facebook
Поиск
Суббота 23 Июня 2018
  • :
  • :

Яна Баго: «Я просто не могу не петь!»

Автор:
Яна Баго: «Я просто не могу не петь!»

Молодая и амбициозная израильская кавер-группа Bago обратила на себя внимание редакции портала Glamur во время одной из пижамных вечеринок «Без каблуков». Казалось бы – еще одна команда, выступающая на корпоративах, но аутентичная манера живого исполнения современных танцевальных хитов настолько понравилась гостям, что артистов не хотели отпускать со сцены! И если вы еще не слышали о группе Bago – давайте срочно исправим это, страна должна знать своих музыкальных героев в лицо. А лицом группы Bago по праву является ее вокалистка и идейная вдохновительница – Яна Баго.

– Яна, расскажи, пожалуйста, как все началось? В составе группы Bago – уже состоявшиеся профессиональные музыканты, как вы решили, что будете вместе выступать под одним именем?

– Мы, именно как группа, существуем с 15 сентября 2014-го года. Костяк группы составляли изначально я (вокал) и Андрей Троицын (бас). Мы решили провести кастинг – не хватало клавишника и гитариста. Был серьезный отбор, особенно с моей стороны, в итоге нас в коллективе стало пятеро. Мы проработали вместе 3 года, но, к сожалению, произошел сбой в отношениях. Пришлось принять тяжелое решение – переформировать команду. В конце концов группа обрела свой нынешний состав: ребята, которые подошли нам и в профессиональном плане, и по стилю жизни и творчества – это Олег Старобинец (ударные) и Олег Фаизов (клавишные). Просто необходимо было встретить единомышленников, ведь все начиналось на энтузиазме, на интересах – очень важно сработаться, сойтись характерами, спеться.

Яна Баго (вокал)- певица в третьем поколении. Закончила музыкальную школу, сочиняет музыку и тексты песен, обладает приятным тембром голоса, поет с детства. Умеет собирать вокруг себя профессионалов и, главное, направить их в нужное творческое русло.

Андрей Троицын (бас) чего только не перепробовал: играл на трубе в духовом оркестре, создавал свой собственный ВИА, а после репатриации в Израиль выступал во множестве проектов разных направлений и стилей. А потом случайно оказался одним из основателей и старожилов группы Bago.

Олег Фаизов (клавишные) – самый академически подкованый член группы, имеет высшее музыкальное образование, благодаря чему в Израиле он вострбован как создатель партитур редких еврейских песен для различных оркестров и музыкальных коллективов мира, а так же как автор аранжировок и фонограмм для израильских вокалистов и групп.

Олег Старобинец (ударные) закончил эстрадное отделение музыкального училища в Саратове и его карьера понеслась по разным коллективам: Miss is big, The frozen gold, «Хайдеггержив», а после репатриации был принят во состав группы Bago.

– Участники группы действительно опытные музыканты. Почему такой жесткий кастинг? Ты очень требовательный человек или просто хотелось начинать сразу с серьезных дел?

– Я вообще перфекционист по жизни, во всем. В критерии моего отбора действительно входили высокий уровень профессионализма музыкантов, к тому же было важно, чтобы это были люди, которые любят музыку и играют не в одном определенном стиле, типа только джаз, блюз, рок, поп, а универсальные в своем роде. Хотелось сделать что-то особенное, выйти за рамки негласных стандартов для кавер-групп. Того звучания, к которому мы пришли в итоге, в принципе в Израиле, да и в России мало где можно услышать.

– Раз ты перфекционист, то и проект ваш, получается, достаточно амбициозный, правильно?

– Как у всех творческих людей у каждого из нас есть свои эго и амбиции. Но Bago – это еще и коммерческий проект: мы серьезно работаем, выступаем и зарабатываем на этом. А не для того, чтобы просто собраться, поиграть, получить удовольствие и разойтись по домам. Мы выступаем на корпоративах, можем выступить и в ресторане, но на наших условиях и с нашей программой, когда люди покупают билеты, чтобы именно послушать нас, а ресторан предоставляет угощение, это все-таки больше концерт.

– То есть «Мурку» не поете?

– Нет, не поем (смеется). Хотя и из «Мурки» можно сделать обалденный кавер, на самом деле. Не бывает плохой музыки, вот в чем фишка.

– А что значит «сделать обалденный кавер»? А то спел песню в караоке – и вот уже как бы вроде кавер.

– Ни в коем случае. Важен нестандартный подход: обалденный кавер – со своей уникальной интерпретацией, когда люди, знающие эту песню, не сразу определят что за трек, но заслушаются. Есть одно условие при создании кавер-версии песни: либо ты делаешь так, как в оригинале, либо лучше. Хуже исполнить ты просто не имеешь права, иначе будет провал. Важное значение имеет аранжировка, песня должна стать «вкусной» – узнаваемой, и при этом личной.

– Кто занимается аранжировкой, придумывает, как будет звучать тот или иной музыкальный отрывок?

– Все вместе. Если это свои песни, то сначала у меня в голове появляется какая-то мелодия. Я ее напеваю, вынашиваю. Потом приезжаю на репетицию и говорю: «Ребята, вот есть такая задумка, давайте к ней что-то набросаем». И тут ребята подхватывают тему. Иногда все нравится, и процесс идет быстро, а иногда я слышу это по-другому – начинаются профессиональные споры, которые я обожаю, впоследствии обязательно рождается классная музыка. А каверы – это даже легче, ведь готовая мелодия уже существует. И мы пытаемся сделать что-то совершенно наоборот, но чтобы звучало узнаваемо.

– Какие вершины музыкального Олимпа вы собираетесь покорить? Я слышала, что стадион как площадку вы уже опробовали – у вас был концерт в Липецке (Россия).

– Да, стадион на 70 тысяч человек! Наша группа в Липецке выступала на Дне города, это был сборный концерт, а мы – приглашенные гости. Море эмоций! Это вообще несравнимо ни с чем, когда ты выходишь, и люди визжат, аплодируют… Просто потрясающе. А вершины какие? Наша цель – быть услышанными, чтобы людям хотелось нас слушать, чтобы мы могли донести до их сердец свою музыку, и чтобы им это нравилось. Таких групп, как «пока ты тут сидишь и ешь, я тебе немного попою»полно, нам же хочется, чтобы это было не навязано людям, чтобы они ждали нашей музыки, альбомов и концертов, чтобы они сами выбирали наше творчество. Это желание, мечта любого творческого человека неважно какой стези – художник ли он, танцор, музыкант или певец.

– В одном из интервью вы с группой обсуждали значение слова «звезда» применимо к эстраде. По каким критериям можно все-таки определить, что ты профи, «звезда» или просто очередной «пшик»?

– Профи и звезда – это совершенно разные понятия. Профи может вообще на сцене не выступать, но дома в ванной петь так профессионально, что никакой ничего из себя не представляющей (звезде), раскрученной благодаря голой попе и ротациям за большие деньги каких-то богатых дядь-продюсеров, и не снилось. Сегодня столько компьютерных программ и техники, которые вытянут любой голос и любую фальшивую ноту исправят. Профи – это тот, кто освоил свое дело и делает его качественно. Настоящая звезда – в первую очередь, яркая харизма.

– То есть, звезда – цепляет, отлично поет, привлекает внимание и ее хочется слушать?

Важно, в хорошем смысле слова, купить зрителя – отношением, отдачей своей. Это не внешность ни в коем случае, это способность увлечь людей, заразить своей энергией. Вот певец или группа вышли на сцену, вроде бы поют известную песню, поют чисто, без фальши, вытягивают все ноты и красиво выглядят, а не зацепило! А кто-то зацепит так, что ты будешь постоянно крутить мелодию и слова в мыслях, будешь хотеть послушать эту песню снова и снова. Бывает же, ты смотришь телевизор, листаешь каналы, задержался на десять секунд – там что-то «вау!» исполняют – и все, ты уже не можешь переключиться. Вот это, действительно, начальная стадия, которая определяет звезду, это и есть показатель уровня звездности: когда хотят тебя услышать, когда берут у тебя автографы, интересуются твоей личной жизнью. Не потому, что ты раскручен, а потому что ты действительно лидер, ты человек или вы команда, которые привлекают внимание и не важно, с какой стороны, плохой или хорошей, но к вам неравнодушны, ведь черный PR работает гораздо сильнее, чем белый.

– Мы уже затронули вскользь тему, что существует куча разных кавер-бэндов. Как не оказаться очередным проходящим проектом? В чем ваша «фишка», харизма, уникальное предложение слушателю?

– Насчет харизмы и других качеств я не буду говорить сама о себе, потому что Bago – это я, и каждый из нас скажет, что Bago – это он: один за всех и все за одного – это главное правило нашей группы. В чем наша фишка? Конечно, музыка, которую мы создаем. Как обычно работают кавер-исполнители? Поют под playback – ставится компьютер, включается «минусовка»… А вживую музыканты играют в основном блюз, джаз, рок. Мы же предлагаем живое исполнение именно электронной, танцевальной музыки, той, под которую колбасятся на дискотеках не только 15-летние подростки, но и взрослые люди вплоть до 50-60 лет. Я не слышала ни в Израиле, ни в России, чтобы музыканты танцевальную электронную музыку исполняли вживую, а мы это делаем. И это не только мое мнение, об этом нам говорят наши поклонники.

Да, в нашей музыке много различных эффектов, ведь этого требует электронный звук. Но и сам по cебе синтезатор, как музыкальный инструмент, имеет как минимум 10 тысяч звуков и нужно правильно их использовать, воспроизводить, переделать трек так, чтобы он стал твоим, а не копией-плагиатом.

Сейчас мы работаем над очень интересным проектом, готовим мировые хиты в собственной обработке: когда живые инструменты звучат словно студийная запись. Мы действительно много времени на репетициях уделяем проработке всевозможных мелочей, чтоб добиться идеального звучания. Мы репетируем по два раза в неделю по три-четыре часа точно, а то и чаще – важно постоянно находиться в форме. В нашем репертуаре – хиты MTV и нами написанные песни, авторские.

– Если у вас «один за всех и все за одного», то и свой репертуар вы выбираете вместе?

– Мы следим за мировой тенденцией и выбираем то, что модно, что хорошо слушается.  Выбор не становится проблемой, наши вкусы совпадают, ведь мы единомышленники. Самое главное, чтобы мелодия была легко запоминающаяся, а на нее мы уже можем «навертеть» все, что хочется.  Репертуар постоянно пополняется, сколько у нас уже песен отрепетированных – я цифру точную даже не назову. Каверов-перепевок очень много на разных языках мира.

– На каких языках?

– Я пою на русском, иврите, английском, испанском, французском языках и даже на арабском есть одна песня. Больше, конечно на английском и на иврите. У нас есть готовые программы, собранные в 1,5-часовые блоки – латина, русские песни, песни на иврите, мировые англоязычные хиты. Каждая программа достойна отдельного концерта, но мы можем варьировать плейлист в зависимости от предпочтений публики.

Часто приглашают на корпоративы, где просят исполнять песни только на иврите, или только на русском языке, но в основном, предпочитают смешанные программы, да и мы всегда заранее выясняем, что люди хотели бы услышать, составляем плейлист. Пока ни разу не прогадали, люди всегда довольны.

В процентном соотношении секрет успеха для любого музыканта или коллектива – это больше удача, труд, или заслуга продюсера?

– Это все должно сойтись в 100 процентах. Чтобы стать действительно звездой, известной и раскрученной, даже при великолепном голосе без продюсера ты не обойдешься. У тебя может быть продюсер, но совершенно нет голоса и игры, то ты просто облажаешься. Большое значение имеет удача – оказаться в нужное время, в нужном месте, с нужным человеком, который тебя услышит – без этого никуда. Это как модельное платье: какое бы красивое оно ни было, на уродливой фигуре и в неподходящей обстановке оно не будет выглядеть шикарно. Поэтому все должно быть вкупе.

– У вас есть продюсер?

–  Продюсера у нас нет, есть арт-директор, Я объясню, в чем разница. Продюсер – это человек, который вкладывает в тебя деньги и берет на себя твое продвижение, но это и человек, который полностью имеет над тобой контроль, диктует условия, с которым ты связан по рукам и ногам узами контракта. Арт-директор – скорее представитель и защитник твоих интересов, который договаривается насчет выступлений.

– Какие у вас творческие планы? Может быть, запись альбома или концерты намечаются?

– Сейчас идет интенсивная работа над подготовкой концерта, который будет состоять из двух отделений. Первое отделение –переделанные хиты в каверы, а второе – наши авторские песни. Большой концерт планируется 1 июня, а затем – в течение лета. Следите за нашими анонсами. В недалеком будущем хотим выпустить альбом – у нас уже записаны 10 собственных песен. Отдельные треки доступны в интернете, на некоторые сняты клипы. В принципе, для записи полноценной пластинки достаточно и 9-ти треков, но нам почему-то хочется, чтобы их было 12.

– А сколько времени уходит от зарождения песни в твоей голове, до ее «готовности»?

– Иногда достаточно пары часов, а иногда занимает два-три месяца. Вообще это тяжело спланировать, тут уже как муза посетит. Творчество – это не только работа.

– У тебя есть любимая композиция, которую ты всегда исполняешь с обожанием?

– Есть такая – песня Soulmate (родство душ – англ.) известной британской певицы по имени Наташа Бедингфилд, там не только потрясающая мелодия но и удивительные слова, которые действительно трогают за живое. Вот это моя самая любимая песня из каверов. И наши авторские песни я люблю все одинаково, они – как дети, которых выносили и родили.

– Что важнее группе Bago – исполнять авторский материал или больше идти на поводу у поклонников и давать им каверы на модные хиты?

– Если у тебя есть поклонники, значит ты их расположил к себе, значит, им нравится то, что ты делаешь. Поэтому для нас важно все: и тот тон, что мы задаем, и та радость, которую получают наши поклонники. Мы же песней к себе располагаем, значит они уже принимают все то, что мы даем.

– Ваши поклонники – какие они?

– Я – девушка которая поет и, соответственно, привлекаю поклонников мужского пола, вот мальчики наши, они же все красавцы, у них полно поклонниц. Нам в этом смысле повезло – у группы Bago широкий охват. И по возрасту наши слушатели тоже находятся в широком диапазоне – от детей до пожилых людей.

– Музыкальное табу у группы существует? Есть что-то, что вы не будете исполнять никогда, ни при каких условиях?

– Есть, это русский шансон и опера. Я не буду петь шансон в рамках группы, хотя уважаю его, так как считаю, что нет плохой музыки. Иногда могу дома под бокал вина послушать Любовь Успенскую. Но это не совсем мое. Хотя говорят, никогда не говори никогда… И, конечно же, не буду петь оперу, потому что не имею таких голосовых возможностей, да и, повторюсь, я перфекционист и не могу что-то делать наполовину.

– Если за большие деньги группе Bago предложат поддержать выступлением политическую партию на выборах, вы согласитесь или нет?

– Если мы поддерживаем эту политическую партию, если мы идейные, то, конечно, да. Но если это совершенно не совпадает с нашими убеждениями – однозначно нет.

– Скажи, пожалуйста, какая музыка повлияла на твое творческое становление? Как ты занималась, чем и сколько времени?

– Я с шести лет училась в музыкальной школе. Конечно, классика сделала свое, это база, на основе которой вся музыка стоит. Очень повлияла лично на меня «черная» церковная американская музыка – спиричуэлс, соул. Эти голосовые переливы, милизматика…

– Кто твой любимый исполнитель?

– Уитни Хьюстон. Такого голоса больше уже не будет никогда. Я считаю, что у нее он был потрясающий. Меня впечатляют не те хиты, которые в основном известны людям, вроде I Will Always Love You. Если поглубже окунуться в ее творчество, то там можно насладиться потрясающей гибкостью голоса, диапазоном. А из мужчин – Стиви Уандер.

– Кто круче: Мадонна или Леди Гага?

– Конечно Мадонна. Уважаю ее, как личность. Она – единственная певица, которой уже далеко за шестьдесят , а она так же популярна, как и в молодости, до сих пор творит, и выглядит прекрасно, и деятельная, и умница. Это человек огромного трудолюбия, который сделал себя полностью сам. Я считаю, что она – пример, достойный подражания. Если есть кто ей под стать, это только Майкл Джексон. К сожалению, его уже нет в живых. Я не взяла от него ничего в плане музыкального становления, но он кумир детства, в 13 лет я была в него даже влюблена. Песен Майкла Джексона, кстати, у нас в программе нет, потому что сделать лучше, чем у него – я не думаю, что это у кого-то получится. И мы не хотим. Это неприкосновенно.

– Ты когда-нибудь хотела или, может, даже пробовала принимать участие в вокальных телеконкурсах, которые сейчас так модны, типа «Голос», «Х-Фактор» и прочие?

– Пробовала израильский «Голос», дошла практически до конца, но перед передачей, которая должна уже была выходить в эфир, я просто развернулась и ушла, поскольку разочаровалась. Не буду обобщать, по каким конкретно причинам, скажу только, что это личное восприятие: потеря индивидуальности – это несправедливо большая плата за то, что тебе дают шанс показать себя. Ты не сможешь заниматься творчеством, а будешь под «папой», который будет постоянно тебе говорить, что делать, а тебе не двинуться уже ни вправо, ни влево. Повторюсь, это мое субъективное восприятие и я только за такие проекты. В принципе, ребятам, которым 16 -18 лет – это подходит, помогает алмаз таланта огранить в бриллиант. Но когда ты уже уже реализовался, то это тяжело.

– Твоя семья поддерживает тебя в твоем музыкальном творчестве?

– Да, мне очень повезло в этом, правда. Не всегда все легко давалось, да и сейчас бывает непросто, но моя семья всегда со мной. Я достаточно сильный человек, но иногда, когда что-то не получалось, шло не так, я говорила, что устала, что надо взять тайм-аут. И мои родные в такие моменты всегда меня «толкали» вперед. И я очень благодарна им за это. Так я поняла, что мне не важно, где и когда петь: я пою, когда хорошо, я пою, когда плохо, я пою, когда ужасно. Я просто не могу не петь. Мне это помогает жить. Наверное, в этом и есть сущность певца.

– Самый страшный кошмар для артиста – что это?

– Пожалуй, когда люди встают и уходят из зала. Слава Богу, мы этого не испытывали, но я была свидетелем, когда во время выступления одного человека народ стал расходиться. И я увидела, как меняется в лице этот артист, кстати, он хорошо пел. Пусть он не востребован, но ведь он отдавался сцене полностью. Когда этот мужчина сошел со сцены, он был очень подавлен. Я умею «надевать шкуру» другого человека и прочувствовала все это на себе – невероятно обидно и больно. Не дай Бог оказаться в такой ситуации.

– Где можно познакомиться с творчеством группы Bago и твоим вокалом, узнать о группе больше и, может быть, даже заказать ваше выступление на какое-то мероприятие или торжество?

– У нас есть официальный сайт, но интерес поклонников больше выказывается нашей страничке на Facebook, хотя информация везде одинаковая: наверное, людям так удобнее – зашел на свою страничку, набрал Bago cover band и оказался у нас, не надо никаких адресов запоминать. Страничка на Facebook ведется очень активно, любим читать комментарии и общаться с поклонниками. Вот сейчас заводим еще аккаунт Instagram, название простое – BAGO Cover Band. Там будут короткие истории о нашем творчестве, не только отрывки из концертов, но и репетиционные моменты, а так же что-то из частной жизни.

-Кстати, об историях из жизни. Ты упомянула о том, что черный PR – это тоже PR. Ты будешь рассказывать о своей личной жизни, как певица, на публику?

– Есть личные вещи, которые касаются только меня, и о них знаю только я и никого больше в эту зону не допущу. Но есть вещи, которые люди имеют право знать, особенно если ты уже публичный человек. И новости нужно сообщать, ведь неизбежно люди все равно будут интересоваться твоей персоной, все равно будут фотографировать и выкладывать в сеть фото, в том числе и в неудачных каких-то ракурсах, даже если это тебе не нравится, будут пускать слухи и выдумывать небылицы. На здоровье! Это только стимулирует меня еще больше держать себя в форме. Стараюсь быть… не красивой, потому что красота кому-то дана, а кому-то нет, она быстро проходящая, я стараюсь быть ухоженной, еще больше совершенствуя себя. Так что у публичности есть и свои плюсы.

– Наш интернет-портал Glamur много внимания посвящает жизни современной женщины, и одна из любимых тем – это совмещение женщинами бизнеса, работы, творчества и семейной жизни. Как у тебя получается все это совмещать?

– Ударно получается. Опять же, потому что моя семья – это моя поддержка.  Дома я – обычная женщина, которая и за детьми ухаживает, за мужем, и хозяйство ведет. Кстати, я люблю вкусно готовить, особенно выпечку, но пеку редко, потому что держу себя в форме. На самом деле, если человек захочет, он может все. Ну, я не имею в виду, что если он захочет летать, он полетит как птица, нет, в рамках возможного. Можно сделать все, можно успеть все. Надо просто правильно распределить время и осознавать свои возможности. Тогда все получится.

– Мой любимый вопрос про репатриантов. Ты, как творческий человек, который пережил репатриацию, испытавший на себе все ее особенности, дай какой-то дельный совет, или подсказку людям, как жизнь начать с нуля. Я говорю сейчас  о творчестве и поиске личного пути, когда человек стоит на перепутье и не понимает, то ли у него депрессия, то ли нереализованность, то ли ему на все плюнуть и пойти зарабатывать, то ли творить в безденежьи…

– Ну, во-первых, если человек репатриировался, значит, ему было не очень хорошо там, откуда он приехал. Значит, он уже настроился на то, что приехал в лучшую жизнь. Надо все время помнить об этом. Второе – безусловно, уважать и учить язык той страны, в которой ты живешь. Без этого никуда. И в-третьих, если это творческий человек, неважно, где он находится, он все равно будет творить. Важно только не замыкаться в себе, а хвататься за любые возможности, даже самые маленькие, не смотреть на деньги, предлагать свое творчество любому. В наше время это намного легче делать, потому что у нас есть соцсети, где можно просто рассказывать о себе и показывать свое творчество. Его обязательно услышат и заметят, и оно найдет своих слушателей, зрителей, почитателей. Главное – не отчаиваться, идти вперед. Наши мысли – они материализуются, если мы в них верим.




comments