! Ох, сколько всего делалось «на коленке»! Знаете, как мы записывали первый альбом? Придумали дизайн, вручную что-то нарисовали, вырезали, отнесли сделать копию обложки, вырезали снова, прикрепили снова, снова отнесли копировать. Потом записали на пустые болванки, вложили диски и повезли на Казантип. Я помню, там ларек такой стоял, там все выступавшие группы могли выставить свои альбомы и продать их. И наши, представляете, раскупили их. Диски разлетелись по разным странам.

— Ну хорошо, был вот этот период — с 2000 до 2007. Вас все знают, все любят — и в 2007 вы расстаетесь на неопределеннное время. Почему?
— Я сейчас расскажу. Во-первых, все было скучно, прозаично и никакого драматизма. Мы не ссорились, мы никуда не посылали друг друга. Мы… понимаете, мы изначально были антиподами друг друга. Мы с Андреем совершенно разные, мы настолько отличаемся друг от друга! Андрей — мартини, а я — пивко. Вот смешайте мартини с пивом и попробуйте выпить. Но вот что удивительно — когда нас соединяют, мы странным образом гармонично сходимся, дополняем друг друга. И когда поднялась вокруг нас вся эта шумиха, вся эта известность, даже появилось небольшое головокружение от успеха…

— А, так все-таки было головокружение от успеха!
— Нет, не было! Не от успеха, просто… навалилось тогда столько всего: гастроли, интервью, концерты, финансы появились. Но мы же в этот период взрослели и, следовательно, становились еще более разными. И представьте себе: вот существует Пятница, и при этом — моя сольная активность. Выходит второй альбом Пятницы, а через год — мой сольный альбом. И через год — еще один. И концерты. И все это — параллельно Пятнице! Андрей чувствовал примерно то же самое: у него тоже были свои мысли, свои идеи, которые тоже хотелось воплощать. Одной Пятницы было недостаточно для идентицикации каждого из нас. И спустя пять лет, мы сидели в поезде после концерта в Кракове и просто разговаривали: «Слушай, — говорили мы друг другу, — а давай сделаем паузу в отношении Пятницы? Я хочу попробовать другую музыку, другие тексты, другой путь! А давай — отвечал второй, — и я хочу, и у меня, и я так же думаю. А на сколько мы остановим Пятницу? — спрашивал один. Да не знаю — отвечал второй — на сколько будет нужно». Оказалось, что понадобилось целых восемь лет, чтобы воссоединиться. Зато за восемь лет страшно соскучились по этой бесбашенности, бесшабашности, гону, юмору. Сольно это не получается делать, только вдвоем. Хочу снова побеситься, подурачиться.

— Вы подчеркиваете, что это проект временный, на период концерта. Вас не раздражает мнение злопыхателей, которое ходит по сети: «Бабкин и Запорожец просто хотят срубить бабла!»?
— Ага… Ну, ради бога, пусть говорят! Смотрите: было огромное желание собраться вместе. И мы все время, пока занимались сольными проектами, мы слышали постоянно и отовсюду примерно такое: а вы что-то планируете делать с Пятницей? а вы общаетесь с Андреем? а вы дружите? И все эти восемь лет мы отдавали себе отчет в том, что интерес к Пятнице не угасает, он по-прежнему держится на примерно том же уровне, и рано или поздно мы с этим что-нибудь сделаем. Мы очень хотели собраться, надеть дурацкие костюмы, прыгать по сцене, беситься. И мы понимали, что и люди не будут против, если мы воссоединимся! И если кто-то называет это «срубить бабла» — да пожалуйста! Мы были бы лицемерами, если бы говорили, что финансовая составляющая не важна. Но есть еще что-то кроме. Вы знаете, на нашем конценрте в Киеве было шесть тысяч людей. Шесть. Тысяч. Человек. К нам никогда столько не приходило! Это очень много! Я просто не знаю, что чувствуют люди, которые играют перед аудиторией в 15 или 30 человек. И мы собираясь, не ставили перед собой никаких рамок. Думали — соберемся, отыграем один-два концерта, а потом — как пойдет.

v statie1

— Ну, разумное, взвешенное решение.
— Именно! А оно пошло! Пошли песни, пошла гармония. И потом получилось, что мы решили дать еще пару концертов, и еще гастроли. И сейчас я думаю не только о своих проектах — творческая мысль стала работать на еще один отсек, на группу Пятница. И если это приведет к третьему альбому — я буду просто счастлив! Я очень хочу третий альбом! Но когда он появится и появится ли — время покажет. У нас нет такого: мы должны, мы сделаем пятилетку за четыре года — нене, боже сохрани. Вот мы едем к вам в Тель Авив сейчас, но я не знаю, когда мы приедем в следующий раз. Привезем ли мы третий альбом, и если да — то когда? Или, может, это будет не третий альбом? Единственное, что я могу наверняка сказать — это то, что в этот вечер мы выложимся полностью, мы сделаем все, чтобы этот концерт прошел фантастически, потому что по-другому…. ну, просто нельзя! Это вот мы можем наверняка сказать. А что будет потом — не знаю.

— А давайте напоследок про театр поговорим. Складывается ощущение, что теарт — самое важное в вашей жизни после музыки. Он держит вас много лет — и географически, и профессионально. Почему?
— Ну, театр и музыка важны, конечно, но поверьте, эт не самое главное в моей жизни. Самое главное — это моя семья, мои близкие и родные, мои дети, родители, Снежана, ее родители. Вот это все — важно. Но потом театр и музыка, да 🙂 В течение 12 лет я работал в «Театре 19», а последние 5 лет, я работаю в театре «Прекрасные цветы». Оба театра основывались при нашем участии, но они очень разные. «Цветы» работают в бессловесном театре. У нас там уже четыре спектакля, и во всех самое главное — свет, музыка, пластика, сценография. А вот текстов нет.

— Вы гастролируете?
— Еще нет, но вот были недавно на театральном фестивале в Коста-Рике. Предствляете — харьковский театр «Прекрасные цветы» со спектаклем «Жир» в Коста-Рике! Нас там так тепло принимали, просто невероятно. Я такой эмоциональности и живости не помню ни у какой аудитории, ни в одной стране.

— Так возможно, в следующий раз вы приедете в Израиль не с «5’nizzей», а с театральной постановкой?
— Да вполне может быть! Говорю же, бросил строить планы и зарекаться.

Редакция выражает отдельную благодарность Илье Полевину за помощь в организации интервью с Сергеем. 

Дополнительная информация о концерте гр.5’Nizza/Пятница и заказ билетов https://concertwith.me/en/event/2709260+5nizza



Севиль

корреспондент


comments