facebook
Поиск
Суббота 14 Декабря 2019
  • :
  • :

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ: ТАТЬЯНА ЛЮТАЕВА И ЕЛЕНА ЯКОВЛЕВА

Автор:
ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ: ТАТЬЯНА ЛЮТАЕВА И ЕЛЕНА ЯКОВЛЕВА

Народная артистка России Елена Яковлева и Заслуженная артистка России Татьяна Лютаева в прекрасном расположении духа прибыли в Израиль вместе с творческой группой спектакля «Вражда». Карьерные пути артисток и до этого пересекались, но теперь они на одной сцене представят израильским театралам результат своей новейшей совместной работы – спектакль «Вражда». В сюжете постановки с разных сторон раскрывается соперничество двух мегазвезд, объединенных единой целью – сыграть свою лучшую роль. Гастроли начинаются сегодня, и актрисы полностью готовы впечатлить искушенную израильскую публику – с 16 по 22 сентября спектакли пройдут в крупных городах Израиля. Звезды настолько вжились в образы своих героинь, что даже в процессе эксклюзивного интервью постоянно подтрунивают друг над другом.

– Татьяна, Елена, с прибытием! Вы же не первый раз в Израиле. Расскажите пожалуйста, какой он, Израиль, вашими глазами?

Е.Я.: – Здравствуйте, спасибо. Я начну. Я очень много раз была в Израиле. И благодаря театру «Современник», и благодаря «Арт-Партнеру XXI». В этот раз у нас абсолютно новый проект – единственный, эксклюзивный – спектакль «Вражда». Если его так же, как и все предыдущие спектакли – «Пять вечеров», «Пигмалион», «Вишневый сад», «Бумажный брак» – зрители примут, а я больше чем уверена в этом, то мы будем с Таней счастливы! Со всеми предыдущими спектаклями я приезжала к вам раза по три-четыре, значит с «Враждой» я сюда приеду семь раз, это минимум.

– У вас такой веселый тандем получился.

Е.Я.: – Нет, вообще далеко не веселый.

Т.Л.: – Он, во-первых, и веселый, но в жизни все вы знаете, как бывает.

Е.Я.: – Мы недолюбливаем друг друга. Абсолютно.

– То есть спектакль проводит красную нить между вашими отношениями?

Т.Л.:- Ну, мы просто вынуждены работать вместе.

Е.Я.: – А так мы вообще ненавидим друг друга.

Т.Л.:- Нет, ну не надо про ненавидим. Мы же договорились про это слово. Я буду называть это недолюбливаем друг друга.

Е.Я.: – А я тебя ненавижу.

Т.Л.: – Слушай, ну у нас в контракте написано «недолюбливаем».

Е.Я.: – Я в своем договоре подписала пункт, что я могу тебя ненавидеть. Об этом и продюсер знает, и режиссер.

Т.Л.: – Про себя. Держи себя в руках.

Е.Я.: – Все в курсе. Это, кстати, тоже сценка из нашего спектакля.

Т.Л.: – Мы сейчас ее разыграли очень органично. Даже, может быть, завтра что-то мы используем.

– Татьяна, в предгастрольном большом интервью Вы сказали, что когда играете большое количество спектаклей подряд, выносятся какие-то эксперименты в плане игры. То есть каждый спектакль может немного отличаться от предыдущего?

Е.Я.: – Извини, Таня, что я за тебя отвечаю, потому что ты немножко тугоумная.

Т.Л.: – Нет, тугоухая. Тугоумных людей вообще не бывает. Либо я первая.

Е.Я.: – Она первая у меня тугоумная, поэтому я вам сейчас расскажу. Ни один наш спектакль не похож один на другой. То есть каждый. Мы имеем полное право сказать, что индивидуален, уникален, для нас, в первую очередь, как для артистов.

Т.Л.: – Знаете, будет интересно нам, будет интересно и зрителю. Уже появляются зрители, которые ходят на все наши спектакли.

– То есть они ходят подряд на все спектакли?

Т.Л.: – Да.

Е.Я.: – Нет, они ездят по гастролям.

Т.Л.: – Допустим, в Питер приехали два-три раза, а зрители ходят по три раза.

Е.Я.: – Конечно, они уже не мальчики и не девочки. Но они все равно каждый раз удивляются, что каждый раз это по-новому. И для нас с Татьяной это самое главное счастье, потому что мы творим, живем в этом.

Т.Л.: – Летаем, как говорит наш режиссер Панков.

– Скажите, пожалуйста, этот спектакль можно все-таки назвать подходящим больше для женской аудитории? Или он в принципе для мужчин и женщин?

Е.Я.: – Это к Тане.

Т.Л.: – Этот спектакль… Значит, мне уже несколько мужчин, которых я приглашала, которые приходили со своим женами, говорили, что-то вроде «Ой, ну, ладно, отсидим, типа, эту историю». Но в процессе они тут же заводятся. Говорят: «Мы на второй-третьей минуте понимаем, что это мы пришли на этот спектакль». Это их тема.

Е.Я.: – То есть, они, благодаря нашему спектаклю узнают очень много о женской натуре.

Т.Л.: – Ну, и о себе. Наверное, что-то и о себе.

– Елена, Вы как-то ы говорили о том, что в последнее время мало пишут для взрослых артистов красивые, хорошие роли.

Е.Я.: – Вы знаете, я свои слова беру обратно, потому что на протяжении последних полугода я получила уже несколько сценариев для актрис моего возраста и несколько пьес. Но, к сожалению, надо над этим еще работать. То есть, получается, что с возрастом ты хочешь еще большего. Еще более совершенного. Пока я еще такого совершенства не нашла.

Т.Л.: – А у меня другое мнение немножко. Вот, если бы писали очень крутые роли для возрастных, это было бы… Они умеют там, за кордоном – Мэрил Стрип, например, ей есть что играть.

Е.Я.: – И «Примадонну» ей придумывают, и еще что-то…

Т.Л.: – Все, что угодно! Вот, например, где они с Джулией Робертс играют.

Е.Я.: – «Осень»?

Т.Л.: – Нет, не «Осень», «Август».

Е.Я.: – Ну, в общем, это по пьесе известной.

Т.Л.: – Да-да. И она везде в теме! Даже в мюзикле The Prom («Выпускной») играет – когда пишут, будто подстраиваются под человека и ему интересно играть, тогда это совсем другое дело. Когда есть режиссер, когда есть условия, и не про деньги речь, речь про интерес. Когда тебя заинтересовывают. А если тебя заинтересовали, ты, конечно, в «шоколаде». В этом и есть наша профессия.

– Пьеса «Вражда» ведь тоже писалась под вас? Это те самые, интересные роли?

Т.Л.: – Крутой спектакль. Это прямо крутой спектакль! Для меня. Каждый раз я выхожу, и мне кажется, что сначала, когда за кулисами: «Сейчас около двух часов труда непосильного». И вот команда на выход… и я уже на поклоне! И два часа пролетели как миг – уже не помню ничего. Это какая-то интересная штука очень.

– Елена, у вас такие же ощущения или нет?

Е.Я.: – У нас просто с самого начала происходит какое-то единение с залом. Если оно происходит, значит все, спектакль плывет. Если не происходит, то минуты две нам с Таней нужно будет каким-то образом бороться с этим залом, который нас допустит к себе. Но это все равно, эти две минуты борьбы, которые ничего не значат, после того, что мы получаем аплодисменты, крики «Браво!» и огромное количество цветов.

Т.Л.: – И потом, там нет вранья, вообще, ноль вранья.

– Все правда?

Е.Я.: – Да. Ну, нет, не именно про нас, все правда про жизнь актрис, но нам не надо через себя переходить.

Т.Л.: – Мы не врем.

– Спасибо большое, отличных гастролей!

фото: Макс Черноглаз




comments