facebook
Поиск
Пятница 24 Ноября 2017
  • :
  • :

Интервью с Георгием Параджановым

Интервью с Георгием Параджановым

Фестиваль «Неделя российского кино в Израиле» представляет ленту Георгия Параджанова «Все ушли».  Известный российский документалист, участник Каннского и Венецианского кинофестивалей, снял первый художественный фильм, жанр которого определяет как «магический реализм» 

 – Георгий, как вы отнеслись к тому, что ваш дебют в игровом кинематографе  представлен на фестивале «Неделя российского кино в Израиле»?

– Ощущения самые приятные.  Если я смогу лично представить свой фильм в Израиле,  буду очень рад – для режиссера возможность увидеть живую реакцию зрителя невероятно важна.

– Вы очень успешно занимались документальным кино и вдруг решили снять художественный фильм…

– По образованию я не документалист, окончил ВГИК у режиссера Владимира Наумова, который, как известно, один из крупнейших мастеров художественного кино. Но так получилось, что я снимал документалистику. Правда, мои фильмы не совсем документальные, потому что я придумал свой метод в этом жанре. В моих лентах нет интервью – спросил-ответил,   это особое кино. Насколько удачно у меня получилось, судить зрителю и критикам.  Я делаю так, как понимаю, как люблю.

Букса
Призы Георгия Параджанова за документальные фильмы:
2000 — за фильм «Я — Чайка!»:
мировая премьера состоялась на 57-м Венецианском кинофестивале; фильм вошел в состав 20-ти лучших документальных картин Европы 2000 г.
приз «Золотая медаль братьев Люмьер» за возвращение кинообраза,
приз Министерства культуры РФ.
2004 — за фильм «Я умер в детстве»:
мировая премьера состоялась на 57-м Каннском кинофестивале
приз кинофестиваля «Золотой абрикос»
приз «Сталкер» международного правозащитного кинофестиваля «Сталкер» За лучший неигровой фильм,
номинация на премию «Золотой Орел»  – за лучший неигровой фильм,
призы кинофестивалей в Японии и Египте.
2005 — «Да будут дни наши длинными»
фильм участвовал в конкурсе 62-го Венецианского кинофестиваля.

– У меня были великие учителя – дядя Сергей Иосифович  Параджанов и мой близкий друг, обожаемый Тонино Гуэрра, с которым я дружил 35 лет. Я лично общался с Федерико Феллини и Микеланджело Антониони. Это случилось во время моей стажировки в Италии в 1992 году. Свой первый приз я получил на фестивале в Риме, и меня наградили стажировкой. Это был один из лучших периодов в моей жизни. Я у многих учился и кино, и жизни, я стараюсь черпать отовсюду. Режиссер – это пчелка, которая во всех цветах находит нектар, из которого потом получается мед.

Но самое великое – это мой город, Тбилиси, люди, многих из которых уже нет.  Этому городу я посвятил фильм «Все ушли», который будет представлен на фестивале.  Это благодарственная ода моему Тбилиси, который меня вырастил и воспитал.   Мне было важно сделать эту картину,  потому что приз за сценарий много-много лет назад мне вручил Алексей Юрьевич Герман, недавно ушедший от нас. Это было на сценарном конкурсе «Зеркало» имени Андрея Тарковского. Когда Герман вручал мне приз, в глазах у него стояли слезы. Для меня это была высшая награда.

– Почему сценарий фильма «Все ушли» не был поставлен  долгих 17 лет?

– Мне трудно ответить на этот вопрос.  Я был занят другими фильмами, делал что-то иное… Но во всяком случае, он дождался своего часа. Я снял «Все ушли», когда мне было неполных 50 лет, наверное, пришло время.  Нельзя снимать «Амаркорд» в 20 лет…  Вспоминать о прошлом можно, только отойдя от него на значительное расстояние.

– Когда вы через 20 лет приехали из Москвы, где сейчас живете, в Тбилиси снимать фильм, это был тот город, с которым вас связывают воспоминания детства?

Когда я приехал в Тбилиси,  то был немного шокирован. А если быть точным, совсем не немного.   Это совершенно другой город, абсолютно европейский, безумно красивый, но не тот, который был мне нужен для фильма. Тбилиси перестраивается, становится молодым, современным. И я испугался, что не смогу здесь снимать. Я попросил свою съемочную группу, которая приехала со мной: «Оставьте меня одного на две недели».  Мне нужно было самому походить по городу, чтобы понять, смогу ли я сделать свой фильм таким, каким я его уже видел.  Я взял с собой локейшн-менеджера, и мы поехали по тем местам, где я хотел снимать.  Слава Б-гу, я нашел такие места! Благодаря воссозданной атмосфере картина удалась. Я получил за нее много призов…

Букса
2012 — 2013 — призы за фильм «Все ушли»:
Главный приз XX Фестиваля российского кино «Окно в Европу» — за гуманизм и верность традициям.
Фестиваль «Амурская осень», Благовещенск: приз за Лучшую режиссёрскую работу.
16 кинофестиваль «Темные ночи» — PÖFF, Таллинн: Главный приз Tridents Herring .
ХХ фестиваль русского кино в Онфлёре: Приз Нижней Нормандии .
Премия кинокритики и кинопрессы «Белый слон» за лучший фильм-дебют.
XIII Тбилисский международный кинофестиваль: приз за лучшую режиссуру Серебряный Прометей.
XI Международный фестиваль кинематографических дебютов «Дух огня»,  приз «Цветок таежной надежды».
Номинация на премию «Ника» за Лучший фильм стран СНГ и Балтии.
VI Чебоксарский Международный кинофестиваль — Гран-при кинофестиваля в номинации Лучший игровой фильм.
V Международный кинофестиваль имени Валентины Леонтьевой в Ульяновске — приз в номинации Лучший полнометражный фильм.

interv'u s Georgiem Paradjanovim - Vse ushli

– Главный герой фильма – это вы?

– Главный герой – это и мой Тбилиси, каким я его помню, и самые разные люди, их жизни. Если коротко, это притча, воспоминания о юных годах немолодого человека, навестившего заброшенный родной дом. Отдельным героем стала кинокамера, которая создает неуловимый образ-воспоминание: мы старались снимать так, чтобы ощущались  запахи, звуки, цвета. Иногда трудно понять, реальные или воображаемые события происходят на экране, случились они на самом деле или в фантазиях.  В этом огромная заслуга оператора Сергея Мачильского, без которого картина просто бы не получилась. И вообще, без всех, кто работал со мной, фильма бы не было.

 – Сейчас, по общему мнению, в кино наступило время блокбастеров.  Почему автобиографическая, ностальгическая, камерная картина вызвала такой отклик, такое признание на фестивалях и у публики?

– Я думаю, что зритель не глупее, чем режиссер.  Хотя я не ставлю себе задачу понравиться  – дескать, посмотрите,  какой я хороший, замечательный, талантливый… Нет, я не хочу нравиться, и это мое кредо.  Но ко мне подходили люди всех поколений, совсем юные и очень пожилые, которые говорили: «Как хорошо, что вы нас вернули в то замечательное чистое время!» Для меня это самая высшая оценка. Я вложил в эту картину все.

– По вашему мнению, израильский зритель оценит неповторимость  старого Тбилиси, воссозданного через много лет?

– Я думаю, что да.  Во-первых, это древняя земля, такая же, как Грузия. Во-вторых, в Израиле живет много выходцев из бывшего Советского Союза, из Грузии, из Тбилиси…

– Для тех, кто жил в Тбилиси, «Все ушли»,  несомненно, станет подарком. Но, несмотря на то, что фильм снабжен титрами на иврите, поймут ли его коренные израильтяне?

– Мне хочется надеяться,  что каждый из зрителей найдет что-то свое. Наша картина безумно теплая, в ней много юмора, который, как мне кажется, будет понятен евреям, людям остроумным.  Говорю это не в порядке комплимента, моим учителем в  Тбилисском театральном институте, где я учился до ВГИКа, был Абрам Исаакович Рубин, ученик Мейерхольда.  Каким замечательным  человеком он был, с каким потрясающим чувством юмора!  В те годы, когда я жил в Тбилиси, там соседствовали друг с другом шестьдесят семь национальностей. Конечно, каждый  режиссер  ждет,  что его картина понравится, что зритель будет смотреть ее с удовольствием. Когда режиссер говорит, что он снимает фильм не для публики, это ерунда. Хотя я понимаю, что всем нравиться не может.  Но я старался быть честным и откровенным, старался сохранить атмосферу и говорить правду.

– Раз мы заговорили о правде, скажите честно, трудно  ли режиссеру быть племянником Сергея Параджанова и носить с ним одну фамилию?

Как вам сказать… Пусть меня называют племянником Параджанова, я не возражаю. Прежде всего, в этом нет ничего плохого, правда?  И мне кажется, что я ни разу не ударил лицом в грязь, не опозорил фамилию.  Я стараюсь держать род, так я это понимаю.  Я должен это делать.

– После окончания съемок и выхода в прокат фильма  «Все ушли» вы почувствовали, что отдали какой-то долг?

– Когда я начинаю снимать кино, в меня словно кто-то вселяется.  Можете назвать это божественной силой, но я чувствую и мыслю совершенно по-иному.  Да,  когда фильм был закончен, с меня свалился огромный груз. Мой фильм «Я умер в детстве» посвящен Сергею Иосифовичу Параджанову.  Второй – «Да будут дни наши длинными», короткометражный, 20-минутный, повествует о старом тбилисском кладбище. И вот я снял «Все ушли», фильм о моем детстве, о нашей общей жизни, о времени и городе, которые живут сегодня только в памяти и приходят во снах.  Получился своеобразный триптих о Тбилиси, где завершающей частью стала картина «Все ушли».  Хотя неизвестно, завершающей ли. Может быть, мой город снова позовет меня.

– Ваш следующий фильм посвящен Леониду Енгибарову…

– Да, я снимаю новеллу по мотивам книги Леонида Георгиевича Енгибарова, великого клоуна ХХ века.  Он очень дружил с моим дядей и снимался у него в эпизоде фильма «Тени забытых предков», блистательно сыграл юродивого.  Я хочу, чтобы мой фильм был достоин человека, о котором рассказываю. Сейчас я снимаю полнометражную картину о нем, артисте высочайшего уровня, гении, которого можно сравнить  с Чарли Чаплиным. Вообще, я всегда задаю себе высокую планку и стараюсь ее достичь. 

Фильм Георгия Параджанова «Все ушли, будет показан в рамах фестиваля «Неделя российского кино в Израиле» 13ноября.
Заказ билетов: http://bravo.glamur.co.il/announce/18274

 Поход в кинотеатр – тоже праздник!

gesher 24.10. Nedelya rossiiskogo kino




comments