facebook
Поиск
Вторник 12 Декабря 2017
  • :
  • :

Эксклюзивное интервью: Тимур Шаов

Эксклюзивное интервью: Тимур Шаов

Тимур Шаов, знаменитый своими сатирическими бардовскими песнями, прибыл в Израиль с долгожданными гастролями. На концертах он представляет свой новый альбом “При чем тут Фрейд”, и при чем тут великий психоаналитик узнают только зрители на концертах, возможно, потом всем остальным расскажут. Накануне первого концерта нам удалось угостить чаем Тимура в уютных стенах галереи Unity Art и немного побеседовать о жизни.

–  Я почти десять лет провела в российском автоспорте и хорошо знаю Вашу песню про ралли. И я не совру, если скажу, что в Санкт-Петербурге она считается неофициальным раллийным гимном. В связи с этим у меня интересный вопрос. Откуда Вы знаете про все эти «левый три», про кочки и прочее, про поведение спортсменов на гонках?

– А я вам сейчас расскажу. Эта песня была написана по просьбе моих друзей-раллистов, Сережи Образцова и Леши Медведева. Есть такие гонщики, которые как и все раллисты, любители этого дела. И они мне сказали, что нам нужна песня про ралли. Я говорю: «Ребята, мне нужно окунуться в атмосферу». Вот они меня взяли и повезли на остров Сааремаа в Эстонию, на одноименную гонку. Я там поварился в этой раллийной среде, посмотрел на соревнование, много разговаривал и слушал все эти специальные термины. И, в общем, получилось!

– Они Вас прокатили на раллийной машине?

–  Упаси Б-г (смеется). Я писать про это могу. Про тот же дельтаплан написать могу, но никогда на него не залезу. Я очень пугливый. Поэтому получилась довольно неплохая песня, которой, в принципе, доволен. И насколько я знаю, у гонщиков, хотя ребят давно не видел, эта песня все еще котируется.

– Это очень здорово. На тему гонок я могу говорить бесконечно, но давайте вернемся к нашим традиционным вопросам- о еврейских корнях и бывали ли Вы уже в Израиле?

–  Есть ли у меня еврейские корни? Мне этот вопрос задавали уже неоднократно и с того момента ничего не изменилось. Так что повторю ответ-формулу: есть евреи по маме, есть евреи по папе, а есть евреи по друзьям. Вот и у меня, в соответствии с формулой, такое количество еврейских друзей…

– Зашкаливает?

– Да, зашкаливает. Копался я в своих корнях, ничего не нашел еврейского. В Америке я даже сдавал тест, знаете, анализ ДНК, который дает информацию о том, откуда ты и твои предки, сколько у тебя процентов от чьей-либо крови. В общем, иудейских корней у меня меньше 0,01 %. То есть, практически это на уровне самой статистической погрешности. Но у моей жены, теща призналась, что ее дед был евреем. Но не можем найти концов. Где найти те метрики, где искать, как доказывать? А так было бы уже нам проще. И дети уже были бы у меня евреи (смеется). Я шучу, но, тем не менее, человек, настолько связанный с Израилем и еврейским обществом как я, должен получать еврейство, как во Франции вручают Орден Почетного легиона. То есть сказать: «Тимур Султанович, несмотря на то, что вы Султанович и не еврей, мы вам вручаем это почетное звание». У меня, кстати, на границе почему то дважды спрашивали имя деда.

– Возможно, что все, что связано с мусульманскими корнями всегда особенно интересует пограничников.

– Но тогда почему именно деда?

– Наверное, потому что имя деда будет более понятным, еврейским. Дедам не давали советские имена.

– Ну, вот я и отвечаю, что его зовут Азамат-Гирей. А если вам интересно, то второго деда зовут вообще Абдул-Хамид (все смеются). И они сразу хватаются за голову.

–  То есть Израиль Вас всегда встречает вопросами?

–  Уже нет. Я уже думаю, если в третий раз спросят, то напишу и буду с табличкой ходить: «Деда зовут…».

– Скажите, что больше всего впечатляет в Израиле, что больше всего нравится? И ждать ли нам песню какую-то про интересные реалии современного Израиля?

– Вы, может быть, слышали мои песни об Израиле?

– Конечно, но, возможно, не все.

– У меня есть песня «Хамсин», «Письмо израильскому другу» и «Песня гоя». Три песни, так или иначе, с еврейской тематикой.

– Но в целом, что-то новенькое может родиться во время этих гастролей?

– Вполне, но начинают роптать уже другие страны. Мол, три еврейские песни уже многовато. Одна американская (смеются).

– И про границу с Украиной.

– Нет, эту я уже не пою. Потому что опасно.

– Вот Вы все время поете смешно о жизни. А в жизни Вы смешной, веселый человек? Или серьезный?

– Да знаете, в жизни по-разному. Вот у моей жены спрашивают, мол, наверное, муж тебя все время смешит и шутит? Да, я веселый человек и часто шучу. Но чтобы все время… Как можно жить с человеком, который все время шутит? Это же с ума можно сойти. Пожалуй, только больные все время шутят и веселые. Жизнь, она же разная. Но то, что моей жене со мной не скучно – это точно.

– А дети унаследовали чувство юмора папы?

– Скорее да, но, по-моему, лучше бы они больше занимались, чем веселились. Шучу, конечно. К счастью, у детей чувство юмора хорошее. И то, что я им передал – очень важно. Вообще, мне кажется, человеку без чувства юмора тяжеловато жить. Точнее, ему-то может и хорошо, а вот окружающим не очень.

–  Я заметила, что Ваш слушатель имеет разный социальный статус, разного возраста. На «Лурке» (Lurkmore.to) даже прочитала, что вас называют «толстый тролль, несмотря на худощавую комплекцию».

– Толстый тролль? Впервые слышу. Это такой серьезный комплимент!

– Так вот, как думаете, что объединяет Ваших слушателей, таких «разношерстных»? Чувство юмора?

– Совершенно верно. Думаю, у нас схожее чувство юмора. Я своим слушателем всегда очень горжусь. Потому что он еще и обладает интеллектом. Ведь для понимания моих песен нужно нечто большее, чтобы просто слышать.

– Словарный запас?

– Ну, это самый минимум. Ведь мои песни даже дети слушают, хотя они понимают не более 10 процентов из того, что я пою. Но что-то они в этом находят для себя.

– Детям, наверное, следует определенные слова просто записывать и объяснять?

– Да не то, что детям, и взрослым тоже не помешает.

– А когда Вы поете про российские или украинские реалии, в Израиле это тоже понимают? Или просто проблемы для всех общие?

– Пока да. До сих пор понимали. Но насколько я понимаю, люди следят за тем, что у нас происходит. И не только слушатели в Израиле. В Америке, Германии и других странах Европы, собирается такая публика, которая интересуется – кто-то в большей мере, кто-то в меньшей. Кто-то раз в неделю посмотрит в интернете, что там происходит и что там за новый фортель выкинули опять. А кто-то внимательно следит и знает все, так сказать, досконально. Но, конечно, с каждым годом эта связь ослабевает.

– Это чувствуется?

– Конечно. Особенно по реакции на некоторые песни. Ты видишь, что они не совсем понимают, о чем ты поешь. Но это меньшинство песен.

– В основном, новые?

Нет, из новых единицы. Когда про какие-то реалии российские.

– Как Вы понимаете, из какой ситуации получится песня, а из какой, даже если она интересная, ничего не выйдет? Или Вы способны из любой ситуации создать новую работу?

– Нет, почему. Иногда ты берешься и думаешь, что из этого может что-то получиться. Но потом понимаешь, что что-то не то, неинтересно и ничего не получится сделать. Хотя иногда бывает, вернешься к песне через несколько лет, и вдруг она напишется. На новом диске («При чем тут Фрейд?») есть песня, которую я задумывал лет пятнадцать, если не двадцать, когда еще врачом работал. Песня «Во глубине» называется. Просто я написал мелодию, и все время думал, о чем она.

– То есть Вы сначала пишете мелодию, а потом только слова?

– Нет. Это очень редко бывает. Первым скорее текст появляется.

– Скажите, а Вы больше врач или музыкант?

– Врачом не работаю уже двадцать лет, так что, какой я врач? Да и не музыкант. Какой я музыкант? Серьезно, парадоксальная ситуация. У меня спрашивают, композитор ли я. Отвечаю, да Боже упаси. Тогда может быть вы поэт? Нет, поэтом я себя тоже не считаю. Как говорил Бродский: «Сказать о себе, что ты — поэт, так же нескромно, как если сказать о себе, что ты хороший человек». Я хороших поэтов читаю. А у меня не поэзия, а скорее тексты песен.

– А Вы следите за чудесами израильской медицины? Про это можно написать песню? Или идея не очень и скучновато?

– Про чудеса? Не знаю, нужна изюминка какая-то.

– Когда все слишком хорошо, то и написать нечего?

– Да нет, все хорошо не бывает. Всегда можно о чем-то написать.

– Скажите, что-то ждет израильскую публику особенное? Представление нового альбома – понятно, но, может что-то еще?

– Новый альбом и есть самое особенное. Новое – всегда особенное. Этот альбом отличается от предыдущих. Общее, разве что, разнообразие тем на пластинках. Я люблю, когда песни разные. Рок-н-ролл и другие жанры. Даже рэп у меня есть на этом альбоме. На самой пластинке есть еще немного классической музыки в исполнении скрипичного квартета. То есть все очень разнообразно и на концерте будет что послушать. Не только тексты, а и какие-то исключительно музыкальные вещи. Эта программа очень хорошо в Америке прошла.

– Вы представили ее уже там?

– Да, мы были месяц в Америке, и все концерты были очень хорошие. Хотя я всегда недоволен тем, что я делаю.

– Почему?

– Потому что всегда можно было сделать лучше.

– Или это нормальное состояние для любого творческого человека?

– Наверное, у всех по-разному. Но для меня это нормальное состояние. Я никогда до конца не доволен полностью. Хотя я прекрасно вижу, что некоторые песни они очень классные, а некоторые… не докрутил.

– Может, это перфекционизм?

– Буквально – нет. Но и перфекционизм в том числе. Я вообще считаю себя перфекционистом. Мне надо чтобы все было лучше. И честно скажу – нехорошо это. Но люди говорят, нет-нет, все прошло отлично. Но мне то виднее.

– А не бывает такого, что люди на концертах просят исполнить старые песни, хиты так сказать?

– А я пою, когда требуют. Всегда пою по заявкам.

– И «Мурку» можете?

– «Мурку» вряд ли, как и «Ралли». Ее давно не заказывали. Давно не играли – забыли.

– Да Вы что? Раллистам это не расскажу, они расстроятся.

– Нет-нет, не говорите!

– Вы выступали в Америке, Германии и во Франции. А где еще были?

– Где мы только ни выступали. В Голландии, Бельгии, Англии, Австралии, Новой Зеландии.

– Везде русские есть? Какой кошмар, никуда не скрыться (шутливо).

– Абсолютно некуда. И слава Б-гу!

– Спасибо, Тимур, что уделили нам время в вашем напряженном графике!

– И вам спасибо за чай! Жду всех на концерте!

Фотографии: Александр Ханин (Деда Саша), Лена Кавакбаландов




comments