facebook
Поиск
Понедельник 20 Ноября 2017
  • :
  • :

Как я провела эти ночи

Автор:
Как я провела эти ночи

Уже три месяца я живу в клубной столице Израиля, в одном из тусовочных центров мира. А по клубам как-то и не ходила. На этих выходных решила это исправить и посмотреть, как живет израильская молодежь по ночам. За два дня мы посетили шесть dancing-bar и около десятка клубов.

Во-первых, если в РФ ты можешь попасть в любой ночной клуб, когда тебе исполнилось 18, то здесь есть клубы «от 18», «от 25», «от 30» и все промежуточные возрастные категории. Поэтому ID иметь с собой нужно обязательно. Или попадаешь в категорию «это с нами», а из этой категории в клуб можно попасть, увы, не всегда.

Почему так происходит? Казалось бы, у людей в 18 и в 30 разные интересы, разные потребности, соответственно контент клубов должен различаться. Тогда, восемнадцатилетнему будет просто не интересно в клубе 30+. Если речь идет о всеизраильской жадности и клуб хочет пускать к себе только платежеспособного клиента, можно регулировать ценой входного билета. Но ведь очевидно же, что взрослому мужчине приятно смотреть, как танцуют молоденькие девушки, а пытаясь произвести впечатление, он озолотит и бар, и бармена.

Но контент клубов почти ничем не отличается – везде та же музыка, приблизительно в одном эклектическом стиле состряпаны интерьеры, одинаковое алкогольное меню и в равной степени пьяные бармены. Поэтому стратегическую задачу «собирать однородную публику» решают на входе. Арт-директор? Политика клуба? Стратегия? Не, не слышали.

Во-вторых, нужно повесить на себя что-то светящееся. Не стоит думать, с чем это связано. Стоит просто принять это. Как факт.

В-третьих. Пить в клубе обязательно. Желательно еще перед клубом. И во время всего пребывания – чтобы не трезветь. Так легче переносить происходящее. В четверг я держалась и пила только кофе, в пятницу после шабатнего бокала вина, и коктейля в клубе, все происходящее, вдруг, сделалось понятным и радостным. Думаю, еще два-три коктейля, и я бы прониклась окончательно. А вот глядя на происходящее трезвым взглядом … правильно, хочется выпить.

Не имеет значения, какой возрастной ценз у клуба, все происходит по одной схеме: та же музыка, тот же свет, те же безумные танцы. Разница лишь в том, что где-то раскрашенные, как индейцы на войне, школьницы танцуют босиком вокруг горки туфель на шпильках, а где-то зрелые дамы, с вываливающимися на волю бюстами, точно так же отплясывают свои шаманские танцы. Для чего существует селекция? Чтобы дети это не увидели? Честно говоря, думаю, что детям тоже не хотелось бы, что бы вы их сейчас видели.

Еще интересный момент, связанный с прекрасным полом: все барышни, которых я видела в клубах для людей старше 26 лет, были с мужчинами. Не было ни одной чисто девичьей компании. (Хотя, возможно, мы просто поздно приходили, когда всех уже разобрали). Женщину принято держать за руку/ногу/край платья/косу… ну или, хотя бы, в поле зрения. Даже до дамской комнаты мужчина провожает женщину и терпеливо ждет у дверей. Чтобы все знали – занята! В таких условиях барышня может не беспокоиться ни о чем, и просто резвиться, точно зная, что до дома довезут в любом состоянии, на других девок любимый не смотрит (ну раз драки нет, значит, не смотрит) и вообще, жизнь прекрасна сегодня. И еще, девочки здесь не ходят в туалет маленькими группами по 15-20 человек. Они это делают поодиночке (если не считать ждущего у входа мужчину). То ли армия сделала их бесстрашными, то ли ментальность отличается. Но факт остается фактом.

В каждом клубе девушки занимались тремя вещами: либо танцевали, либо бухали, либо выясняли отношения с половиной. Полагаю, что необходимо пройти все три стадии. Иначе домой не уехать.

Сильного пола в клубе, как правило, намного больше, чем прекрасного, и сильный пол можно разделить, скорее, на категории, чем на стадии:

В каждом клубе за барной стойкой обязательно сидят несколько мужчин, и ведут немногословный мужской диалог. Они специально сели под киловаттной колонкой пообщаться. Рядом с любой девушкой, которая присела отдохнуть за бар, довольно быстро образуется компания таких молчаливых философов, как бы отсутствующих, смотрящих в одну точку (в моем случае этой точкой была зона декольте).

В каждом клубе встретился хотя бы один «крутой парень». Походка свободная, от бедра, руки чуть отставлены, и не способны прижаться к телу ни при каких обстоятельствах, голова поворачивается с трудом. Танцует он, не меняя движений от песни к песне, руководствуясь своими внутренними ритмами, а звучащая музыка? – он выше этого! Весь танец построен так, чтобы сразу заметить двух девушек, присевших передохнуть-поболтать. Тогда «крутой парень» крутой вальяжной походкой направляется к бару. Никого не замечая, он подходит к барной стойке (естественно, между этими самыми барышнями), заказывает шот, выпивает, ждет сдачу, не берет ее, и уходит, не удостоив никого ни единым взглядом. Крутой.

Обязательно встречались люди, на которых напал рой диких пчел.  В любой точке клуба, они, повернувшись лицом к DJ, высоко подняв руки, размахивают ими, как будто отмахиваются от надоедливых насекомых. Если к этим людям подключить динамо-машину, они способны обеспечить электричеством весь клуб и пару окружающих домов. Возможно, они так и делают, и пока они двигаются, клуб живет. Покидают танц-пол последними.

Если в клубе есть зеркало, обязательно встретишь человека, ждущего свою судьбу. Особые приметы: стоит, опершись спиной о зеркало, одна нога согнута в колене, взгляд вдаль, с поволокой. Он не танцует, не пьет, не ищет – он ждет.

Как правило, бар располагается в центре танцпола. Если достаточно долго не двигаться с места, можно заметить «марафонца». Он наматывает круги вокруг бара. Иногда останавливается, чтобы взять еще бутылку (пьют, обычно, ядовитого цвета коктейли, a’la Smirnoff) и продолжает свой маршрут. Чем гуще толпа, тем больше марафонцев.

Есть ребята, которые просто танцуют, ни на кого не глядя, радуются жизни, музыке, мигалкам. Обычно, обладают хорошим чувством ритма, довольно пластичные. У них в друзьях все: и бармены, и охрана, и уборщик мусора – со всеми обнимаются, долго держат за руку, не переставая при этом танцевать. Приходят уже пьяные и под веществами. Если такой юноша хочет что-то сказать, он применяет «мужской захват»: кладет ладонь на шею и основание черепа, и притягивает к себе. Вырваться, не дослушав, в такой ситуации невозможно. Если юноше требуется ответ, то он смещает голову собеседника так, чтобы теперь губы жертвы находились напротив уха радостного парня, и не отпустит, пока не услышит то, что хочет услышать.

И, наконец, есть мужчины, которые пришли с дамами (ну или нашли даму «в процессе»). Они совмещают в себе функции официанта, телохранителя, клоуна, вешалки. Жалкое зрелище, мы не будем о них говорить.

И, самая последняя категория – компания, пришедшая в клуб с одной-двумя девушками на 5-6 молодых людей. Битва титанов. Когда, на первый взгляд, шансы равны у всех, юноши, не знают, на кого делать ставку, поэтому пытаются играть во все возможные ворота. Замеры «у кого длиннее» происходят по любому поводу. Девушки, часто, тихо сбегают до выяснения всех обстоятельств, но получив достаточное количество фана на неделю вперед. А юноши переходят в категорию людей, за барной стойкой.

Еще из запомнившегося – израильская и арабская клубная музыка. Она бессмысленна и беспощадна, согласно традициям стиля. Но в ней присутствует какой-то неповторимый, претенциозный, воинственный и душевный, восточный колорит. Именно благодаря этой музыке, можно легко определить израильтянина в клубе. Если он сидел – он вскакивает, если уже танцевал – делает это с удвоенной силой, тогда как туристы в замешательстве останавливаются и уныло бредут к бару.

В целом, стоит отметить очень грамотное, хотя и бедное, световое оформление, и, в большинстве случаев, логично расположенную акустическую систему, что дает хороший, «качевый» плотный звук. А свет, как бы посылает ностальгический привет из школьного детства, со всеми этими милыми разноцветными фонариками, зеркальными шариками… впору ронять ностальгическую слезу.

В dancing-bar ситуация интереснее.

У каждого таки есть свой стиль, своя атмосфера, свои фишки. Можно потанцевать сальсу, можно послушать life-исполнение кавер-версий песен легенд рок-музыки (зачастую не очень качественное, но life). Можно услышать взрывающий мозг микс из всех стилей музыки, всех стран мира. Но, опять же, бар. И пить нужно. Обязательно. Иначе не выжить.

Часто (в нашем случае – в трех из шести) барная стойка специально заточена под танцы. В некоторых  есть даже специальные кронштейны, чтобы за них можно было держаться и не упасть (сама видела несколько барышень, хорошо приложившихся лбами к этим кронштейнам. Что-то не продумали, видимо. Но идея смелая). Танцуют на барных стойках, обычно, бармены. Посетителям редко удается дойти до такой кондиции. А если удается – вы же помните про кронштейн. Тут сноровка нужна.

Тель-Авив – город, который никогда не спит. Движение в клубах заканчивается, примерно, к 3 – 3:30 часам ночи. Куда податься «неспящим» после этого? Открою секрет: все неспящие после трех часов ночи, просто ищут такси.

Клубы и dancing-bar кучкуются, в городе по принципу «схожести интересов». Мы побывали в Тель-Авивском порту, на Ротшильд, Бен Авигдор. Возможно, мы просто выбрали не те места и где-то ситуация кардинально отличается. Если это так, пожалуйста, сообщите мне об этом, я с радостью посмотрю «другой» ночной Тель-Авив.

Специальный корреспондент журнала Гламур Дария Вельбель.



Daria Welbel

Редактор, специальный корреспондент


comments