facebook
Поиск
Понедельник 13 Июля 2020
  • :
  • :

Профессор Идо Тадмор исполняет партию профессора Генриха Фауста

Профессор Идо Тадмор исполняет партию профессора Генриха Фауста

Верхнее фото: Ido-Tadmor and Alicia Navas Otero — INFAUST. Barbara Cerri © — photographer
Интервью в преддверии гастролей в Израиле балетной труппы из Италии imPerfect с балетом inFaust. Авторский вариант. Первоначально опубликовано в приложении «Нон-Стоп» к газете «Вести»  25 мая 2017 года.

Однако есть ли что милей на свете
Чем уноситься в дух былых столетий
И умозаключать из их работ,
Как далеко шагнули мы вперед?

Гёте. «Фауст»

 

Пролог

Трагедия «Фауст» начинается с не имеющего отношения к основному сюжету спора между директором театра и поэтом о том, как надо писать пьесу. В этом споре директор разъясняет поэту, что зритель груб, бестолков и не имеет собственного мнения, предпочитая судить о произведении с чужих слов. Да и не всегда его интересует искусство — некоторые приходят на представление лишь для того, чтобы щегольнуть своим нарядом. Таким образом, пытаться создать великое произведение не имеет смысла, поскольку зритель в массе своей не в состоянии его оценить. Вместо этого следует свалить в кучу всё, что попадётся под руку, а так как зритель всё равно не оценит обилия мысли — удивить его отсутствием связи в изложении.

Изменились ли отношение к зрелищу со времен Гёте? Что определяет качество спектакля и где грань между популярностью и элитарностью? Хореограф и танцор Идо Тадмор отвечает Маше Хинич на эти и другие вопросы

Ido Tadmor and Stefano Neri INFAUST Barbara Cerri © photographer

— Идо! Добрый день! Вы, как Фигаро, и там и тут одновременно, став представителем современной итальянской хореографии в Италии. По крайней мере, такое складывается впечатление, поскольку вы инициировали постановку балета «Пиаф» в Израильском балете, пригласив для этого из Италии хореографа Мауро Астольфи, и по вашей же инициативе в начале июня итальянская труппа imPerfect из Пизы покажет в Тель-Авиве балет inFaust, в котором вы танцуете главную партию – самого Фауста – в хореографии Вальтера Маттеини. Как все сложилось таким образом?
— С Италией у всех свои отношения. Обычно любовные… Что же касается нынешних гастролей балета inFaust, то все началось с моего знакомства с хореографом Вальтером Маттеини 4 года назад, когда я был консультантом  балетной программы фестиваля «Авив» в Ришон ле-Ционе (кстати, в этом году именно на фестивале «Авив» проходит премьера  «Пиаф» Мауро Астольфи). Тогда Маттеини и его труппа впервые были приглашены в Израиль с необычной постановкой «Дневник Анны Франк». Решиться было непросто, но мы сделали это, и гастроли прошли с большим успехом.

— Сама тема балета была причиной успеха?
— Не только тема, но и то, что в балете, как в любом искусстве, необходимо быть смелым, дерзким, новатором. Меня прельстило то, что Маттеини не побоялся экспериментов со сценическим движением. О профессионализме исполнения уже и не говорю. Это был высший уровень! И, конечно, на меня лично, произвело глубокое впечатление, что хореограф – итальянец по происхождению, католик, не имеющий никакой связи с иудаизмом, выбрал для постановки такую сложную тему как «Дневник Анны Франк». Он претворил эту историю на сцене очень точно, без излишней патетики и без излишнего драматизма, подчеркнув выразительностью движения силу влияния этой истории. Маттеини показал все прямо и точно, передав трагедию того времени.
Во время первого визита imPerfect в Израиль мы сдружились с Маттеини, обнаружив в нашем творчестве немало общего, и я пригласил Вальтера на свой сольный вечер, на балетный реситаль в Центре Сузан Далаль. А дальше история проста – ему понравилось, как я танцую, и год назад я был приглашен исполнить главную роль в «Фаусте».

— Вы были польщены?
— Естественно. Несмотря на долгие годы сценической карьеры, каждый раз тебя оценивают заново. В мае прошлого года я был в Пизе в Teatro Verdi на премьере inFaust. Это была прекрасная, впечатляющая премьера, но без того Фауста, которого я представлял себе. Выяснилось, что ведущий солист труппы недавно покинул imPerfect, и Вальтер Маттеини  «держал» партию Фауста для меня. Конечно, я немедленно согласился ее исполнить, и начались полеты в Пизу на репетиции: партию перекроили, переделали, добавили сольные отрывки и дуэты.

— Сколько времени заняло «подогнать» партию под вас, под ваш характер? Разучить новый балет?
— Технически – несколько дней, а практически – так, чтобы роль вошла в души, стала частью меня – около полугода репетиций. Мы немало спорили с Маттеини, многому он придал другую окраску, иначе расставил акценты. Партия Фауста стала выглядеть иначе. Премьера обновленного балета прошла в Риме в апреле. Именно в своем римском варианте inFaust будет показан в Тель-Авиве в первых числах июня.

— Чрезвычайно! Балет длится час и 20 минут, я на сцене – час пятнадцать. Это огромная нагрузка. Партия Фауста сложна и глубока. С одной стороны она требует физического напряжения. С другой – драматического мастерства. Я бы даже назвал этот балет спектаклем – для его исполнения необходима актерская игра, эмоциональное взаимодействие с другими танцорами труппы, профессионализм которых полностью соответствует названию imPerfect. Эта работа по мотивам поэмы Гете предлагает зрителям путешествие в темные переулки человеческой души. Фауст в последние дни своей жизни – постаревший, уставший — оглядывается назад, на свое прошлое, на любовные связи, приключения, на отношения с Вагнером и Маргаритой. Маттеини превратил Мефистофеля в двойное существо — мужчину и женщину, ввел в балет Сатану – как олицетворение зла, плетущего паутину судьбы. В inFaust есть борьба, страсть, тоска, любовь, угасание, путешествие в поисках судьбы…
— Ваша партнерша в этом балете – жена Вальтера Маттеини, бельгийская балерина Ина Брёйек.
— И это мне очень помогло, так как Брёйек принимала участие в работе над хореографией inFaust, так что я оказался в буквальном смысле в надежных руках. Сейчас мы вновь проводим интенсивные репетиции в Пизе и уже оттуда в июне я вместе с труппой прилечу в Тель-Авив. После тель-авивских гастролей у нас уже есть приглашения в США и в Европу.

Ido Tadmor INFAUST Barbara Cerri © photographer

— Вы взяли на себе немалую ответственность, убедив организаторов гастролей вновь пригласить imPerfect в Израиль.
— Это было довольно просто – после визита imPerfect в Израиль 4 года назад остались только позитивные впечатления. А тот факт, что труппа пригласила исполнить главную роль израильского танцовщика, только прибавило интереса.

— Не только израильского танцовщика, но и израильского художника. Ведь в этом балете на сцене присутствует художник, создающий в realtime рисованную хронику событий, превращающуюся в часть сценического оформления. В Италии этим художником был Паоло Черви Кервицер, неожиданно заболевший, и потому в Тель-Авиве его заменит израильский художник Базука Джо.

— Именно так, и сразу скажу – это совсем не тот Базука Джо, что на жевательной резинке, как многие почему-то представляют!

— Тем не менее, имя Базуки Джо в основном ассоциируется с комиксами… Сложно представить его иллюстратором поэтической трагедии, философской драмой для чтения, как определял свою поэму сам Гёте.

— Немногие знакомы со всеми сторонами дарования Базуки Джо. К тому же он не создает на сцене иллюстрации к академическому изданию поэмы, а делает красочные эмоциональные зарисовки образов и характеров балета. Базука Джо – драматический, глубокий и сильный художник, чрезвычайно экспансивный. Он прославился в области поп-арта,  сочетает экспрессию поп-арта и яркость образов, прекрасно владея цветом. В какой-момент мой Фауст начинает походить на его рисунки. Базука Джо прекрасно владеет цветом, а цвет, равно как и свет — важные составляющие хореографии этой постановки.

— Недавно в Тель-Авивской Опере звучал «Фауст» Шарля Гуно. Опера, как и сама трагедия – непроста для восприятия. Сама поэма прихотлива по своим ритмам и мелодике. (Гёте работал над замыслом о Фаусте на протяжении 60 лет своей жизни. Первая часть была закончена в 1806 году, опубликована через два года и несколько раз пересматривалась Гёте при переизданиях.  Над второй частью Гёте трудился в преклонные годы; она увидела свет уже после его смерти, в 1832 году. В 1886 году был обнаружен текст «Прафауста» (Urfaust), сочинённого Гёте в молодости, в 1772—1775 гг.). Балетное воспроизведение «Фауста» должно быть более легким, праздничным, простым? Балет – это все еще развлечение или..?

— Сегодня балет уже не развлечение, а полноценный сценический вид драматического искусства и движения. При этом я не согласен с тем, что балет в последнее время обращается к более элитарной публике. Все-таки балет более широкое искусство. Кстати, Маттеини не использовал музыку Гуно, а создал разностилевой коллаж из произведений Арво Пярта, Филиппа Гласса, Макса Рихтера, Эцио Боссо, Джузеппе Верди.

Сам же либретто – это не буквальное прочтение «Фауста», а балетный рассказ об образе Фауста в новом мире, рассказ о выборе между прошлым и будущем, о продаже души — это может произойти в любое время с каждым из нас. Это эмоциональнейший балет, прибавьте к этому еще и профессионализм труппы imPerfect и харизму Базуки Джо. Этот спектакль – не тяжелая драма, но и не легкое развлечение. Это будет очень любопытный балетный вечер и что важно – сильно отличающийся от того, что привычно израильским любителям балета.

Ido Tadmor and Daniel Flores Pardo. INFAUST. Barbara Cerri © photographer

— Готова ли израильская публика к таким неожиданностям?
— Да – благодаря тому, что происходит в сфере современного балета в Израиле, спектаклям в Центре Сузан Далаль и в Тель-Авивской Опере, где выступают интереснейшие группы. Я вижу, как изменились предпочтения зрителей за последнее десятилетие, и насколько стали популярны балеты в синтезе с другими искусствами – с живописью, с видео, дизайном, модой. Все вместе, как и в inFaust — безусловное сценическое переживание, эмоции и долгие размышления и после спектаклей.

— В последнее время вы сочетаете творческую работу и организационную.

— И делаю это с большим удовольствием. Новые связи позволяют затевать новые проекты, дают дополнительные источники вдохновения. Недавно я получил звание профессора в калифорнийском Chapman University, читаю лекции во многих университетах. Сегодня человек искусства не замыкается в раковине – он в состоянии разнообразить творческую жизнь и это всем нам идет на пользу. Каждая поездка, каждая новая встреча дает так много – так что не стоит отказываться ни от одной из сторон деятельности.

Ido Tadmor and Daniel Flores Pardo INFAUST Barbara Cerri © photographer 

INFAUST. Тель-Авивская опера имени Шломо Лахата

Продолжительность — 75 мин
Концепция и хореография: Вальтер Маттеини — Ина Брёйек
Костюмы и сценография: Ина Брёйек
Художник по свету: Бруно Чиулли
Музыка: Арво Пярт, Филип Гласс, Макс Рихтер, Эцио Боссо, Джузеппе Верди

Тель-Авив.
Четверг, 1 июня 2017 года, 20:00
Пятница,2 июня 2017 года, 13:00
Суббота, 3 июня 2017 года, 20:00
Заказ билетов в кассе «Браво» — http://bestbravo.co.il/announce/55500

Или на сайте Тель-Авивской Оперы http://www.israel-opera.co.il/?CategoryID=955&ArticleID=4241
Линк на видео: https://www.youtube.com/watch?v=kHL_b5Zp3cA

Интервью взяла Маша Хинич. Фотографии (© Barbara Cerri) предоставлены Идо Тадмором из его личного архива. 

Источник публикации – http://www.israelculture.info/

 




comments