facebook
Поиск
Четверг 23 Ноября 2017
  • :
  • :

Скрипач Вадим Репин: Мы строим мост между Востоком и Западом

Скрипач Вадим Репин: Мы строим мост между Востоком и Западом

Где Израиль – где Сибирь. Их разделяют тысячи километров, и, казалось бы, нет ничего, что могло бы их связать. Но есть музыка. Есть Транссибирский Арт-Фестиваль, его организатор и вдохновитель – выдающийся скрипач Вадим Репин, которого пригласили выступить с симфоническим оркестром Ришон ле-Циона. В мае III Транссибирский Арт-Фестиваль, кроме прочих стран, состоится в Израиле

– Вадим, бывают необъяснимые совпадения. На сегодня у нас было назначено интервью, а вчера вы были гостем «Вечернего Урганта». Программа стебная, с юмором, и представить в ней классического музыканта, играющего на скрипке, очень трудно. Как вы попали к Ивану Урганту?

– Штаб нашего Транссибирского Арт-фестиваля занимается тем, чтобы как можно больше людей о нем узнали. Мы решили рассказать о проекте в этой программе, которую смотрит много людей. На наше письмо редакция ответила приглашением, чем очень нас обрадовала.

– Как вы себя ощущали в формате «Вечернего Урганта»? Вам понравилось?

– Было замечательно. Мне кажется, тот факт, что Иван сам сел за рояль, очень важен. Получилось весело и со вкусом.

– Хорош Иван Андреевич в роли аккомпаниатора?

– Не то слово. Мы выступали практически без репетиций, он обладает прекрасным музыкальным чутьем. Я думаю, что удовольствие, которое мы получили, было видно с экрана.

Skripach Vadim Repin 1

– Вадим, поклонники классической музыки помнят вас как чудо-ребенка, который в одиннадцать лет выиграл престижный конкурс Венявского. Какими были ощущения от первой победы?

–  Тот конкурс в Польше был для меня игрой. Просто выступление в большом зале, любимое занятие. Я помню то время – хотелось выйти, сыграть и получить удовольствие. А вот позже, на Брюссельском конкурсе, все было по-другому, мне уже было семнадцать лет, и я чувствовал бремя ответственности.

– Ребенок, посвятивший себя музыке, от чего-то отказывается? Вы в детстве были счастливы?

– Я был счастлив, потому что с раннего детства видел свою цель – быть на сцене. Состояние, нервное напряжение, когда ты выходишь к публике, полное ощущение счастья.

– Дети ничего не теряют, а только приобретают?

– Они отказываются от свободного времени. Мой график в тринадцать-четырнадцать лет был более напряженным, чем у занятого бизнесмена. Школа, занятия с Броном, музыкальные предметы, домашние задания. Каждый день я должен был час-полтора заниматься общим фортепиано. Мое время было расписано по минутам, но когда я жил в Новосибирске, случалось, что на полдня уходил во двор с хоккейной клюшкой. Мне кажется, что дети должны быть заняты и с раннего возраста уметь строить планы. Видеть цель и добиваться ее, а не проводить время без пользы.

– А можно мальчику-скрипачу играть в хоккей?

– Если осторожно, то можно. Я не играл с профессионалами, а во дворе, конечно, руки старался беречь

 Skripach Vadim Repin 2

– После Брюсселя, где о вас заговорили как о настоящем взрослом исполнителе, вы с Захаром Броном уехали в Германию. Каким должен быть учитель, чтобы ученики и их семьи переехали вслед за ним в другую страну?

– Я в принципе считаю Захара Брона своим единственным учителем. Вот и все объяснение. Кроме того, для нас это не было эмиграцией, просто смена места жительства. Не было вопроса выбора, дверь в Россию и из России открыта. Это был один из шагов, которые нужны концертирующему музыканту, чтобы строить международную карьеру. На тот момент у меня уже началась активная концертная деятельность, и я хотел ее продолжать.

– Юноша из Новосибирска попадает в Европу. Вам было комфортно в Германии, или какие-то вещи в себе нужно было преодолевать?

 – Дело в том, что с совсем раннего возраста, с тринадцати-четырнадцати лет, мы побывали на гастролях во всех главных странах мира – Франции, Италии, Германии, Японии, Соединенных Штатах и так далее. Культурного шока уже ни у кого не было. Это было продолжение жизни, где основное время проводилось в работе и путешествиях. Все логично и нормально, никакого дискомфорта. Переезд прошел достаточно гладко.

– В Германию переехал весь ваш звездный класс. Вы поддерживаете связь с Максимом Венгеровым и остальными соучениками?

 – Отношения у нас, конечно, дружеские. Но, находясь в постоянном движении, сложно близко дружить. Когда судьба сводит в одном городе – это радость.

 – Как правило, дети-вундеркинды вырастают, и заканчивается их слава. Почему так происходит?

– На мой взгляд, не играет никакой роли, вундеркинд или не вундеркинд. Невозможно, чтобы все, кто начинает заниматься каким-то делом, достигли высшего профессионального уровня. В силу многих, очень многих обстоятельств кому-то везет больше, кому-то меньше, а кому-то никак. Важна семья, учитель, круг общения и еще множество составляющих.

Skripach Vadim Repin 3

– Как складывается ваша творческая жизнь сейчас?

– Ничего не меняется. Разве что репертуарная политика – мне интересно работать с новыми композиторами, уже есть целая коллекция произведений, написанных лично для меня. Но, говоря о длительных проектах, это, конечно, Транссибирский Арт-Фестиваль. Его Центр находится в моем родном Новосибирске, и оттуда мы пытаемся развивать большой проект. В названии весь его смысл. Железная дорога Транссиб, своего рода мост, строилась с одной целью: связать Восток и Запад. Мы стараемся построить культурный мост, в этом назначение фестиваля. Мы вынашивали идею, хотели воплотить ее необычно, сделать проект уникальным, грандиозным. Может быть, неправильно держать все яйца в одной корзине. Но тем не менее, если уж что-то строить, чем-то заниматься, нужно, чтобы это было лучшее из возможного.

– В чем уникальность вашего фестиваля?

– Если посмотреть на программу, которая идет в Новосибирске, то она удивительна по разноплановости. У нас обязательно должна быть премьера, обязательна работа с молодым поколением музыкантов. Еще мы стремимся к связи жанров на лучшем, высокопрофессиональном уровне. Чтобы был не просто кроссовер. Например, мы показываем голливудский черно-белый фильм LOVE 1927 года, снятый по мотивам «Анны Карениной», с Гретой Гарбо в главной роли. Для фильма был написан специальный саундтрек. Проект успешно прошел в Лондоне, и мы решили включить его в программу фестиваля, чтобы LOVE посмотрели в России. Это необычно, интересно и сделано со вкусом.

– Вадим, в зарубежную часть III Транссибирского Арт-Фестиваля вы включили Израиль. Почему вы обратили внимание на нашу страну?

– Здесь целый комплекс причин. Во-первых, я давно не был в Израиле, во-вторых, меня пригласил Джеймс Джадд (главный дирижер израильского симфонического оркестра Ришон ле-Циона). Оркестр был готов на эксперимент – исполнить новый концерт Леры Ауэрбах. Но поскольку в нашем фестивале участвуют и дети, мне показалось, что мы можем сделать красочную программу с детьми из разных стран. Еще один небольшой мостик. Мы сошлись во мнении, что так будет интереснее, чем проводить банальные очередные гастроли. Все сложилось, на мой взгляд, очень логично и правильно.

– Вы знакомы с симфоническим оркестром Ришон ле-Циона?

– У меня будет первый опыт работы с этим коллективом. Но я очень давно знаком с Джейсом Джаддом, главным дирижером, мы много играли вместе на разных континентах, включая Америку, Новую Зеландию и Австралию. Совсем недавно мы встречались с Джеймсом в Голландии, нас связывают очень теплые, дружеские отношения.

– В программе вашего фестиваля обязательно исполняется новое произведение. В Израиле это будет концерт Леры Ауэрбах…

 – Лера Ауэрбах –  известнейшее имя в Германии, Австрии, Америке. У нее сейчас очень много заказов, в том числе от Гамбурского балета и других коллективов, она работает со знаменитым хореографом Джоном Ноймайером. В прошлом году я попросил Леру написать для меня концерт. Она исполнила мою просьбу, и в рамках нашего фестиваля состоится израильская премьера этого сочинения. Это очень сильное, очень эмоциональное произведение, я считаю его одним из лучших скрипичных концертов из написанных за последние десятилетия.

фото: Саша Гусов

фото: Саша Гусов

 

– С вами будут выступать дети из разных стран. Как вы их отбирали, и вообще, как вы узнали об этих талантливых детях?

– Из разных источников. Мои израильские и российские друзья подсказали имена. Кроме того, мы получаем массу писем с просьбами посмотреть ребят и взрослых музыкантов. Пригласить всех мы не можем, но наиболее интересных на мой взгляд мы стараемся вовлечь. У нас есть проект «Дети – детям». Его главная задача – чтобы молодые выступали на одной сцене с маститыми, известными музыкантами, чтобы дети прошли весь процесс, начиная от репетиций и заканчивая участием в концертах. Мне кажется, что это главный двигатель прогресса для юных исполнителей: они не просто могут играть, как на мастер-классах, и получать советы, а именно творить в атмосфере музицирования. Дети могут наблюдать, видеть, как это делается, и участвовать, посвящая себя музыке.

– У вас, как у многих известных скрипачей, замечательный инструмент. Вы играли на Гварнери, теперь у вас Страдивари. Расскажите о вашей скрипке.

 – У нее долгая, удивительная история. Страдивари сделал эту скрипку в 1733 году. На ней играл Роде – знаменитый французский виртуоз времен Наполеона. Потом она находилась в частных коллекциях, а теперь оказалась в моих руках. Это совершенно замечательный инструмент, и я испытываю особые чувства, играя на нем.

– Ваше концертное расписание составлено на годы вперед, но выбор репертуара всегда остается за вами. Какие произведения вы чаще всего включаете в программу?

– Это зависит от настроения и от вкусовых предпочтений. Но я всегда даю организаторам концертов и оркестрам несколько произведений на выбор – ведь то или иное сочинение могло быть уже запланировано в концертном сезоне.

– Правда ли, что интерес публики к классике исчезает? Сейчас больше интересуются музыкой, которую вы играете, или меньше?

– Я не знаю, это трудный вопрос… Могу сказать одно: чем восточнее я играю – тем публика моложе, чем западнее – тем она старше. Думаю, это вопрос моды. Но чтобы по-настоящему окунуться в классическую музыку, нужно кое-что знать. Это не поп-культура, где пришел на концерт, отключился и ни о чем не нужно задумываться. Классика предполагает соучастие зрителя. У меня, кстати, восторженные воспоминания об израильской публике. Она чуткая, понимающая, в хорошем смысле избалованная, и я очень жду нашей следующей встречи.

Римма Осипенко

Совместные концерты выдающегося скрипача Вадима Репина и симфонического оркестра Ришон ле-Циона пройдут в трех городах: 5 и 7 мая – в Ришон ле-Ционе ( Гейхал «Меир ле-Тарбут»), 8 мая – в Тель-Авиве ( зал «Бейт а-Опера»), 9 мая – в Реховоте (зал «Бейт а-ам», Гейхал а-Тарбут).

Подробности и заказ билетов:  http://isorchestra.kaccabravo.co.il/announce/49226 или по телефону 03-9484840

 

 




comments