facebook
Поиск
Суббота 08 Августа 2020
  • :
  • :

Борис Гитерман: о необходимости развития культуры в Ашдоде, о моде и новом фэшн-проекте «Лестница на подиум»

Борис Гитерман: о необходимости развития культуры в Ашдоде, о моде и новом фэшн-проекте «Лестница на подиум»

Наш информационно-развлекательный портал glamur.co.il всегда начеку самых интересных и модных событий. И, конечно, когда наши проекты оцениваются как перспективные на муниципальном уровне, нам хочется поделиться этим. Благодаря поддержке заместителя мэра Ашдода Бориса Гитермана, возглавляющего Кампанию по культуре, при которой более 10 лет назад был создан отдел русскоязычных проектов, единственный в своем роде во всем Израиле, этой зимой в городе Ашдод стартует премьера нового фэшн-проекта “Лестница на подиум” (следите за нашими новостями!).

Как новый проект оказался в списке культурных мероприятий Ашдода и почему в этом городе у русскоязычной публики такая насыщенная светская жизнь – из первых уст!

– Борис, здравствуйте! Мы хоть и гламурный журнал, но при этом следим за общественной жизнью, давайте поговорим одновременно и о моде, и о политике?!

– Здравствуйте! Давайте, немного непривычно, но даже оригинально! 

Расскажите, пожалуйста, почему для Вас лично так важно поддерживать именно русскоязычные культурные проекты в Ашдоде?

Развитие и поддержание русскоязычной культуры в целом, не только в городе Ашдод, для меня – в особом приоритете, ведь меня выбрали на пост именно русскоязычные жители города, которым хочется жить полноценной, светской и насыщенной культурными событиями жизнью.

Чтобы было понятнее – поясню: город Ашдод в процентном соотношении разделен на три части населения– «харедим» (религиозные, 17 % населения), русскоязычные евреи (35 % населения) и восточные евреи (ивритоговорящие, 48 % населения). В муниципалитете города есть представители всех трех представленных групп, а так как меня избирают русскоязычные, то я больше внимания уделяю именно культуре выходцев из бывших стран СНГ. Естественно, что как заместитель мэра я работаю для всех жителей города и всегда защищаю интересы всех групп горожан, но больше всего мне нравится работать над развитием культуры русскоязычного общества: все это знают, все это понимают и это легитимно.

У нас, русскоязычных, в сравнении с остальным населением города, да и страны в целом, действительно отличающаяся ментальность и другие интересы, у нас невероятно богатая многонациональная культура и история, у нас «великий, могучий, правдивый и свободный русский язык», как сказал Иван Тургенев, у нас литература и музыка – важно дать возможность как репатриантам помнить и хранить это, так и помочь передать новым поколениям, заинтересовать их.

Мы знаем, что как заместитель мэра Вы на посту уже около 10 лет и действительно много для города сделали. Как Вы вообще пришли к тому, чтобы заняться такой сложной и ответственной деятельностью?

Дело в том, я уже 20 лет живу в Ашдоде, а часть моей семьи приехала сюда еще в 70-х (родители и сестра). Меня всегда волновало состояние социальной инфраструктуры города и его культурное развитие. Я видел, что строятся красивые улицы, новые дома, но нет в этом души. Именно поэтому я пошел в мэрию, а не на пенсию, как собирался, чтобы принять непосредственное участие в жизни города.

За 10 лет моей работы в качестве заместителя мэра, мы с моей командой сумели и больницу построить, и социокультурную составляющую вывести на новый уровень. Кто-то может говорить, что больницу построили другие люди, но приходите – я легко докажу всем, что это не так: вместо больницы долгое время стояло недостроенное здание, в котором ортодоксальная амута хотела организовать частный медицинский центр. Я доказал собственным расследованием, что народу рассказывают сказки: нашел все материалы, поднял все документы и доказал это, как и многие другие моменты, которые тоже дальше слов не двигались и не развивались. А народ же ждал!

С тех пор кроме больницы уже построен Дворец культуры, парк, две хорошие гостиницы, которых не было в городе, ведется реконструкция пляжей по новому дизайнерскому проекту, который соединит между собой пляжи Ашдода единой линией променада и еще множество других социальных проектов.

– Ашдод превратился в серьезную площадку, где проводится масса культурных мероприятий для русскоязычного населения не только города, но и в целом страны: чего стоят фестивали вроде джазового или музыкального «Звуки моря» с участием популярных певцов России, танцевально-спортивных конкурсов… То есть это все делается, чтобы создать для русскоязычного населения ощущение культурного комфорта как в странах исхода?

Именно так. И это замечательно, что люди приезжают, значит, им нравится, это важно! Когда мои родители переехали в Ашдод в начале 70-х, это был «никакой» город: нечем заняться, всего 7 районов, район «Хэт» был последним, жители – в основном выходцы из Марокко и Грузии. А потом пошла волна репатриантов из стран бывшего СНГ: людей пожилого возраста, пенсионеров, которым нужно было создать условия для встреч и общения и сохранить землячество, прибыла красивая и энергичная молодежь, которым хотелось развлечений и отдыха после трудового дня, молодые семьи с маленькими детьми… И когда я стал зам.мэра, мне сразу захотелось восполнить эти пробелы в культурной жизни города.

Постепенно выяснилось, как много талантливых людей среди русскоязычных репатриантов – музыкантов, певцов, артистов – и нужно им тоже помогать, давать им сцену, давать им публику. Писателей, журналистов о, которые интересно пишут – все эти годы я помогаю издавать книги, выходить журналам «Русское эхо», «Паруса».

 

Именно из заботы о качественном досуге русскоязычных репатриантов родилось так много интереснейших проектов, которые захватили публику уже не только Ашдода, но и других городов! И это важно, чтобы зрителю нравилось.

Городской отдел культуры Ашдода проводит фестиваль «Медитерна» – это тоже хороший фестиваль, но русскоязычные жители города на него меньше приходят, поэтому мы создали свои. Некоторые проекты давались нам очень нелегко. Изначально восточные евреи не понимали, что такое джаз и кому вообще нужен джазовый фестиваль, зато сейчас все жители города с удовольствием посещают его. Восточные евреи не знали, что такое бальные танцы, они не понимали, зачем нужна школа цирка, которую мы создали, они считали, что это будет провал, но потом увидели, как людям нравится, как они массово приходят и смотреть, и отдавать детей в эти школы.

Когда в городском отделе культуры поняли, что это важно людям, то они захотели забрать все под свое влияние, но я свои проекты не отдаю: «Звуки моря» идут уже 15 лет, фестиваль джаза – 10, фестиваль цирка – 4-й год подряд.

– Ваш отдел так же много внимания уделяет досугу детей и школьников, молодежи?

– И не только. Сейчас в каждом матнасе работают русскоязычные представители – координаторы русскоязычных проектов, которые следят за тем, что интересно каждому району города и проводит там специализированные мероприятия. Работают кружки и секции для русскоязычных детей, при этом есть отдельные русскоязычные проекты по интересам.

Например, в матнасе “Вав” Нона Гутер, заслуженный педагог филармонии г. Краснодара, ведет литературно-музыкальные лекции, на которые каждую неделю собираются около 200 человек! Открыты три женских клуба, проводятся лекции для людей постарше, им нравится приходить туда –попить чай-кофе, что-то обсудить, узнать что-то интересное.

Организация и поддержка всего этого требует бюджета, поэтому за годы он у нас так вырос, что мы можем продолжать обеспечивать досуг горожанам русскоязычной части населения. И сегодня очень важно не погубить все наши проекты – этот уже серьезный результат мне очень хочется сохранить.

– Почему эти проекты могут погибнуть?

– Если на мой пост попадет нерусскоязычный человек, которому не интересно развивать культуру, не интересно сохранять русскоязычные проекты, то это все канет в лету.

Я считаю, что надо поддерживать культуру выходцев из всех стран и интегрироваться в новое общество, но важно сохранить и свою историю, свою культуру, развивать свои таланты. Сейчас в Ашдоде проходит 27 фестивалей ежегодно, из которых 7-8 русскоязычных – в каком городе Израиля еще такое есть?

Мы поддерживаем разного уровня проекты – и крупные, и не очень, – но они все востребованы. И далеко не все понимают, что любой проект, который у нас в Ашдоде проходит для русскоязычной публики, прежде, чем он состоится, необходимо пролоббировать в муниципалитете. А это совсем не просто с восточными евреями, чей менталитет отличается от нашего с вами, их это не интересует, и особенно с “харедим”, которые вообще против всего этого. Пробить каждый проект – стоит определенного труда и убеждений.

Это только в последнее время у нас в муниципалитете стало больше понимающих и поддерживающих руководителей, которые согласны с тем, чтобы русскоязычные люди помнили свою культуру и развивали ее – для этого 15 лет назад я и создал единственный в стране отдел русскоязычных проектов при городском муниципалитете, у которого есть свой бюджет! В первый год он составлял всего 100 000 шекелей, которые выделялись городом и это уже было большое счастье: мы организовали и поездки по стране, и досуг пенсионерам, и уже были счастливы, а потом посмотрели на нашу деятельность и поняли, что это очень мало – нам выделили уже 400 000 шекелей на следующий год, сейчас наш бюджет уже многомилионный!

Кроме того, наши субсидированные отделом культурные проекты настолько востребованы, что народ приходит и на коммерческие (стоимость билетов на которые весьма невысока), эти средства идут в наш же бюджет на отдельный счет на развитие и поддержку наших же городских мероприятий. На общую городскую культурную программу из бюджета страны тоже выделяются средства, там своя бюджетная статья и немалая. Но именно благодаря весомому бюджету социокультурная сфера Ашдода развивается такими высокими темпами.

– То есть Вы ратуете за развитие Ашдода в ключе светского современного города, подобного Тель-Авиву, только в южной части страны? Почему Вам хочется здесь создать такой насыщенный культурой центр? Чтобы молодежь не покидала город?

Ну, смотрите, чтобы молодежь не покидала город, нужно кроме культурного развития предложить ей и другие сферы – обучения, трудоустройства и прочее. А насчет культурного центра – да, почему бы Ашдоду не занять свое место среди туристических и культурных городов Израиля?

Во-первых, наш город единственный из тех, что находится на побережье Средиземного моря, в котором не развит туризм на должном уровне. А что значит туризм? Ашдод – большой портовый город, сюда прибывают круизные лайнеры, люди сходят с трапа корабля… рассаживаются в автобусы и уезжают в Тель-Авив, Иерусалим и Нетанию! Но почему бы не остаются в Ашдоде? У нас же отличные пляжи, прекрасный климат и все условия, не хуже, чем в Нетании! Просто у нас не развита туристическая инфраструктура.

Да, Ашдод относительно молодой город, ему всего 60 лет, здесь не строились отели, не было больницы, не было туристических мест и достопримечательностей. А сейчас у нас уже открыты две современные комфортабельные гостиницы и в проекте еще около 10-ти, построена спортивная набережная с велодорожками и тренажерными площадками, работает музей, сейчас строим большую набережную-променад, которая пройдет через всю морскую прибрежную часть и объединит пляжи, располагающиеся рядом.

Северная часть променада уже закончена – там установлены скамьи, подсвечены дорожки, запущен фонтан музыкальный – проект разработал итальянско-израильский архитектор. Сейчас ведутся работы над средней частью променада, и затем будет обустроена южная часть.

Мы хотим, чтобы туристы оставались у нас отдыхать! Важно создать много интересных туристических объектов, чтобы людям было интересно сюда приезжать, чтобы им нравилось у нас. Нужно открыть кинотеатр, нужны работающие по выходным магазины и рестораны, что ищет турист – развлечений, так надо ему их дать. У нас есть все предпосылки к тому, чтобы стать прекрасным туристическим городом Израиля.

– “Харедим”, конечно, не поддерживают эту инициативу?

– “Харедим” однозначно против. Но мы не трогаем их общинные территории, а они не лезут в светские районы. Хотя если и дальше так пойдет, что в муниципалитете  представителей “харедим” будет большинство, то все тяжелее и тяжелее будет развивать это направление.

– Расскажите немного о том, как вообще родилась идея о создании знаковых культурных мероприятий и как удалось их развить до такого высокого уровня?

Как-то мы шли по набережной с Майей Слуцкой (она была депутатом городского совета, а сейчас второй номер у нас в списке участников партии) и размышляли о том, что в каждом большом городе существует свое культовое место: в Париже это Монмартр, в Москве – Арбат, а у нас нет ничего подобного, так почему бы такое место не создать?

И на «Тайелет Ганди» 15 лет назад мы изначально провели первый фестиваль «Звуки моря», три месяца подряд проводили разные увеселительные мероприятия – клоуны, музыканты, маленькая сцена. Но восточный менталитет победил: постепенно палатки торговцев стали вытеснять художников и артистов, и русскоязычные художники оттуда ушли. Тогда мы решили, что идея самого фестиваля не должна пропасть таким же образом, поэтому за следующий год мы построили наш знаменитый амфитеатр, а пока он строился, провели фестиваль «Звуки моря» на том же месте, где у нас проходит «Парад невест». С тех пор «Звуки моря» неизменно проводятся в амфитеатре и из маленькой идеи о Монмартре возник узнаваемый бренд!

Ашдодский амфитеатр – единственная в Израиле площадка, где выступают действительно именитые звезды, а цены на билеты субсидированы муниципалитетом, так что посетить мероприятие может каждый, вне зависимости от уровня дохода – где еще можно послушать вживую Леонида Агутина, Ани Лорак, Сосо Павлиашвили, Александра Буйнова или Валерию за 30 – 90 шекелей вместо 500 за билет?

Так же и с фестивалем джаза дела обстоят: сейчас к нам приезжают лучшие музыканты мира – из Швеции, Германии, России – в одной статье кто-то даже отметил саму ситуацию, дескать, оцените, господа, мы не на Бродвее в Нью-Йорке,– и это удивительная атмосфера, когда ты переключаешься на музыку, которую исполняют виртуозы всего мира, создается в ашдодском амфитеатре. Кроме того, у нас много концертов, среди наших жителей- прекрасный музыкант Леонид Пташка, который ведет наш джазовый фестиваль, и пусть меня критикуют, но я считаю, что Пташка – достояние Ашдода, он не просто хороший музыкант, он еще и отличный продюсер, благодаря которому мы можем наблюдать на нашем джазовом фестивале именитых джазменов. Если бы не он, нам бы все стоило намного дороже, проведение фестиваля на таком уровне – это дорогое удовольствие!

На фестиваль цирка приезжают очень интересные и сильные циркачи – из бывших стран СНГ наиболее развито цирковое искусство в Украине и в России (Москва), а жюри приезжает из Англии, Канады, Франции, Монте-Карло – со всех стран мира! Принцесса Стефани королевства Монако, где проходит самый известный в мире фестиваль цирка, прислала даже своих официальных представителей к нам! И наши ребята тоже участвуют во всех этих фестивалях, мы признаны уже европейской ассоциацией цирка, то есть возможности для израильских циркачей развиваются!

Детский фестиваль – тоже масштабное мероприятие: в это раз на прослушивание в матнасе «Дюна» пришли 1500 детей, из которых отобрали лучших к участию в фестивале, то есть конкуренция была весьма высока! Проходят и другие музыкальные конкурсы вроде Viva Piano, и у нас также действуют две школы бального танца, все это мы субсидириуем, поддерживаем, проводим пару раз в год тематические мероприятия.

– Получается, что отдел культуры помогает в том числе и талантливым новым репатриантам реализоваться в новой среде?

– Конечно, участие в фестивалях, конкурсы, различные концерты – все это помогает и показать себя, и на других посмотреть. Мы всегда готовы рассмотреть предложенные новые проекты. Если этот проект удачный и перспективный, на наш взгляд, мы помогаем его провести – и если он хорошо стартует и затем еще пару раз проходит успешно, то скорее всего, он становится традиционным! Сейчас у нас из таких новых проектов – это “Парад невест”, я надеюсь, что он укрепится, и новый фэшн-проект “Лестница на подиум” – он должен понравиться ашдодским модницам и, вероятно, перейдет в разряд постоянных.

– Жители Ашдода настолько любят моду?

– Мода – неотъемлемая часть современного общества. Все хотят выглядеть красиво и стильно, особенно женщины. “Харедим”я в расчет здесь не беру, – у них своя “мода”: им важно чтобы плечи закрыты, колени закрыты и все было максимально невзрачно.

А ваш новый проект – дает возможность женщинам оказаться на подиуме, стать моделями, поменять привычную одежду на ту, которую подберут стилисты, и, кто знает, может быть именно этот момент повернет жизнь этой самой женщины или девушки к лучшему? Поможет ей обрести уверенность в себе. Или раскрыть в себе какие-то новые потенциалы, прикладные к индустрии моды, которая в Израиле, тоже активно развивается.

– Вы позволили осуществить проект “Лестница на подиум” в том числе, чтобы поддержать израильских молодых дизайнеров, и одновременно подогреть интерес молодежи к вашей культурной деятельности?

– Я не претендую на то, что я знаю и понимаю все на свете, но я много работал с людьми и продолжаю это делать, поэтому довольно часто различаю проекты, способные оказаться успешными. И если я вижу, что это интересно, то попробовать нам ничего не мешает.

Проект “Лестница на подиум” может стать красивым и зрелищным мероприятием, даже если с первого раза не все пройдет гладко. Я помню, как мы провели первый фестиваль “Звуки моря” и тогдашний мэр Цви Цилькер согласился, что все прошло красиво, и мы были невероятно воодушевлены, но он сказал, что не стоит судить по первому разу, вот когда в третий раз мероприятие пройдет так же красиво, тогда можно о чем-то делать выводы: понять, как реагирует зритель, что ему нравится, а что нет.

И я научился так же не судить по первому разу, надо, чтоб мероприятие состоялось хотя бы три раза, ведь если руководитель проекта и на третий, и на четвертый раз горит своим делом, то он не просто пришел отбить деньги из бюджета, он действительно хочет и может делать хороший продукт, который нравится людям и приносит им радость.

Кроме того, я считаю, что мода и культура неразрывно идут рука об руку друг с другом. И подарить городу современный модный и молодежный проект – я только рад.

– А Вы лично как к моде относитесь?

– Я слежу немного за тенденциями. Хотя я все-таки ограничен по долгу моей службы в разнообразности нарядов строгим стилем, но я очень люблю рубашки. Я сам их выбираю, предпочитаю бренды Ralph Lauren или, вот, на мне хорошо сидят рубашки Nautica – мне достаточно оглядеть ассортимент магазина и я сразу понимаю, что мне подойдет, я могу даже не примерять, сразу покупаю.

Очень люблю оранжевый, терракотовый цвета, но для работы это не подходит, для работы предпочитаю либо белый, либо темные синий, серый, полоску. Темно-коричневый цвет только не люблю. В отпуске могу расслабиться и позволить себе яркие шорты, пестрые рубашки, когда избиратели не видят, а так – придерживаюсь классического делового стиля. У меня много галстуков, около 200 рубашек – я предпочитаю каждый день надевать свежую рубашку, и туфли очень люблю классические.

Приятнее себя чувствуешь, когда на тебе не просто качественная одежда и обувь, но и красивая, чтобы было и удобно носить, и выглядеть солидно. Я очень люблю ходить в костюме и при галстуке – к сожалению, в нашем климате много в костюме не походишь, но когда я еду заграницу – я там себя очень комфортно чувствую при полном параде.

– Да и вообще, наверное, приятнее находиться в окружении опрятных и стильных людей?

– Мне, как мужчине, очень интересно наблюдать во что и как одеты женщины и девушки. Русскоязычные жительницы Ашдода умеют очень красиво одеваться, со вкусом. И я считаю, что у женщин должна быть такая возможность. Мои дочери больше меня уделяют внимания моде, конечно, но я им не мешаю – с чем-то я согласен, с чем-то нет, но тем не менее, у каждой из них свой вкус и стиль, и мне нравится, как они выглядят.

Я вспоминаю Ашдод прошлых лет и сравниваю его с нынешним – это небо и земля! В 70-е у местных жителей случился шок: приехали мужчины в строгих костюмах, женщины в платьях, шубах, блондинки, с макияжем… Это сейчас вы можете встретить марокканок- блондинок и в платьях, да, они стараются подражать «русским» – они увидели, что это красиво, что это всем нравится и приняли это, хотя поначалу им действительно было очень странно перенять такие нормы – я слышал и видел это лично. И меня радует, что восточные евреи подтягиваются по стилю и моде к русскоязычным выходцам из СНГ, они начинают наряжаться для выхода в свет, понимать, что это красивее, это лучше.

– То есть важно продолжать развивать культурное светское общество в Ашдоде?

Это необходимо. Мы ведь привезли свою культуру из стран бывшего СНГ с собой. Ее не спрячешь. Вот для примера, недавно заходил в поликлинику и мне бросилась в глаза женщина ожидающая своей очереди, которая читала книгу. Это мы оттуда привезли – ходить с книжкой в сумочке. Мы оттуда привезли желание слушать музыку в филармонии, или читать поэзию на литературных вечерах, посещать джазовые концерты, следить за модой, соблюдать этикет. И я считаю, что это очень важно – это воспитание духовное. Не важно, богат ты или нет, в ресторане ли ты поел или дома, проиграл ты на выборах или победил, сдал экзамен или нет, но если у тебя есть духовные ценности помимо материальных, ты всегда сможешь жить полноценной жизнью. И это важно не терять, это важно помнить и развивать, чтобы передавать следующим поколениям. И я рад, что мои дети тоже пронесут эти ценности через себя своим детям.

Наш мир все больше становится миром потребления, кто-то думает, что главное – стать богатым, жить красиво и покупать самое дорогое, но если у тебя нет духовных ценностей, сколько денег бы ты не заработал, а твой дух – нищ, пока ты не восполнишь этот пробел своего развития, ты никогда не сможешь чувствовать себя по-настоящему счастливым.

Израиль – уникальная страна в этом плане, она позволяет детям эмигрантов и напитаться новой культурной средой, и сохранить свою, а это – обогащает дух, расширяет кругозор, позволяет сохранять традиции и передавать их дальше. Без культурной составляющей нет смысла в жизни – именно культура помогает нам наслаждаться бытием.

Борис Гитерман на Facebook

БОРИС ГИТЕРМАН – репатриировался в 1974 году в Наарию, но уже через в три месяца переехал в Ришон ЛеЦион, где прожил 24 года, в 1998 году переехал в Ашдод, где живет и работает уже на протяжении 20 лет.

Как многие репатрианты тех лет прошел все тяготы репатриации, работал на нескольких не самых квалифицированных работах. Затем поступил на службу в армию, где и проработал вольнонаемным 28 лет – перевозил и обслуживал приборы для авиационной техники. Уже лет через 15 лет работы русскоязычные коллеги-репатрианты, которых было много в подразделении, предложили Борису выдвинуть свою кандидатуру в председатели рабочего комитета. Гитермана сразу поддержали и на посту предстедателя он проработал 10 лет подряд, за это время добился улучшений условий работы и повышения оплаты труда, и много-много всего, о чем коллеги вспоминают с благодарностью по сей день.

В 54 года, с чувством выполненного долга, Борис Гитерман намеревался выйти на пенсию, но, освободившись от профсоюзных дел, его стало задевать за живое происходящее в городе: замороженное строительство больницы, отсутствие досуга для разных слоев населения, особенно детей и пенсионеров. Борис решил, что его опыт можно направить в продуктивное русло и занялся муниципальной политикой, став вице-мэром города Ашдод. На посту вице-мэра Борис Гитерман уже 10 лет, при этом возглавляет Кампанию по культуре, при которой более 10 лет назад был создан отдел русскоязычных проектов, единственный в своем роде во всем Израиле. Возглавляет политическую партию “Община Ашдода”.

За время его нахождения на посту ашдодцы дождались открытия больницы, был построен Дворец культуры, парк отдыха, установка тренажеров и выделение велосипедных дорожек, две хорошие гостиницы, которых не было в городе, утверждены к строительству туристические, развлекательные и социальные проекты, а так же проводится около 8 крупных фестивалей международного уровня из 27 городских – непосредственно для русскоязычной публики, и множество других культурных мероприятий городского масштаба.

Беседовала Гюна Смыкалова

Фото: Гюна Смыкалова, архив “Общины Ашдода”




comments