facebook
Поиск
Воскресенье 20 Августа 2017
  • :
  • :

Максим, который хотел стать битлом

Максим, который хотел стать битлом

 

Римма Осипенко

 

В 80-е годы прошлого века не было в стране, которая называлась Советский Союз, человека, не знавшего группу «Секрет». Можно бесконечно спорить, кто в группе был главным, но самым красивым был Максим Леонидов. Он разбил тысячи сердец влюбленных фанаток, его «Ну, будь здорова… привет!» каждая относила на свой счет.

Прошло больше тридцати лет. Бит-квартет «Секрет» приезжает в Тель-Авив. Один концерт, 17 ноября, Ангар 11. И нет никакого сомнения, что в зале будут девчонки 80-х, им есть что вспомнить

 — Максим, вы не раз говорили, что «Секрет» был воплощением вашей детской мечты. А какая была эта мечта?

— Однозначная – я хотел стать битлом. Услышал Beatles и захотел стать битлом. И в некотором роде при помощи «Секрета» я им стал.

— В каком роде?

— У нас была такая же чудесная компания, мы были так же дружны, мы на своем уровне добились успеха внутри страны Советский Союз. Поймите меня правильно, я говорю не о творческих успехах, не сравниваю «Секрет» с гениальной группой «The Beatles». Но мы поиграли в эту игру и играли в нее с удовольствием.

— «Секрет» был безумно популярен. Это произошло постепенно, или в один день вы проснулись знаменитыми?

— Конечно, это произошло постепенно. Сначала мы стали известны в Северо-Западном регионе Союза – Петербург, Архангельск, Мурманск. Это были города, куда добивало Ленинградское телевидение, там у нас была своя развлекательная программа. А потом при помощи Центрального телевидения, передач «Утренняя почта», «Музыкальный ринг», где-то через год о нас узнала вся страна. Мы стали известными.

— В этих программах показывали многих, а самыми популярными были вы. В чем причина вашего небывалого взлета?

— Во-первых, мы были не искусственно созданными, а натурально рожденными. «Секрет» не был тем, что называется проектом какого-нибудь продюсера или Росконцерта.  Это, если хотите, был паззл из четырех частей, который очень удачно сошелся, нашел свое качество. Еще мы были очень искренними, мы делали то, что любим, а это не может не заражать других. Если артист получает удовольствие и счастлив, находясь на сцене, то зритель тоже будет счастлив.

— Из скромного студента вы превратились в звезду. Даже был фильм «Как стать звездой», где вы играли главную роль. Вы лично, Максим Леонидов, изменились? Стали относиться к себе по-другому?

— Безусловно, в какой-то момент изменился. Когда тебе двадцать один год, звездная болезнь не может пройти мимо, сложно ее избежать. К счастью, это не приобрело уродливые формы, как у сегодняшних новоиспеченных звезд. Какое-то время мы «звездились», но с возрастом, с годами это прошло.  Становишься взрослым и понимаешь цену этой популярности, понимаешь, что сегодня тебя любят, а завтра предадут, и Андрей Макаревич тому великолепный пример. Это предостережение молодым артистам, которые думают, что они ухватили бога за бороду.

— Став популярным и востребованным, «Секрет» очень много гастролировал. Города, самолеты, гостиницы – постоянная карусель. Что-то осталось в памяти из того сумасшедшего времени?

— Много было всяких случаев… Однажды в Украине, в Полтаве, загорелся зал, в котором мы выступали. Мы его сами тушили, и каким-то образом это удалось. Помню, как Александр Розенбаум перед выступлением накладывал мне повязку на руку, я сильно разодрал ее о гвоздь за кулисами. Саша, будучи врачом, не растерялся и меня починил. Были случаи, когда мы после концерта не могли выйти из здания, потому что оно было окружено толпой наших поклонников. Мы долго отсиживались внутри, в каком-то городе это было в краеведческом музее, нас потом вывели через черный ход.

— Вы рассказали о случае с Розенбаумом. Какие отношения были в шоу-бизнесе тогда и чем они отличаются от сегодняшних?

— Я про сегодняшние отношения в шоу-бизнесе мало что знаю. Ни сейчас, ни тогда не был представителем шоу-бизнеса из тех, кто ходит друг к другу на тусовки и презентации.  Они дружат по профессиональному, а точнее, по светскому признаку. У группы «Секрет» были хорошие отношения со многими артистами. Мы по-настоящему дружили с «Машиной времени», они первыми нас заметили и стали нам помогать, еще когда мы были совсем юными. Эту дружбу мы пронесли до сегодняшнего дня. Сейчас уже все взрослые дядьки, у каждого свои дела. Но очень прочная связь между, например, мной и Андреем Макаревичем существует много лет. Это дружба, которая прошла 35-летнее испытание. А в остальном… У «Секрета» всегда были ровные товарищеские отношения со всеми, кто находился в нашем поле. Мы довольно долго работали с Мишей Боярским, пока набирали обороты, «Секрет» играл первое отделение у Михал Сергеича. Работали с Александром Яковлевичем Розенбаумом, с Леонтьевым. Потом мы перестали нуждаться в звездах для раскрутки, стали сами собирать залы.

— Максим, вы несколько лет прожили в Израиле. Помните свое первое впечатление от страны? У каждого оно свое, каким было ваше?

— Очень хорошо помню свое первое впечатление. Я проснулся наутро после прилета, подошел к окну и увидел цвет неба. Оно был удивительным, я такого неба, пожалуй, никогда не видел. Яркое солнце и синее-синее небо – это мое первое ощущение страны. Потом было много разных впечатлений, но эта наполненность жизнью моего первого израильского утра сохранилась в памяти навсегда.

— Начало 90-х – самое романтическое время Большой Алии. Сейчас этот период обрастает легендами, и трудно понять, как все было на самом деле. Каким был «русский» Тель-Авив того времени?

— Он был очень разным. Приехало много народу, и каждый искал себя. Были аферисты, которые пытались стать на ноги за счет других, такие встречались на моем пути. Были творческие люди, которые пытались делать карьеру в Израиле, многие небезуспешно. Они хотели поделиться с израильтянами своими знаниями и умениями. К ним я отношу Михаила Козакова, Валентина Никулина, Иру Селезневу, безусловно, Евгения Арье с его артистами, приехавшими с ним. Были музыканты Миша Агре, Миша Вайман… многих можно перечислить. Мы были охвачены надеждой стать на новые рельсы, начать новую творческую интересную жизнь. У кого-то это получилось, у кого-то не очень. Тут еще дело в том, что в этот момент израильское общество было открыто для диалога. Оно было не всеядно, что правильно, но исполнено любопытства по отношению к людям, которые приехали. Это любопытство было со знаком плюс. Если ты хотел раскрыться, тебе помогали. Мне помогали, огромное спасибо всем, кто участвовал в моей судьбе, это замечательные люди. Были встречи и не вполне дружелюбные, но об этом вспоминать не хочется, в памяти остается только хорошее.

— Вы приехали в Россию через шесть лет. До отъезда в Израиль – звезда первого ряда, и на меньшее, наверное, были не согласны. Трудно возвращаться в обойму?

— Трудно, но интересно. Новые цели и задачи – новые способы их достижения. Когда я вернулся в Россию, у меня не было ни жилья, ни зарплаты, у меня были только хорошие друзья. Меня приютил Андрей Макаревич, долгое время, приезжая в Россию, я останавливался в его доме. Первый альбом, он назывался «Командир», мы сделали в студии Саши Кутикова. Это в своем роде уникальный альбом. Аранжировки для него делал в Израиле Михаил Агре, а записывался он уже в Москве. Так что получился российско-израильский альбом.

— Максим, чем вы занимаетесь сейчас и довольны ли тем, что делаете?

— У меня много разных проектов. Давайте начнем с театра. В феврале к моему 55-летнему юбилею санкт-петербургская компания «Театральный дом» делает спектакль по пьесе американского драматурга Пола Радника «Я ненавижу Гамлета».  Это очень любопытная история, в которой я играю главную роль. К марту мы с развлекательным комплексом «Ленинград-Центр» готовим премьеру шоу-программы, у которой пока нет названия. «Ленинград-Центр» современный концертный комплекс, оборудованный по самому последнему слову техники – сцена, свет, звук. Мы готовим большое шоу с участием балета, вокалистов, где я буду петь самые разные песни, по-русски, по-английски и на иврите. Это рассказ о музыкальных впечатлениях моей жизни. Я постараюсь показать в программе все, что оказало на меня влияние, все, что мне нравится.  Кроме этого, мы время от времени собираемся с «Секретом», много всевозможных концертов в России и за границей я играю со своей группой «Hippoband», которой уже 20 лет. Так что театральная жизнь не стоит на месте, концертная тоже идет. Мне интересно.

— Как произошло воссоединение «Секрета»? Кто был инициатором, и как к этому отнеслись остальные?

— Это произошло само собой. Сначала мы по договоренности собирались на юбилейные концерты раз в пять лет. Но после 30-летия, которое случилось четыре года назад, мы решили записать новый альбом. Он называется «Все это и есть любовь», вышел в 2014 году. После выхода альбома мы подумали: чего это мы только раз в пять лет играем? «Секрет» заявил, что открыт для предложений и теперь время от времени, если предложения нам кажутся интересными, мы играем. К счастью, ни для кого из нас это не является основным доходом, и мы можем себе позволить держать некую планку.

— По какому принципу строится программа, с которой вы приезжаете в Тель-Авив? Какое соотношение старых и новых песен?

— Конечно, главным образом мы будет петь то, что люди помнят с 80-х годов и ждут: «Именины у Кристины», «Алису», «Привет». Все эти песни, безусловно, прозвучат в концерте. Но и новые песни из последнего альбома мы тоже покажем.

— Сегодня концерт – это в первую очередь яркое шоу. Какими примочками вы удивляете публику? Что у вас есть, кроме замечательных вас?

— Знаете, не всегда, кроме музыкантов, что-нибудь нужно. Технические эффекты, видеоряд нужны на стадионе, если артистов совсем не видно. Тогда нужны экраны, салюты, фейерверки. Либо в случае, если артист совсем не интересный, написал какие-то песенки и стоит поет. Но в небольшом пространстве, как Ангар 11 в Тель-Авиве, если артистов ждет публика, ничего не нужно, кроме хорошего света, звука и самих музыкантов. Я был на концерте Стинга, и там не было никаких фейерверков, балета, перьев. Ему не надо, он и так хорош.

— К кому вы сегодня обращаетесь со сцены?

— На этот вопрос я отвечать не стану, дело неблагодарное, приходите на концерт. В наших песнях есть все, что мы хотим сказать.

— Ваша программа называется «Бит-квартет «Секрет». З0 лет спустя». Чем вы сегодняшний отличаетесь от студента Максима, который хотел стать битлом?

— Количеством волос, весом, опытом, надеюсь, умом.  Вот, пожалуй, и все.

 

Единственный концерт бит-квартета «Секрет» в Израиле состоится 17 ноября в Тель-Авиве, в зале Ангар 11.

Подробности и заказ билетов: bit.ly/2bdahVl  

 

 




comments